Категории

Развитие женского гимназического образования в уездных городах Гродненской губернии в начале ХХ в. (на примере Слонимской женской гимназ�

14 минут на чтение

Вопрос развития среднего женского образования на территории Беларуси был широко обсуждаем в ходе общественно-педагогического движения конца XIX – начала ХХ вв. То количество женских гимназий, которое существовало в Беларуси (на 1 января 1897 г. их насчитывалось 6 – Гродненская, Минская, Витебская, Могилевская Мариинские, Гомельская и Могилевская правительственные) [1, с. 380], не могло удовлетворить растущую потребность в образовании женщин. Гимназии были переполнены, и примерно половина желающих оставалась вне их. Благодаря усилиям демократической интеллигенции правительство начало уделять средним женским школам более пристальное внимания, и в начале ХХ в. их развитие пошло быстрыми темпами. На 1 января 1905 г. в Виленском учебном округе женских гимназий Министерства народного просвещения стало 10 (с 4146 ученицами), и далее наблюдается рост их числа: в 1906 г. – 12 гимназий, в 1909 г. – 13, в 1910 г. – 14, в 1911 г. – 15, в 1912 г. – 17 гимназий. Правительство также поощряло открытие частных женских гимназий с тождественными курсами. Если на 1905 г. имелась только одна частная женская гимназия, то на 1914 г. их насчитывается уже 23 (с 6247 ученицами). Характерной особенностью развития среднего женского образования в данный период было открытие женских правительственных и частных гимназий не только в губернских, но и в уездных городах Беларуси. Среди них – женские гимназии в Бресте (1904 г.), Волковыске (1909 г.), Слониме  (1910 г.), Лиде  (1910 г.) [2, с. 185].

Слонимская женская гимназия была открыта (преобразована из частного учебного заведения) 24 сентября 1910 г. по «Положению о гимназиях и прогимназиях в Юго-Западном крае»» от 26 мая 1869 г. На момент открытия гимназия имела 9 классов: 7 основных и 2 параллельных (при 4 и 7 классах.), в которых насчитывалось 375 учениц [4, л. 7].  Анализируя состав учениц гимназии по сословиям и вероисповеданию, нужно отметить высокий процент (более 60 %) учениц из третьего сословия, большинство из которых были еврейками. По данным на  январь 1912 г., гимназистки распределялись следующим образом: по сословиям: дочерей потомственных дворян – 10, личных дворян и чиновников – 53, духовного звания – 8, почетных граждан и купцов – 24, мещан – 210, крестьян – 23, иностранцев – 1, по вероисповеданию: православных – 73, римо-католичек – 43, иудеек – 209,  магометанок – 4 [5, л. 7; 3, вед. № 20].

Слонимская гимназия помещалась в двух каменных зданиях, разделенных между собой маленьким двориком. Здания были уступлены гимназии Слонимским общественным городским управлением и приспособлены для учебных занятий. Однако, по свидетельству документов, дома были весьма ветхими и требовали капитального ремонта. Так, отмечается в отчете, «железная крыша требует в самом непродолжительном времени перекрытия, т.к. старое железо проржавело и пропускает воду на потолок». Крашеные полы, во избежание сырости, не мылись, а натирались парафином. Вследствие «плохой постройки здания и неудовлетворительного состояния печей» комнаты плохо отапливались. В сильные морозы температура в классах была 12 − 14 °C. Столовая, библиотека, кабинеты быстро остывали, рекреационный зал вообще не отапливался [4, л. 31; 5, л. 9; 6, л. 25].

 Как и большинство других женских гимназий, Слонимская гимназия содержалась в основном за счет платы за обучение. Ассигнования государства на женское среднее образование были скудны, в отличие от мужских гимназий, которые содержались правительством. В 1910 г. из государственной казны на нужды Слонимской гимназии было выделено 340,23 руб., 5958,98 руб. составила сумма сбора за обучение (1910 г. 160.29), в 1914 г. из госказны поступило 1379,7 руб., 20423,04 руб. – из платы за обучение [7, л. 2]. Не все родители имели достаточно средств для обучения дочерей, и широко распространенным явлением была подача прошений об освобождении от платы в связи с тяжелым материальным положением. Довольно часто эти ходатайства удовлетворялись начальством гимназий. В Слонимской гимназии в 1910 г. от платы были освобождены 20 беднейших учениц, в 1912 г. – 39 учениц. Также финансовую поддержку гимназиям оказывали местные общественные организации. В том же 1912 г. Общество вспомоществования нуждающимся учащимся г. Слонима выдало пособия 26 ученицам гимназии на сумму 333 руб. [5, л. 7, 9; 6, л. 30].

Размер оплаты в гимназиях устанавливался по местным условиям. Он зависел от множества факторов: посещения ученицами учебного заведения, организации учебно-воспитательного процесса, активности общественной поддержки, демократичности педагогического коллектива и др. В Слонимской женской гимназии плата за обучение в основных классах составляла 80 рублей в год, в приготовительном – 50 руб., в восьмом – 100 руб. За обучение закону еврейской веры взималось дополнительно 4 руб. в год [8, л. 2].

Учебный курс Слонимской гимназии включал в себя следующие предметы: Закон Божий, русский, французский и немецкий языки, арифметику, алгебру, геометрию, естествоведение, физику, историю, географию, педагогику, чистописание, рукоделие, гигиену, рисование, домоводство, гимнастику и танцы. Рукоделие, гигиена, рисование, пение, иностранные языки считались необязательными предметами, и ученицы изучали их по желанию. По сведениям на 1912 г., рукоделию и гигиене обучались все ученицы, рисованию – 230 учениц (76 %), пению − 147 (48,6 %), двум иностранным языкам – 146 (48 %), немецкому языку – 45 (15 %), французскому – 26 учениц (8,6 %), не изучали новые языки 85 учениц (28 %). С воспитанницами, обладавшими лучшими голосами и слухом, велись еще отдельные занятия по хору [4, л. 12, 31].

На уроках рукоделия ученицы обучались шитью, вышиванию, кройке, «вычерчиванию фасонов», изготовлению «изящных» вещей, предметов, необходимых в домашнем обиходе. На танцы и гимнастику отводился 1 час в неделю для каждого класса. Полчаса ученицы под руководством классной надзирательницы занимались гимнастикой со снарядами (флагами, палками, булавами, кольцами), следующие полчаса посвящались танцам [4, л. 31; 6, л. 28]. В начале XX века в некоторых женских гимназиях в качестве эксперимента было введено домоводство. В Слонимской гимназии оно стало преподаваться в 6 классе по 2 урока в неделю, исходя из следующей программы: «Устройство жилища. Домашняя утварь (мебель, посуда). Одежда и уход за ней. Знакомство с пищевыми продуктами и приготовление стола. Домашнее счетоводство. Уход за детьми, больными, первая помощь, домашние животные, прислуга, огород, цветоводство» [5, л. 135]. Нужно отметить, что введение данного предмета встречало препятствия со стороны начальников гимназий. В той же Слонимской гимназии начальник высказывал мнение, что ученицам еврейского вероисповедания (которых, как уже отмечалось выше, в женских гимназиях было большинство) сведения по приготовлению блюд христианской кухни не нужны, подчеркивал также недостаточность материальной базы для обучения домоводству. С февраля 1911 г. в гимназии в качестве учебного предмета было введено церковное и светское пение, с марта 1911 г – гигиена.

Особенные трудности наблюдались при изучении русского языка. Ученицы-еврейки слышали «правильную русскую речь» и пользовались ею только в школе [5, л. 153]. Уроки русского языка в младших четырех классах вели классные надзирательницы, в старших классах уровень преподавания предмета также был довольно низок. Это, в частности, отмечал посетивший в 1912 г. Слонимскую гимназию с ревизией помощник попечителя Виленского учебного округа В.Охременко. В своем отчете он пишет: «Рассмотрение сочинений учениц старших классов приводит к тому заключению, что ученицы отличаются поражающей безграмотностью. Мне пришлось наблюдать такое ужасающее скопление ошибок всякого рода, каких я нигде не встречал. Причина этого – в неправильном ведении преподавания… На уроках словесности преподаватели почти всегда делают не то, что нужно. Это обыкновенно порождает такую скуку, что становится неловко присутствовать на уроке» [9, л. 5, 16].

С 1911/12 учебного года в гимназии открылись восьмой и подготовительный классы. Программа 8-го класса включала общеобразовательные предметы с краткой методикой их преподавания и педагогику. Наличие приготовительного класса давало возможность ученицам 8-го класса иметь учебно-педагогическую и воспитательную практику, и не отказывать в приеме ученицам, слабо подготовленным в 1-й класс. По мнению начальствующих лиц гимназии, средства от сбора за учение в приготовительном классе, не требующем больших расходов на его содержание, могли бы уравновешивать сравнительно большие расходы на 8-й класс [8,  л. 116 ].

При поступлении в приготовительный и первый класс девочки сдавали Закон Божий, русский язык (письмо, чтение), арифметику. В приготовительный класс принимались девочки 8 –10 лет, в первый – 10 – 13 лет. Приемные экзамены проводились с 16 мая, учебный год начинался в сентябре и заканчивался в июне. Выпускные экзамены в 7 и 8 классах начинались 28 апреля, переводные экзамены в остальных классах – с 16 мая и заканчивались не ранее 7 июня [10, л. 1; 11, л. 2 – 5]. Так как при приеме в гимназию не существовало четко установленного возрастного ценза, возраст выпускниц также варьировался. Из 52 выпускниц Слонимской гимназии в 1913 г. 9 учениц были в возрасте 16 лет, 12 учениц – 17 лет, 18 учениц – 18 лет, 5 учениц – 19 лет, 5 учениц – 20 лет, 3 ученицы – 21 и более лет [4, л. 10].

Если говорить об образовательном цензе преподавательского состава Слонимской гимназии, то на 1911/12 учебный год преподавателей с высшим образованием насчитывалось 5, со средним – 15 [4, л. 89]. Среди них были выпускники Московского, Санкт-Петербургского университетов, преподавательницы заканчивали женские гимназии, Санкт-Петербургский Николаевский сиротский институт, Виленское Мариинское высшее женское училище и т.д. [5, л. 178]. Размер жалования преподавателей и законоучителей зависел от количества проведенных уроков в неделю и в Слонимской гимназии выглядел следующим образом: заведующая гимназией и главная надзирательница получали 500 руб. в год, классные надзирательницы – 300 руб.,  преподаватели с высшим образованием – от 360 руб. (за 6 уроков) до 1560 руб. (за 26 уроков.), т.е. 60 руб. за урок, со средним образованием – от 160 руб. (за 4 урока) до 1040 руб. (за 26 уроков) т.е. 40 руб. за урок., законоучитель – 480 руб. [4, л. 89; 12, л. 9]. При гимназии существовал педагогический Совет, который занимался обсуждением текущих дел гимназии, вопросами о ее правильном устройстве, укомплектовании составов классов и т.д.

 В гимназии имелась библиотека, состоявшая из двух отделов: фундаментального (для преподавателей) и ученического. На 1914 г. в фундаментальной библиотеке насчитывалось 450 наименований книг (в 741 томах), в ученической – 799 наименований в 1576 томах [7, л. 6]. В начале XX в. с усилением внимания к учебному делу в женских средних учебных заведениях начинают оборудоваться кабинеты физики и естественных наук, оснащенные приборами и пособиями. Физический кабинет Слонимской гимназии располагал 316 приборами, в кабинете естествознания имелось 222 предмета, в том числе скелет человека и гипсовые разборные модели отдельных органов человеческого тела, которые использовались на уроках гигиены. Также гимназия имела 105 учебных пособия по географии, 110 по истории (атласы, глобус, географические и исторические карты), 255 по рисованию (модели из папье-маше, гипса, терракота, глины и др.), 888 по рукоделию [7, л. 6].

Важнейшей целью женских гимназий, как говорилось в «Положении», было нравственное воспитание учениц – приучение их к «уважению религии как основе жизни и доброй нравственности, к порядку, законности и честному исполнению долга, чтобы таким образом подготовить их на служение обществу и сделать верными слугами Государя и Отечества». Воспитательным делом в гимназии занимались в основном главная и классные надзирательницы. В их конкретные обязанности входило: надзор за поведением учениц в стенах учебного заведения и вне их; наблюдение за учебными занятиями и аккуратным посещением уроков; сопровождение гимназисток в церковь и на различные празднества; уведомление родителей и личные встречи с ними по поводу поведения и успеваемости их дочерей; посещение частных квартир и домов воспитанниц для осмотра условий их жизни и т.д. Задачи воспитательной работы находили свое отражение и в практике преподавания учебных предметов. На уроках истории и литературы преподаватели пользовались теми случаями, когда была возможность «возбудить любовь к государю и родине», также при выборе песен и поэтических образцов, исполняемых на литературных вечерах, предлагались для заучивания лишь такие, которые «помимо художественных достоинств возбуждают добрые чувства» [5, л. 153].

В женских гимназиях существовали специальные правила для учениц, несоблюдение которых влекло за собой снижение оценки по поведению. Так, в Слонимской гимназии оценки по поведению были снижены за: невозвращение в срок из отпуска и за пропуск урока по неуважительной причине; за подчистки и замазывание отметок в дневнике; за порчу классной мебели; за посещение театра в недозволенный день и в поздний час; за опаздывание на уроки, за написание в тетради неприличных слов; за то, что во время спора с подругой ученица ударила ее по лицу; за лживость и неучтивость к педагогическому персоналу и т.д. [13, л. 23]

С конца 80-х годов XIX в. в гимназиях стали активно использовать проведение литературных и литературно-музыкальных мероприятий как одну из форм воспитательной работы. Они устраивались для учениц всех возрастов: для старшеклассниц – вечера, для учениц младших классов – утренники. Тематика их сначала ограничивалась только датами, связанными с жизнью и деятельностью царей. Позже стали широко проводить вечера и утренники в честь русских полководцев, писателей, просто литературные вечера с чтением стихов, прозы, пением народных песен, исполнением музыкальных номеров. 18 февраля 1911 г. в Слонимской женской гимназии проходило празднование 50-летия освобождения крестьян от крепостной зависимости. Программа торжества включала различные вокальные произведения, исполняемые ученическим хором. Преподаватель истории произнес речь о пользе реформаторской деятельности Александра II. По окончании празднования всем ученицам были розданы на память брошюры: «Царь-Освободитель – его дела и заветы» и «Как прекратилось крепостное право на Руси» [13, л. 12-13].

23 сентября 1912 г. гимназия праздновала столетие Отечественной войны 1812 г.  Актовый зал, где проходил вечер, был декорирован материей, флагами, портретами деятелей 1812 г., украшен цветами и зеленью. Программа включала сольное и хоровое пение, одна из учениц выступила с рефератом «Причины войны с Наполеоном» [5, л. 181]. 21 февраля 1913 г. Слонимская гимназия совместно со Слонимским реальным училищем отмечала 300-летний юбилей царствования дома Романовых. В здании городской управы был устроен вечер, на который были приглашены представители городских учреждений, обществ, учебных заведений, полка и местной интеллигенции [4, л. 61]. Аналогично проходили вечера и по случаю других праздников: юбилеев Пушкина, Некрасова, Суворова и др. На некоторых менее официальных вечерах устраивались танцы и сладкий стол. По настоянию церковного начальства проведение таких мероприятий было запрещено накануне праздничных дней.

С началом Первой мировой войны Слонимская гимназия, как и другие учебные заведения, приняла участие в оказании благотворительной помощи воинам русской армии.. Преподаватели и ученицы собирали средства для покупки ткани на белье раненым, приносили свою материю, из которой на уроках рукоделия и в свободное время изготавливали вещи для солдат (ватные жилеты, портянки, наушники и т.д.) Часть собранных средств была израсходована на приобретение табака и курительных трубок для находившегося в Слониме 118-го Шуйского полка. Изготовленную одежду поставляли также в госпитали и в Общество Красного Креста. По своему почину ученицы приносили в гимназию чай, сахар, табак, булки и другие продукты и предметы для находившихся в слонимских лазаретах раненых. В праздничные дни несколько учениц очередного класса под надзором начальствующих лиц гимназии доставляли это в лазареты и раздавали больным [14, л. 2].

Первая половина 1915 г., несмотря на военное время, прошла для Слонимской гимназии, в сравнении с другими учебными заведениями, довольно благополучно. Учебное дело мало было нарушено военными событиями. Гимназии пришлось несколько потесниться и уступить место для эвакуированной в Слоним канцелярии гродненского губернатора. В конце полугодия в части здания гимназии поместился медицинский персонал одного из полевых госпиталей. 3 марта 1915 г. вышло распоряжение министра народного просвещения об окончании учебных занятий по военным обстоятельствам,  и 14 – 15 марта ученицы были распущены на Пасхальные каникулы. 9 августа поступил приказ военных властей об эвакуации гимназии, назначенной на 11 августа. В такой короткий срок оказалось возможным собрать и уложить только дела канцелярии, а все имущество гимназии – мебель, оборудование кабинетов, библиотека – остались в Слониме [8, л. 7]. Гимназия вначале была эвакуирована в г.Жиздру Калужской губернии, где в течение года не функционировала, а затем в 1916 г. была переведена в г.Калугу. Калужское I высшее начальное училище отдало в аренду Слонимской гимназии часть здания, для канцелярии гимназии было снято отдельное помещение. В сентябре 1917 г. в здании Калужской женской гимназии стал функционировать 8-й класс. Таким образом, гимназия помещалась в трех различных зданиях, что создавало значительные неудобства. К 1 января 1918 г. в гимназии обучались 307 учениц, из них – 136 беженок и 171 местная жительница. Гимназия просуществовала в Калуге до декабря 1918 г., когда была преобразована во 2-ю Калужскую Советскую трудовую школу [14, л. 2; 15, л. 166].

 

Источники и литература

 

1.                Асвета і педагагічная думка ў Беларусі: Са старажытных часоў да 1917 г. / М.А.Ткачоў [і інш.]. – Минск: Народная асвета, 1985. – 464 с.

2.                Мятельский, М.С. Школа и педагогическая мысль в Белоруссии с 1895 г. до Великой Октябрьской Социалистической революции: Дис… канд. пед. наук: 13.00.01 /  М.С.Мятельский; МГПИ им. А.М. Горького.– Минск, 1982. – 215 с. септик для загородного дома

    Обзор Гродненской губернии за 1912 г. – Гродно: Типогр. губернского правления, 1913.
    Национальный исторический архив Беларуси в г. Гродно (далее НИАБ в г. Гродно). – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 23.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 22.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 160.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 26.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 7.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 21.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 15.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 42.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 24.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 8.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 29.
    НИАБ в г. Гродно. – Ф. 370. – Оп. 1. – Д. 147.

 
      
М.А. Ступакевич

 
Па матэрыялам: Гарады Беларусі ў кантэксце палітыкі, эканомікі, культуры: зборнік навук. артыкулаў / Гродз.дзярж. ун-т; рэдкалегія: І.П. Крэнь, І.В. Соркіна (адк. рэдактары) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2007.

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Национальный исторический архив Беларуси в г. Гродно является крупнейшим хранилищем документов по истории Гродненской губернии за период XIX – начала  XX в. В архиве на учете 1279 фондов и более 411 тысяч единиц хранения, многие из которые являются ценными ист...
История образования Гродненской области Гродненская область создана 20 сентября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР из частей Белостокской, Брестской и Барановичской областей. Создание новой области было связано с признанием города Гродно как ва...
Итак,  именно  в  Европе  в  начале ХХ  века  была  проделана  работа,  от  которой  во многом зависели перспективы социологии образования. Однако с приходом туда к власти нацистов центр развития социологии образования надолго переместился в США. Принято  счит...