Категории

Теория девиации

12 минут на чтение

Жизнь людей протекает в общении друг с другом, поэтому им необходимо объединять и координировать свои действия. Любую потребность – в пище, одежде, сексе, работе, образовании, дружбе, славе – человек может удовлетворить лишь через других людей путем взаимодействия с ними, занимая определенное положение в сложных и организованных группах и институтах - в семье, школе, коллективе предприятия, политических партиях, спортивной команде.

Несомненно, мир существует исключительно потому, что действия огромного числа людей согласуются, однако для этого им необходимо понимать, кто, что и когда предположительно должен делать. Первым условием организованной социальной жизни является наличие между людьми неких соглашений, которые принимают форму социальных ожиданий, выражаемых в нормах. Без норм, обусловливающих поведение, взаимодействия в социальной группе были бы невозможны. Мы бы лишились ориентиров, подсказывающих, что допустимо, а что выходит за рамки допустимого. Взаимодействие между людьми превратилось бы в настоящую проблему, потому что мы бы не знали, чего можно ожидать от других людей. С нормами принято связывать вознаграждение и наказание. В современном обществе государство выполняет роль механизма реализации большого количества норм - законов. Законы далеко не нейтральны: они, как правило, отражают интересы определенной группы и воплощают ее основные ценности [4, с. 10].

Проблемы отклоняющегося поведения рассматриваются различными науками и существует достаточное количество различных теорий, рассматривающих природу и закономерности развития девиаций. Так, первые из них, теории физических типов, относящимися к биологическим теориям девиаций. Основоположником этих теорий считают Ч. Ломброзо, итальянского судебного психиатра и криминалиста. Ломброзианство, или физиогномика, считает, что предрасположенность к девиантному поведению, преступлениям заложена в человеке в силу определенных биологических признаков (антропологических стигматов). Э. Креймер и В. Шелдон дополнили учение Ломброзо положениями о типах человеческой конституции и темперамента как источниках девиации. Наравне с этим, в этом направлении была создана психологическая теория сдерживания (У. Реклесс и С. Динитц, 1967 г.), связывавшая отклонения с неумением личности обуздывать девиантные импульсы [1, с. 291].

Далее следуют психоаналитические теории. Основоположник психоанализа австрийский врач-психиатр и психолог З. Фрейд (1856 – 1939) считал, что либидо (сексуальная энергия) является причиной и основанием поведения людей. Личностные конфликты, происходящие внутри сознания на основе нереализованного либидо, приводят к отклонению в поведении. З. Фрейд ввел понятие сублимация – психический процесс преобразования и переключения энергии аффективных влечений на цели социальной деятельности и культурного творчества. З.Фрейд объяснял девиацию недостаточно развитым «Супер-Эго» [5, с. 153].

Социологические концепции пытаются учесть в девиации социальные и культурные факторы, влияющие и определяющие поведение человека в обществе. Впервые социологическое объяснение сущности девиации было предложено Э. Дюркгеймом. Одна из теорий социологического направления изучения девиаций  это теория  социальной дезорганизации Э. Дюргейма. Она сводится к тому, что дезорганизация отражает то состояние общества, когда ценности либо отсутствуют, либо противоречат сами себе. Социальные явления, представляющие собой наличие множества систем норм, в которых индивиду трудно ориентироваться, он назвал аномией. По его мнению, аномия (отрицание закона) – это нормальная форма поведения индивидов. Э. Дюркгейм утверждал, что аномия – общественное состояние, которое характеризуется разложением системы ценностей, обусловленных кризисом всего общества, его социальных институтов, противоречием между провозглашенными целями и невозможностью их реализации для большинства. Люди обнаруживают, что им трудно координировать свое поведение в соответствии с нормами, которые в данный момент становятся слабыми, неясными или противоречивыми. В периоды быстрых общественных перемен люди перестают понимать, чего ждет от них общество, и испытывают трудности в согласовании своих поступков с действующими нормами. «Старые нормы» уже не представляются подходящими, а новые, зарождающиеся норма еще слишком туманны и нечетко сформулированы, чтобы служить эффективными и значимыми ориентирами в поведении. В такие периоды можно ожидать резкого возрастания количества случаев девиации. Самоубийства, как вид девиации, которые он анализировал, часто происходят вследствие слабости или отсутствия четких социальных норм. Э.Дюркгейм и Т.Парсонс объясняют девиантное поведение личности издержками процесса социализации [1, с. 306].

 Далее американский социолог Р.Мертон, яркий представитель структурного функционализма, опираясь на идею Э.Дюркгейма, разработал свою концепцию аномии. Базовой причиной девиантного поведения он считал разрыв между социально одобряемыми целями и возможностями их достижения индивидом в рамках социально одобряемых средств. В соответствии с его гипотезой была выстроена классификация возможных типов поведения в зависимости от сочетания этих двух факторов. В табличном виде знак «+» означает принятие, «-» – отвержение, а «±» – отрицание существующей системы культурных норм. Р. Мертон, разработавший теорию аномии как поведения, отклоняющегося от социальных норм, считает причиной девиации наличие в обществе большого числа норм. Личностные интересы индивида, входящие в противоречие с этими нормами, вызывают девиации.

Р. Мертон попытался применить дюркгеймовские понятия аномии и социальной солидарности, анализируя социальную действительность США. Для большинства американцев жизненный успех, особенно выраженный в материальных благах, превратился в культурно признанную цель. Никакой проблемы не было бы, если бы все американские граждане имели одинаковый доступ к средствам достижения материального успеха в жизни. Но беднякам и представителям национальных меньшинств часто доступны лишь более низкие уровни образования и скудные экономические ресурс. Они пытаются добиться престижной цели любыми средствами, включая порочные и преступные. Однако «отсутствия возможностей» и стремления к материальному благополучию недостаточно для создания давления в сторону девиации. Мертон выделил пять реакций на дилемму цели – средства, четыре их которых представляют собой девиантные адаптации к условиям аномии.

Конформизм имеет место, когда члены общества принимают как культурные цели достижения материального успеха, а также утвержденные обществом средства для их достижения. Подобное поведение составляет опору стабильного общества.

Инновация наблюдается, когда индивиды твердо придерживаются культурно установленных целей, но отвергают одобренные обществом средства их достижения. Такие люди способны торговать наркотиками, подделывать чеки, мошенничать, присваивать чужое имущество, воровать, участвовать в кражах со взломом и в разбойных ограблениях или заниматься проституцией, вымогательством и покупать символы успеха.

Ритуализм имеет место, когда члены общества отвергают культурные цели или принижают их значимость, но при этом механически используют одобренные обществом средства для достижения таких целей. Например, цели организации перестают быть важными для многих ревностных бюрократов, однако они культивируют средства в качестве самоцели, фетишизируя правила и бумажную волокиту.

Ретритизм состоит в том, что индивиды отвергают и культурные цели, и признанные средства их достижения, ничего не предлагая взамен. Например, алкоголики, наркоманы, бродяги и опустившиеся люди становятся изгоями в собственном обществе; «они живут в обществе, но не принадлежат к нему».

Бунт состоит в том, что бунтари отвергают культурные цели общества и средства их достижения, но при этом заменяют их новыми нормами. Такие индивиды порывают со своим социальным окружением и включаются в новые группы с новыми идеологиями, например, радикальные общественные движения [5, с. 178].

Теория аномии Мертона акцентирует внимание на тех процессах установления признанных культурных целей и средств, посредством которых общество инициирует девиантное поведение. В частности, с помощью этой теории можно раскрыть суть и причины преступлений, связанных с деньгами, совершенных на почве наживы и алчности, преступлений в среде «белых воротничков» и корпоративных преступлений, преступлений «поджигателей войны» и преступлений представителей властных структур и тех, кто стремится к власти.

Также в рамках данного направления социологического изучения девиаций современный американский социолог Н. Смелзер выделяет три основных компонента девиации: индивид, совершающий определенные деяния; норма, предполагающая нормативные ожидания общества; социальная группа, которая конкретно воспринимает субъекта девиации [3, с. 12].

Приверженцы теории конфликта пытаются ответить на вопрос: «Какая социальная группа сумеет выразить свои принципы в законах общества и заставить членов общества подчиняться этим законам?» Поскольку институциональный порядок вызывает столкновение интересов основных групп – классов, полов, расовых и этнических групп, организаций бизнеса, профсоюзов и т.п., возникает еще один вопрос: «Кто получает львиную долю преимуществ от конкретной социальной системы?» Или другими словами: «Почему структура общества дает преимущества одним социальным группам, а другие группы остаются в невыгодном положении и даже клеймятся как преступающие закон?» [4, с. 120].

Хотя в последние десятилетия появилось множество новых направлений конфликтологического подхода к проблеме девиации, его происхождение восходит к марксистской традиции. Согласно ортодоксальной марксистской теории, правящий класс капиталистов эксплуатирует и грабит народные массы и при этом ухитряется избежать возмездия за свои преступления. Трудящиеся – жертвы капиталистического угнетения – в своей борьбе за выживание вынуждены совершать поступки, которые правящий класс клеймит как преступные. Другие типы девиантного поведения - алкоголизм, наркомания, насилие в семье, сексуальная распущенность и проституция - являются продуктами моральной деградации, основанной на беспринципной погоне за наживой и угнетением бедняков, женщин, представителей этнических меньшинств. Психологические и эмоциональные проблемы объясняются отчуждением людей от средств производства, с помощью которых они добывают себе средства к жизни, т.е. от самого базиса своего существования [1, с. 336].

И в заключение теория стигматизации (навешивания ярлыков). Сторонники теории стигматизации (от греч. stigmo - клеймо) взяли за основу главную идею конфликтологии, согласно которой индивиды часто не могут поладить друг с другом, так как расходятся в своих интересах и взглядах на жизнь; при этом те, кто стоят у власти, имеют возможность выражать свои взгляды и принципы в нормах, управляющих институциональной жизнью, и с успехом навешивают отрицательные ярлыки на нарушителей этих норм. Их интересуем процесс, в результате которого отдельные индивиды получают клеймо девиантов, начинают рассматривать свое поведение как девиантное    [2, с. 39].

Приверженцы теории стигматизации Эдвин Лемерт, Говард Бекер и Кай Эриксон утверждают, что, во-первых, ни один поступок сам по себе не является криминальным или некриминальным по сути. «Отрицательность» поступка обусловлена не его внутренним содержанием, а тем, как окружающие оценивают такой поступок и реагируют на него. Отклонение всегда есть предмет социального определения.

Во-вторых, всем людям свойственно девиантное поведение, связанное с нарушением каких-то норм. Сторонники данной теории отрицают популярную идею о том, что людей можно разделить на нормальных и имеющих какие-то патологии. Например, некоторые превышают скорость езды, совершают кражи в магазинах, мошенничают с выполнением домашнего задания, скрывают доходы от налоговой инспекции, напиваются, участвуют в актах вандализма в честь победы любимой футбольной команды, нарушают права частной собственности или без спроса раскатывают в машине своего приятеля. Сторонники теории стигматизации называют такие действия первичной девиацией, определяя ее как поведение, нарушающее социальные нормы, но обычно ускользающее от внимания правоохранительных органов.

В-третьих, будут ли конкретные поступки людей рассматриваться как девиантные, зависит от того, что делают эти люди, и от того, как реагируют на это другие люди, т.е. эта оценка зависит от того, каким правилам предпочтет строго следовать общество, в каких ситуациях и в отношении каких людей. Не всех, кто превысил скорость езды, совершил магазинную кражу, утаил доходы, нарушил права частной собственности и т.п., осуждают. Особое значение имеет социальное окружение и то, клеймит оно конкретного индивида как нарушителя или нет.

В-четвертых, навешивание ярлыков на людей влечет определенные последствия для таких людей. Оно создает условия, ведущие к вторичной девиации - девиантному поведению, вырабатывающемуся у индивида в ответ на санкции со стороны других. Приверженцы теории стигматизации утверждают, что такое новое отклонение от нормы инициируется враждебными реакциями со стороны законодательных органов и законопослушных граждан. Индивид получает публичное определение, которое возводится в стереотип, и объявляется правонарушителем, «чокнутым», фальшивомонетчиком, насильником, наркоманом, бездельником, извращенцем или преступником. Ярлык способствует закреплению индивида в статусе аутсайдера («человека не нашего круга»). Подобный «главный» статус подавляет все прочие статусы индивида в формировании его социального опыта и в результате играет роль самореализующегося пророчества.

В-пятых, те, кто получил клеймо правонарушителей, обычно обнаруживают, что законопослушные граждане осуждают их и не хотят «иметь с ними дела»; от них могут отвернуться друзья и родные; в некоторых случаях их могут заключить в тюрьму или поместить в больницу для душевнобольных. Всеобщее осуждение и изоляция подтолкнут стигматизированных индивидов к девиантным группам, состоящим из людей, судьба которых похожа на их собственную [1, с. 228].

Итак, согласно теории стигматизации, девиация определяется не самим поведением, а реакцией общества на такое поведение. Когда поведение людей рассматривается как отступающее от принятых норм, это дает толчок ряду социальных реакций. Другие определяют, оценивают поведение и «навешивают» на него определенный ярлык. Нарушитель норм начинает согласовывать свои дальнейшие поступки с такими ярлыками. Во многих случаях у индивида вырабатывается самопредставление, совпадающее с этим ярлыком, в результате чего он способен вступить на путь девиации.

В рамках рассмотрения девиаций сквозь призму культуры выделяют теорию культурного переноса. Ряд социологов подчеркивает сходство между способом выработки девиантного поведения и способом выработки любого другого стиля поведения. Одним из первых к такому выводу пришел французский социолог Габриэль Тард (1843 – 1904), еще в конце XIX в. сформулировавший теорию подражания для объяснения девиантного поведения. Работая окружным мировым судьей и директором отдела криминальной статистики, он убедился, что повторение в человеческом поведении играет значимую роль. Тард утверждал, что преступники, как и «порядочные» люди, имитируют поведение тех индивидов, с которыми они встречаются в жизни, которых знали или о которых слышали. Но в отличие от законопослушных граждан они имитируют поведение преступников [5, с. 84].

Итак, теория культурного переноса показывает, что социально порицаемое поведение может вызываться теми же процессами социализации, что и социально одобряемое. Эта теория позволяет понять, почему количество случаев девиантного поведения изменяется от группы к группе и от общества к обществу. Однако с ее помощью нельзя объяснить некоторые формы девиантного поведения, особенно тех правонарушителей, которые не могли заимствовать у других ни способы, ни подходящие дефиниции и взгляды. Примерами этого могут служить злостные нарушители финансовых соглашений; изготовители фальшивых чеков; люди, случайно нарушившие закон; непрофессиональные магазинные воришки; люди, совершающие преступление «на почве любви». Индивиды могут попадать в одни и те же ситуации, но воспринимать их по-разному, с различными результатами.

Эдвин Г. Сазерленд, используя выводы чикагских социологов, разработал теорию дифференциальной ассоциации, которая базируется на идеях символического интеракционизма и подчеркивает роль социального взаимодействия в процессе формирования взглядов и поступков людей. Согласно Сазерленду, индивиды становятся правонарушителями в той степени, в какой они принадлежат окружению, следующему девиантным идеям, мотивировкам и методам. Такие индивиды могут научиться употреблять и доставать запрещенные наркотические средства или воровать, а потом сбывать краденое. Чем раньше начнутся контакты индивида с криминогенным окружением, чем чаще, интенсивнее и длительнее будут эти контакты, тем выше вероятность того, что такой индивид тоже станет правонарушителем. Но в этом процессе задействовано не одно простое подражание. Девиантное поведение приобретается на основе не только подражания, но и научения; очень многое зависит от того, чему именно и от кого учатся индивиды [2, с. 47].

Радикальная криминология придает основное значение сущности самой законодательной системы. Сторонники данной концепции считают девиантов бунтовщиками, выступающими против капиталистического общества, которое стремится изолировать некоторых своих членов, якобы нуждающихся в контроле. Эта теория является примером современной тенденции акцентировать внимание на природе общества и попытаться выяснить, почему оно заинтересовано в создании девиации и «клеймении» девиантов [3, с. 21].

Таким образом, ни одна социологическая теория не способна дать полного объяснения девиантному поведению. Каждая высвечивает какой-то один важный источник отклонения поведения от нормы. А девиантное поведение может принимать множество форм. Поэтому следует тщательно анализировать каждую форму девиации для определения задействованных в ней специфических факторов.

Итак, деятельность любой социальной группы и общества в целом подчиняется определенным нормам. Наличие норм, в свою очередь, заставляет обратить внимание на существование девиаций в обществе. Девиации имеют неоднозначный характер и оказывают разностороннее влияние на общество, как положительное, так и отрицательное. Для регуляции уровня девиаций в обществе используется социальный контроль и социальные санкции.

М.Е. Ятчук

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Единственным случаем в истории,на мой взгляд, после эпидемии чумы в Европе, является Лунный заговор.Эта теория гласит,что американцы во время лунной гонки на самом деле не высаживали людей на Луну в процессе программы Аполлон. Правительство США сфальсифицирова...
На протяжении всей человеческой истории люди стремились познать окружающий их мир. И те наблюдения и полученные знания требовалось каким-либо образом сохранить. Сначала использовались устные способы обмена полученной информацией, потом объём полученных знаний ...
Михаил Александрович Бакунин (1814 – 1876) является ключевой фигурой в истории анархической мысли и анархического движения. Именно Бакунин, будучи одаренным философом, заложил основы анархизма как цельного мировоззрения. Он инициировал появление мощного револю...