Категории

Становление белорусской вокальной школы

9 минут на чтение

Развитие профессионального вокального искусства Беларуси неразрывно связано с историей белорусского народа, его бытом и жизненным укладом. Многие столетия Беларусь входила в состав Великого княжества Литовского (XIII-XVI вв.), Речи Посполитой (XVI-XVIII вв.), Российской империи (конец XVIII – начало XX в.), Польши (Западная Беларусь до 1939 г.). Эти условия наложили свой отпечаток на формирование и развитие культуры Беларуси. По мере эволюции взаимосвязь белорусской культуры с западноевропейскими и восточнославянскими культурами позволила выявить закономерности развития белорусского вокально-исполнительского искусства [1].

Сразу отметим, что до XVIII века церковное пение и музыка наряду с фольклором явились той почвой, на которой выросло профессиональное вокальное искусство. Основными центрами музыкальной грамотности были церкви и монастыри. Исходя из этого, можно предположить, что своеобразной точкой отсчета в обучении музыке и пению, стало появление крупнейших на белорусских землях церквей: Софийского собора (вторая половина XI в.) и Свято-Ефосиньевской церкви в Полоцке (нач. XII в.); Благовещенской церкви в Витебске (XII в.); Коложской церкви в Гродно (XII в.) и др.

В церквях в начальный период обучения знакомство с церковной мелодией осуществлялось «понаслышке», т.е. на слух [2]. Позднее методика обучения пению совершенствуется и достигает в церковных школах достаточно высокого уровня. Так, в «программе учебных предметов для церковно-приходских школ, утвержденных святейшим синодом», мы читаем о том, что «перед каждым уроком полагались распевки, приготовительные голосовые упражнения» [3].

В середине XVI века центрами образовательного (и в частности музыкально-образовательного) движения становятся церковные братства, которые создавались во многих белорусских городах. Непосредственно при братствах возникают школы и училища, причем «одним из главных предметов в сих училищах было церковное пение; изучение его начиналось с самых низших классов» [4].

Характеризуя период развития музыкальной культуры Беларуси XVI-XVII вв., следует отметить, что обучение пению в школах и училищах при православных братствах было обязательным и находилось на высоком уровне. Введение пятилинейной нотации позволило учащимся быстрее усваивать музыкальную грамоту и вырабатывать навыки пения с листа. Выпускники школ и училищ исполняли сложные хоровые партии. В это время на Беларуси церковное пение уже было многоголосным и делилось на партии – дискант, альт, тенор и бас.

Таким образом, культовое пение на протяжении веков было единственной формой профессионального вокального искусства. Вместе с тем недостатком обучения культовому пению явилось отсутствие такого важного компонента профессиональной вокальной педагогики, как постановка голоса. Обучение было направлено на освоение музыкальной грамоты и приобретение практических навыков пения, в основном хоровых [2].

Важную роль в формировании национальной школы пения и профессиональных певческих традиций сыграл белорусский театр. Его первичные формы (массовые игры, хороводы, обрядовые действия) рождены богатым и самобытным общеславянским народным искусством Киевской Руси. Уже в XII веке в Беларуси существовали мастера народного искусства, первые профессиональные актеры – скоморохи, которые наряжались в маскарадные костюмы и разыгрывали всевозможные сценки из народной жизни. Театрализованные действия всегда сопровождались музыкой, песнями, танцами и широко бытовали в народе на протяжении многих веков.

В XVI-XVII веках в культурной жизни белорусского народа значительное место занимал белорусский театр кукол – Батлейка. В постановках батлеечных театров были сцены, где куклы выступали в роли певцов. Круг их песен в отдельных случаях доходил до двадцати номеров, а их чередование следовало по принципу контраста. Этот театр нес в себе традиции искусства скоморохов.

Важную роль в развитии вокального исполнительства сыграл и школьный театр. Его спектакли представляли собой пышные зрелища с музыкой, песнями, танцами. В репертуар школьных театров включались трагедии, комедии, драмы, диспуты, диалоги. Спектакли часто начинались пением хора «ангелов», с целью создания необходимого настроения у зрителей. Хоры исполнялись учениками братских школ, которые получали хорошее по тому времени музыкальное образование. Однако если хоровое пение, опиравшееся на церковные братства, по своему уровню приближались к профессиональному, то сольное исполнительство только зарождалось.

Во второй половине XVIII века появляются новые формы театральной жизни. На Беларуси на протяжении почти полувека в крепостных театрах и в школах, существовавших при них, педагоги-итальянцы готовили десятки белорусских певцов, музыкантов, большинство из которых в дальнейшем содействовали развитию национального вокального искусства. Всего на территории страны насчитывалось свыше двадцати крепостных театров, некоторые из них (Шкловский, Слонимский, Несвижский, Гродненский) по репертуару и мастерству исполнителей приближались к профессиональным театрам [5].

В западных районах Беларуси театры польских магнатов славились своими роскошными постановками, иностранными певцами и особенно крепостными артистами. Так, в 1740–1791 годах в Несвиже действовал крепостной театр князей Радзивиллов. С 1746 года театром управляла княгиня Франциска Урсула Радзивилл (театр действовал как любительский), а в период с 1753 по 1762 годы князь Михал Казимир Радзивилл придал театру профессиональный характер. При князе Карле Станиславе Радзивилле(«Пане Коханку») в состав театра (1762–1764, 1777–1786) входили: труппа драматических актёров, итальянская труппа во главе с известным певцом Данези и балет. Вместе с иностранными певцами в постановках принимали участие и крепостные певцы, воспитанные в несвижской музыкальной школе. В разные годы в ней обучали искусству вокала Николлини, Колонзак, Герман, Данези и Коловаш. Благодаря им, вокальное образование получили известные в то время певцы Ригельский, Куликовский, Изоркевич, Хаританский, Фаленский. В спектаклях выступали примадонна несвижской сцены Мария Тереза Самартина (вероятно, также воспитанница несвижской музыкальной школы), приехавшие из Слонимского театра Флейшман, Дроздовская и сестры Иванские. Ведущие теноровые партии в труппе исполнял Ясинский; в комических операх с успехом выступали Пережинская, Мурановская, Вернерувна. Театр сыграл положительную роль в усвоении опыта крупнейших европейских вокальных школ и в подготовке кадров для профессиональных театров и капелл [2].

Особое место в системе крепостных театров занимал Слонимский театр князя Огинского. В нем ставились оперы, балеты, проходили концерты симфонической музыки. Сам владелец театра Огинский хорошо играл на нескольких музыкальных инструментах и сочинял музыку. В разные годы в состав театра входили от 12 до 53 музыкантов. Среди них – вокалисты Паули, Данези, Стефани. Позже при Слонимском театре открыли музыкальную школу (1770), которая готовила профессиональные национальные кадры. Основу репертуара театра составляли итальянские оперы, произведения французских и немецких композиторов. В 1780 году на сцене Слонимского театра были исполнены: «Телемак» Таески, «Дезертир» Монсиньи, «Король-пастух» Гульельми. Были поставлены три оперы, музыку к которым написал Михал Клеофас Огинский: «Силы мира» (возможно, 1771), «Состояние сословия» (1784), «Поля Елисейские» (1788) [6]. Расцвет Слонимского театра приходится на 70-80-е годы XVIII века. К сожалению, в начале XIX века после смерти Огинского театр прекратил свое существование.

С 1765 по 1785 год крепостной театр действовал в Гродно. Его организатором и меценатом стал руководитель магистрата Антоний Тизенгауз. Для подготовки собственных артистов Тизенгауз организовал театральную школу. Ее руководителем был Ситанский. Пению и итальянскому языку в школе обучали флорентийский композитор и педагог Абате, тенор труппы Кучбаини и другие итальянские вокалисты. Из певцов театра упоминаются Антось, Янак, Мартинак; из певиц Магдалена, Катажина Паловна, Дорота Маливичевна, Аполония Гелозобцовна, Елена Змитровичевна, Малгожата Ситанская. Состав труппы Гродненского театра в основном был сформирован в 1774 году. К этому времени Ситанский заключил договор с певцом-басом Гиблером и пригласил 12 вокалистов из Флоренции, Рима, Неаполя. Позднее, в 1779 году были приглашены знаменитые солисты Парижской оперы – Менцуолли и Барони. В репертуар театра входили оперы Гретри, Саккини, Гульельми.

Исключительную роль в формировании белорусского музыкального театра сыграла деятельность Первой белорусской труппы. Ее создателем был Игнат Буйницкий (1881–1917) – режиссер, талантливый артист, собиратель музыкального фольклора. Именно в его театре артисты впервые заговорили на родном языке. Белорусские вечеринки, проводимые в городах и селах, явились той основой, которая консолидировала творческие силы исполнителей-энтузиастов его труппы. Профессиональных вокалистов в труппе не было. Сольные произведения чаще всего исполнял Феоктистов, бывший певчий Минского архиерейского хора.

Театр Буйницкого сыграл большую роль в подъеме музыкально-театральной жизни Беларуси. Профессиональные формы театрального творчества – батлеечный, школьный, крепостной театры, имея в своем репертуаре произведения на языках разных народов, подготовили почву для скорейшего развития профессионального национального вокального искусства.

С середины XIX в. профессиональное музыкальное образование в Беларуси приобретает системный характер. Этому способствовало открытие музыкальных школ, гимназий, пансионатов и училищ.

В Минске уже в 40-е годы XIXв. действовала музыкальная школа. Об этом свидетельствует рапорт «содержателя городской музыки» В. Стефановича в городскую думу с просьбой отремонтировать ветхое здание музыкальной школы [7]. В 1894 году в Минске была открыта вторая музыкальная школа. Ее организатором стала выпускница Лейпцигской консерватории, ученица Ф. Листа С.Е. Шацкина. Вокалу в этой школе обучала бывшая солистка императорской сцены Н.Э. Караффа (ученица немецко-австрийского музыкального педагога М. Маркези).

Музыкальные школы организовывались и в других городах Беларуси. Осенью 1886 года открылась музыкальная школа Печковской в Могилеве, где обучали «игре на фортепиано, пению соло и хором» [8], а также истории музыки.

Педагоги музыкальных школ по многим специальностям получали образование в русских и зарубежных консерваториях (в списках музыкантов-иностранцев, проживавших на территории Беларуси, есть фамилии итальянских, прусских, немецких, австрийских, французских подданных). Это обеспечивало высокий профессиональный уровень обучения по «консерваторской методике». Это подтверждают программы оперных концертов учеников школ.

Еще более широкое распространение на территории Беларуси получили пансионаты. В Минске – Монтегранди, Чеханской и Стефановича, в Пинске – Моцейовского и Богдановича, в Гомеле – Петрошене, в Витебске и Полоцке – Яновской, в Слуцке – Гейдель, в Мстиславле – Бейера и др. Многие из содержателей пансионатов были отличными музыкантами. Музыка и пение были обязательными предметами во всех учебных заведениях данного типа.

В Минске лучшим пансионатом считался пансионат М. Монтегранди. Среди его воспитанниц была дочь В. Дунина-Марцинкевича Камилла – пианистка и педагог.

Высоким уровнем подготовки отличался пансионат музыканта и дирижера Д. Стефановича. Именно в его пансионате свое музыкальное образование начал С. Монюшко. Из этого следует, что пансионаты, безусловно, готовили почву для будущего профессионального музыкального театра Беларуси [2].

Достаточно высокий уровень музыкального образования был в гимназиях. Старейшей из них являлась Слуцкая, где большое внимание уделялось сольному и хоровому пению. Из гимназистов выделялись солисты, имена которых мы узнаем из рецензий «Минского листка» 20 марта 1890 года. Так, воспитанница Минской женской гимназии Александрович характеризуется в рецензии как обладательница «очень красивого, мягкого и довольно обширного по диапазону (драматическое сопрано) голоса…» [9].

26 лет (1871–1897) просуществовало в Минске единственное в тот период в Российском государстве училище органистов. В нем занимались дети крестьян и мещан со всей Беларуси. Пятилетний курс обучения включал в себя пяти–шестичасовые занятия музыкой, пение в училище преподавал Глинский. Органист по получении свидетельства должен был знать, играть и петь все без исключения гимны и духовные песни.

В конце XIX в. в Беларуси наблюдается активная гастрольная жизнь. Этому способствовало открытие в 1890 году в Минске здания городского театра, в котором в 1896 году с огромным успехом выступал Ф. Шаляпин [10], позднее с гастролями приезжали М. Ростовцева, А. Борисенко, Л. Собинов. Наряду с известными русскими певцами в концертах принимали участие минские вокалисты: О. Абрамович, О. Дандре, Ю. Козловская, В. Протопопов, И. Соколовский, А. Мейчик [2, c. 44-45].

Таким образом, учебные заведения в дореволюционный период подготовили значительное количество профессиональных музыкантов, в том числе певцов. Можно сказать, что в недрах общего музыкального образования были созданы предпосылки для развития профессионального вокального образования, ставшего основой профессиональной национальной школы пения.

М.С.Митюкова

The subject of research is the formation of the Belarusian vocal-performing school during the XVI-XIX centuries. The center of musical literacy were churches, monasteries and church fraternity by many Belarusian towns. And only in the middle of the XIX century in Belarus develops a system of professional music education.

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Высшая школа всегда была традиционным, основным путем подготовки квалифицированных, компетентных кадров специалистов, обладавших рациональным критическим мышлением, высокой общей культурой. В западных областях Беларуси становление  и развитие системы высшего о...
Исторический факультет УО «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» 29-30 июня 2017 г. проводит Республиканскую  научно-теоретическую конференцию «Белорусская государственность: истоки, становление, развитие (IX–XXI вв.)». Пр...
Исторический факультет УО «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» 25 мая 2018 г. проводит II Республиканскую  научно-теоретическую конференцию «Белорусская государственность: истоки, становление, развитие (IX–XXI вв.)». При...