Категории

Внешнеполитическая концепция Уго Чавеса

14 минут на чтение
Харизматичный политик и талантливый оратор, революционер, подполковник-десантник Уго Чавес был избран 52-м президентом Венесуэлы в 1998 году. В Венесуэле начинается эпоха, которую сам Уго назвал «социализмом XXI века» и «боливарианской республикой» в честь главного национального героя страны.  
 

Первые годы пребывания Уго Чавеса  на президентском посту отмечались стремлением поддержать некоторые из основных направлений внешней политики предыдущих правительств, в основном базирующихся на поисках бóльшего международного баланса. Основными принципами этой политики можно назвать: защиту национального суверенитета и права на самостоятельную внешнюю политику, поиск новых партнеров и союзников, исходя прежде всего из национальных интересов, содействие становлению многополярности  в системе международных отношений. За время пребывания у власти Уго Чавес превратился в авторитетного регионального лидера и фактически возглавил глобальное движение против политического диктата ведущих стран Запада. Венесуэла вышла в «призеры влияния» в регионе, оттеснив на задний план Мексику. Причем ворвалась Венесуэла в «призеры влияния», поднявшись с самого низа. И только благодаря Уго Чавесу.  

 

Венесуэла стремилась с выгодой использовать свое географическое положение в Южной Америке для придания дополнительных импульсов латиноамериканской интеграции. Об этом четко и ясно говорилось в 1998 году, в частности, в предвыборной платформе «Движение V Республика». «Венесуэла, – подчеркивалось в документе, – занимает привилегированную геостратегическую позицию, являясь точкой соприкосновения Андского пакта, МЕРКОСУРа и КАРИКОМа, что определяет мощь как центра интеграционной динамики и экономической взаимодополняемости в региональном масштабе» [1, с. 14]. Конечная цель указанных планов – превращение Латинской Америки в мощный полюс многополярного мира.  

 

В контексте регионального сотрудничества президент Венесуэлы подписал в 2000 году «соглашения Каракаса» в области энергетики с президентами 10 стран Центральной Америки и Карибского бассейна. В соответствии с данными соглашениями, Венесуэла брала обязательство поставить в эти страны в общей сложности 80 тысяч баррелей сырой нефти, нефтепродуктов и сжиженного нефтяного газа на особых условиях. А именно, страны-участницы обязались иметь общий бюджет, до 15 лет платить за амортизацию капитала, с льготным периодом в один год и годовой процентной ставкой от 2%.  

 

Руководство Венесуэлы к своим внешнеполитическим приоритетам относило концепцию ускоренной и многоплановой интеграции стран Латинской Америки. Президент У. Чавес выдвинул и активно пропагандировал «боливарианскую альтернативу для Америки» (АЛБА), конкретным воплощением которой должно быть становление Южноамериканского сообщества наций [2, с. 15]. АЛБА –интеграционное объединение, базирующееся на идеях боливарианизма и взаимопомощи (подкрепленной льготным экспортом нефти), отвечающее основным положениям версии Чавеса о социализме ХХІ столетия. Первыми успехами существования АЛБА можно считать социальные сдвиги, достигнутые, например, в деле справедливого перераспределения земельных наделов, расширения деятельности кредитных кооперативов, а также значительное расширение системы образования и медицинского обслуживания [3, с. 25].  

 

Правительство Чавеса инициировало многочисленные предложения в области энергетики, такие  как  Petrocaribe, Petroandine и Petrosur, а также телевизионная сеть Telesur, Банк Юга, газ южноамериканского газопровода. Предложены некоторые общеамериканские социальные программы, такие как «Чудо-миссия», предназначенная для обеспечения  хирургии глаза наиболее незащищенным слоям населения, а также кампании по ликвидации неграмотности в странах, наиболее нуждающихся в этом (центральноамериканские государства, Эквадор, Боливия) и даже инициатива сотрудничества в военной отрасли, как например OTES (атлантический договор Юга).  

 

Рождение АЛБА проложило путь для новой внешней политики, основанной на принципах сотрудничества, интеграции и солидарности между народами. Новые отношения между братскими странами в регионе стали создавать и укреплять связи между государствами, разделяющими видение человечества как единого целого, и строить новую модель континентальной торговли, основанную на взаимной выгоде.  

 

В политическом контексте проект боливарианской альтернативы стал противовесом в первую очередь для американского проекта АЛКА (зоны свободной торговли в Южной Америке), и в меньшей степени для  МЕРКОСУР, дублируя или нивелируя некоторые положения общего рынка. Однако факт участия Венесуэлы и в АЛБА, и в МЕРКОСУР свидетельствует, во-первых, об их вполне нормальном сосуществовании в рамках одного континента и во-вторых, о разных целях, преследуемых  этими организациями: МЕРКОСУР – прежде всего экономических, АЛБА – политических.  

 

Получение Венесуэлой в МЕРКОСУР полноправного статуса (2006 г.) во многом обусловило значительную активизацию южноамериканского направления ее внешней политики. В связи с подписанием Колумбией и Перу соглашений о свободной торговле со США и колебаниями в эту сторону нескольких других стран усилилось венесуэльское противодействие американским планам заключения таких соглашений. Каракас противопоставил этому свои замыслы сотрудничества по линии МЕРКОСУР с перспективой его дальнейшего распространения на другие страны региона. Основное внимание уделялось энергетической сфере, где главным стало обсуждение планов строительства трансконтинентального газопровода из Венесуэлы в Аргентину. Параллельно Каракас делал шаги для оказания финансового содействия Аргентине, Уругваю и Парагваю в различных формах, расширения торгово-экономических отношений с ними.  

 

Особое значение для венесуэльского руководства приобрели связи с левыми правительствами – Боливии, Эквадора и Никарагуа [1, с. 13]. Уго Чавес пытался создать вокруг Венесуэлы ось государств-единомышленников, разделяющих его революционные боливарианские идеи. В начале 2006 года Венесуэла заключила военно-политический союз с Кубой и Боливией.  Для обозначения этого союза Уго Чавес  изобрел термин «ось добра» – в противовес американской «оси зла». Эти государства  сближает не только левая антиимпериалистическая и антиамериканская риторика их лидеров, но и реальная взаимная выгода от сотрудничества: по данным США, Венесуэла ежедневно поставляет на Кубу около 90 тыс. баррелей нефти по льготным ценам – что позволяет Кубе зарабатывать на реэкспорте нефти. Куба направила в Венесуэлу десятки тысяч своих технических специалистов, в том числе около 30 тыс. врачей. Для Боливии Венесуэла является источником инвестиций для разработки газовых месторождений.  

 

Несмотря на общую напряженность венесуэло-американских отношений времен предыдущего президента Р. Кальдеры, они были стабильны. США полностью доминировали в них, беспрепятственно вмешиваясь в венесуэльские дела: начиная с контроля над нефтяным сектором и его регулирования и заканчивая предельным вниманием к борьбе с наркотиками внутри страны и контроля над колумбийской границей во избежание помощи повстанцам из ФАРК [3, с. 3].  

 

После прихода к власти Уго Чавеса в отношениях между США и Венесуэлой наступило длительное похолодание. Одной из важнейших внешнеполитических задач Уго Чавес считал противодействие «ползучему империализму» США. Что, впрочем, не мешало венесуэльским нефтедобывающим компаниям снабжать Соединенные Штаты нефтью – до 1,5 миллионов баррелей в день [4, c. 66]. При этом даже самые злобные недоброжелатели Чавеса не могли упрекнуть его в алчности – напротив, Венесуэла, периодически устраивала «сезонные скидки» на свое черное золото, поставляя, например, в зимний период горючее для отопления домов малообеспеченных американцев по сниженным ценам.  

 

Со временем общение Уго Чавеса со США приняло антагонистический характер. За исключением поставок нефти, программы сотрудничества в других отраслях были приостановлены либо полностью свернуты. Так, одним из первых внешнеполитических шагов Чавеса было требование вывода американской военной миссии из Форт Тиуна, где она располагалась достаточно долгое время.  

 

В 2001 году Чавес подверг критике начавшееся вторжение США в Афганистан. По словам венесуэльского президента, американцы для борьбы против террора сами использовали террористические методы. Он запретил использовать воздушное пространство Венесуэлы для пролета военных самолетов США.  

 

Постоянно критикующий МВФ, ВТО и американский «империализм», Уго Чавес стал заклятым врагом Соединенных Штатов. Ждать ответа оставалось недолго. 11 апреля 2002 года в результате переворота Уго Чавес был лишен власти. США с готовностью приветствовали переворот, который они характеризовали как «благотворный для венесуэльской демократии» [5, с. 7]. Но уже 14 апреля Уго Чавес вернулся на президентский пост при поддержке лояльных частей армии и многочисленных сторонников. Миллионы людей вышли на улицы Каракаса и потребовали восстановить порядок в стране, вернув законно избранного президента.  

 

После этих событий Уго Чавес начал политическое и дипломатическое наступление на внутреннем и внешнем направлениях. События, предшествующие и сопутствующие путчу, лишний раз убедили президента Венесуэлы во враждебности администрации в Вашингтоне по отношению не только к себе лично, но и к его политическому курсу. Естественно, что после этого Уго Чавес с еще большим энтузиазмом принялся критиковать имперскую политику Штатов, противопоставляя ей идеи боливарианизма, реализуемые в своей стране и подготовленные для экспорта за границу.  

 

Каракас решительно осудил вторжение США в Ирак в 2003 г. В отношении ситуации в этой стране Венесуэла считала необходимым возвращение процесса урегулирования в рамки ООН, а боевые действия против военного контингента США трактовала как освободительное движение против иностранной оккупации [6, с. 11].  

 

Уго Чавес не побоялся бросить в лицо Вашингтона такой вызов, как установление самых теплых отношений с Гаваной. Венесуэльский президент разделял позиции Ф. Кастро в отношении полного освобождения «Нашей Америки» от североамериканского влияния и зависимости. Он заявил в одном из своих выступлений перед Генеральной Ассамблеей ООН: «Симон Боливар, отец нашей нации и вождь нашей революции, завещал нам не давать отдыха нашим рукам и покоя нашим душам, пока полностью не освободим «Нашу Америку» от рабства США». Уго Чавес  осуществил дружеский визит в Багдад еще во время президентства Саддама Хусейна, а также визиты в Тегеран, превратившийся  в одну из самых больших угроз для влияния США на Ближнем и Среднем Востоке. Лидеры Венесуэлы и Ирана от имени своих правительств и народов сделали жесткие антисевероамериканские заявления. Они декларировали свое отрицательное отношение к новому мировому порядку.  

 

Победа Уго Чавеса на всенародном референдуме в августе 2004 года стала очередным поворотным моментом не только для внутренней, но и для внешней политики. С этого момента он запускает международную стратегию, сменившую «нефтяную дипломатию», которая доминировала практически на протяжении всего первого срока его президентства. Под лозунгом борьбы против империализма Венесуэла интенсифицирует отношения с главными конкурентами США – Ираном, Российской Федерацией, Китаем (и в меньшем масштабе, но от этого не менее независимыми режимами Беларуси, Ливии и Сирии). У. Чавес делает акцент на  исключительную важность и первостепенность отношений с этими странами, вводя в  употребление термин «стратегические альянсы».  

 

При разработке нового этапа в венесуэльской внешней политике центральное место занимала антиамериканская риторика (не только в венесуэльском эфире, но и на официальных международных форумах), направленная против политики Дж. Буша и К. Райс и лично против них, а также критика стран, которые связаны со США. Продолжением данного вектора внешней политики можно назвать выход Венесуэлы из Андского сообщества после подписания правительствами Перу и Колумбии договора о свободной торговле с США. Кроме этого, на данном этапе важное место занимала доктрина «асимметричной войны» со США, идея диверсификации нефтяного рынка – дабы уменьшить зависимость от  Соединенных Штатов (на роль которых приходится до 60 % экспорта ресурса), а также массовые закупки оружия, преимущественно у Российской Федерации.  

 

Непримиримый борец против засилья «американского империализма», Уго Чавес не уступал случая покритиковать США и лично их президента. Он неоднократно обвинял США в попытке установить мировое господство и намерении напасть на Венесуэлу. Находясь в Нью Йорке на Генеральной Ассамблее ООН в конце сентября 2006 года, Уго Чавес бросил острые обвинения в отношении США и их союзников, наградив лично Дж. Буша самыми хлесткими эпитетами и определениями. Он сказал, что Буш – дьявол и сидит на глиняных ногах, однако хвост в его, Чавеса руках [7]. Его отношение к президенту США содержится в таких словах и выражениях, как «дьявол, лжец, тиран, прессекретарь империализма, ему пора обратиться к психиатру, он мог бы стать персонажем одного из фильмов Альфреда Хичкока, он поддерживает терроризм» [7].  

 

Венесуэльско-американские отношения характеризовались негативной динамикой. Наблюдался постепенный переход от взаимной полемики к реальным конфронтационным шагам, стремление сторон придать противостоянию широкий международный резонанс. Руководство Венесуэлы открыто заявило о наличии у Белого дома планов дестабилизировать Венесуэлу для насильственного отстранения от власти Уго Чавеса, оккупации страны и установления контроля над ее энергоресурсами. Внешнеполитические акции Каракаса во многом преследовали также цели максимального использования антиамериканской карты для поддержания «образа врага в процессе «ускоренного строительства социализма», а также укрепления своего престижа в «третьем мире», где многие страны недовольны политикой США. Уго Чавес категорически подтвердил, что никакого диалога, а тем более компромиссов со США не будет, и все его мосты в отношениях с Вашингтоном «окончательно сожжены».  

 

В марте 2007 года Дж. Буш посещает пять стран Латинской Америки (Бразилию, Уругвай, Колумбию, Гватемалу и Мексику), чтобы привлечь их на свою сторону и изменить ситуацию на континенте в пользу США, но повсюду его встречают демонстрации протеста. Одновременно Уго Чавес организует контр-турне по пяти дружественным странам (Аргентина, Боливия, Ямайка, Гаити и Никарагуа). В итоге Дж. Буш не добился желаемого результата, в то время как Уго Чавес провел поездку с большой пользой, обрел дружеские связи и контакты [8, с. 48].  

 

В апреле 2007 года Венесуэла досрочно выплатила долги МВФ и Всемирному банку. Она предпочла переплатить 8 млн. долл., чтобы поскорее обрести экономическую независимость от этих организаций.  

 

Одновременно более наступательной стала внешнеполитическая деятельность венесуэльского правительства, имеющая откровенно антиамериканскую направленность. Это подтвердил визит в США министра иностранных дел Венесуэлы, который активно использовал трибуну Организации американских государств (ОАГ) и другие возможности для критики политики администрации США в отношении Венесуэлы.  

 

Напряженность в отношениях со США достигла апогея в сентябре 2008 года, когда Уго Чавес обвинил правительство США в том, что оно устраивает заговоры с целью свержения правительства президента Боливии Эво Моралеса, и выслал американского посла в знак поддержки правительства Боливии. В ответ США выслали венесуэльского посла из Вашингтона [9, с. 200].  

 

После прихода к власти в США Барака Обамы Уго Чавес не раз заявлял о готовности сотрудничать с новой администрацией США. Первая встреча лидеров двух государств состоялась в апреле 2009 г. на саммите Америк в Тринидад и Тобаго. Стороны договорились о возвращении в Венесуэлу посла США, а У. Чавес подарил Б. Обаме книгу уругвайского автора Эдуардо Галеано «Открытые вены Америки».  

 

Одним из самых решительных шагов Уго Чавеса был вывоз за четыре месяца (с августа 2011  по январь 2012 года)  всего золота Венесуэлы (160 тонн) из банков Европы и ФРС США. Подобно этому, в 60-х годах ХХ века финансовую систему США потряс Ш. де Голль, изъяв из американских хранилищ золото и  обменяв на него французские долларовые запасы. Оба прецедента вошли в историю как самые страшные катастрофы банковской системы.  

 

Под руководством Уго Чавеса Венесуэла стала претендовать на лидерство в оппозиции США в Западном полушарии. Прибавим к этому влияние (в том числе, финансовое), которое У. Чавес оказывал на всемирное антиглобалистское движение – и получим целый арсенал средств, которыми мог воспользоваться венесуэльский президент в борьбе со своим северным соседом. США получили недвусмысленное предупреждение: в мире существуют силы, которые способны бросить ей вызов, не обладая при этом ядерным оружием. И даже если они пока разобщены, может наступить день, когда все, недовольные имперскими поползновениями США, встанут плечом к плечу.  

 

В противовес США Уго Чавес выстраивал хорошие взаимоотношения с дальним зарубежьем. Одним из важных направлений своей внешней политики президент Венесуэлы считал развитие отношений с Россией (в качестве наследника Советского Союза). С момента прихода к власти Уго Чавеса установились прочные отношения между Венесуэлой и Российской Федерацией. Стремление Чавеса к пророссийской ориентации вытекало из его внешнеполитической доктрины, в основе которой лежит концепция построения многополярного мира на обломках постконфронтационной эпохи. Исходя из этой принципиальной посылки, Чавес обосновал особую необходимость развития всесторонних связей с Россией, считая ее одним из столпов этого мира, призванных противостоять гегемонизму единственной сверхдержавы. Активно развивалось сотрудничество в военно-технической, экономической и культурных областях. Россия и Венесуэла имели сходные позиции по ряду важных международных вопросов. В частности, они выступали за создание многополярной мировой политической системы, усиление роли ООН, соблюдение принципов международного права и мирные способы решения международных конфликтов.  

 

Одним из важных направлений своей внешней политики У.Чавес считал развитие отношений с Республикой Беларусь, которую он рассматривал в качестве своего стратегического партнера. Чавес несколько раз посетил Беларусь. В результате между двумя странами наладилось многостороннее сотрудничество.  

 

В период 2005 – 2006 годов У. Чавес провел дипломатическое наступление на азиатском направлении. Очевидным было наличие коммерческого интереса и желание поделиться собственным видением мирового порядка. Необходимо было также представить свое видение  международных отношений, чтобы получить необходимую поддержку и заработать политические дивиденды в борьбе за место в Совете Безопасности ООН (в качестве непостоянного члена) и тем самым укрепить международное положение и авторитет Венесуэлы. Уго Чавес посетил Вьетнам в 2006 году, и с тех пор его правительство активизировало двусторонние отношения с этой страной.  

 

Успешно развивались отношения Венесуэлы с Китаем. Китай рассматривался Каракасом как один из главных торговых партнеров на перспективу. В эту страну правительство У. Чавеса надеялось переориентировать значительную часть нефти, поставляемой в США. Венесуэла превратилась в основной объект инвестиций Китая в латиноамериканском регионе.  

 

Таким образом, приход к власти Уго Чавеса и его единомышленников сопровождался резким повышением активности внешнеполитической деятельности. Внешнюю политику Венесуэлы отличали динамизм и универсальность. Благодаря выдвижению целого ряда важных инициатив роль Венесуэлы на международной арене заметно возросла.  

 

Венесуэла стремилась активно участвовать в мировых и региональных делах, считая, что динамичная внешняя политика способствует обеспечению интересов страны, укреплению ее международного авторитета, становлению в качестве одного из лидеров развивающихся стран. Каракас выступал за построение многополярного мира, отказ от применения силы в разрешении международных споров и конфликтов, незыблемость принципа национального суверенитета и территориальной целостности.  

 

Показателем активизации внешнеполитической деятельности служат многочисленные поездки Уго Чавеса. Всего за время президентства он побывал с официальными и рабочими визитами более чем в 55 странах (в ряде из них по несколько раз), участвовал в работе двух саммитов Европейский союз – Латинская Америка.  

 

Каракас повысил свою активность в Движении неприсоединения, рассматривая его как влиятельный форум, используя возможности которого Венесуэла рассчитывала повысить влияние на мировые процессы.  

 

Пользуясь богатыми нефтяными запасами страны, Уго Чавес стремился повысить роль Венесуэлы и латиноамериканского региона в целом в современном мире, перераспределить влияние стран и регионов в современных международных отношениях. Его вызовы в сторону США и других развитых стран отражали объективные политические реальности начала ХХІ века – возросший потенциал многих государств «третьего мира», который не соответствует их политической роли и месту в международных отношениях и организациях.
Павлюкевич О.Ю.  

 
Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Проблема содержательного определения власти и основных аспектов самого понятия власть на протяжении длительного этапа видоизменения  общества остается одной из наиболее дискуссионных. Несмотря на то, что попытки содержательного определения феномена власти пред...
Концепция «общества, основанного на знаниях» 30 лет назад расценивалась бы как буржуазная и разоблачалась как идеологически вредная. Теперь же мы предполагаем, что освоение западных идей будет способствовать достижению экономического благосостояния, подобного ...
Переоценить значение денег в развитии современных обществ очень трудно. Это гениальное изобретение человечества по важности приравнивают к появлению языка и государственности. Появившиеся тысячелетия назад, деньги продолжают оставаться неотъемлемой частью наше...