Категории

Механизмы и стратегии адаптации национальных диаспор в инокультурной среде

11 минут на чтение

Современное общество находится на сложном этапе исторического развития. Совершенствование и трансформация современного мира во многом зависит от непрерывного внутреннего стремления человека к развитию, от характера взаимодействия личности и общества, ценностных приоритетов и ориентиров.

Любая перемена места жительства неизбежно влечет за собой необходимость приспособления к новым природным, экономическим, социальным и этнокультурным условиям – как биологического, так и социально-психологического плана. Необходимость приспособления возникает тогда, когда отдельные люди или группы оказываются в иной социальной среде, с другой культурой и социальной организацией, когда для них изменяется не только пространство социального бытия, где они занимали определенное положение, были наделены определенным статусом и выполняли определенные социальные роли, но и физическое пространство жизни, ее природно-географические, экологические и климатические факторы. Становятся также другими условия экономического и политического существования. Поэтому сегодня вопросы изучения социальной адаптации в кардинально изменяющейся социальной среде особенно актуальны.

Под адаптацией понимается состояние взаимоотношений личности и социальной среды, характеризующиеся наличием объективных и субъективных обстоятельств, позволяющих личности без особых внешних и внутренних (психологических) конфликтов продуктивно осуществлять профессиональную деятельность, удовлетворять свои социогенные потребности [1]. Социальная адаптация – одновременно процесс и состояние. Процесс адаптации осуществляется для того, чтобы привести поведение индивида в соответствие с господствующей системой норм и ценностей. Состояние адаптации – это характеристика индивида и внешней среды, которая служит выражением успешности адаптации как процесса [2, с. 45].

Процесс социальной адаптации представляет собой сложный социальный феномен, вариантности которой зависят от многообразных комбинаций деятельностных, поведенческих, психологических стратегий адаптаций. Социальная адаптация в этом ракурсе представляет собой комплекс различных действий, стратегий поведения в процессе взаимодействия со средой для достижения состояния достаточного равновесия со средой (с социумом).

Г.И. Янин отмечает, что структура социальной адаптации может быть представлена как взаимосвязь четырех элементов: субъекта, объекта, предмета (содержания) и результата. Субъектом выступает личность или социально-демографическая группа, объектом является среда в многообразии ее элементов и сторон. Предмет составляет совокупность действий субъекта в процессе ее приспособления к объекту. Результатом адаптации является адаптированность субъекта к объекту. Достигнутый результат не может быть окончательным, так как заданный процесс – непрерывный и динамический [3].

Социальная адаптация предстает как сложный механизм, основными составляющими которого является комплекс личностно-деловых качеств, ценностные ориентации, установки, функционирующие в условиях некоторого изменяющегося континуума социетальных (на уровне общества в целом), социальных (на уровне социальных общностей, где живет и действует индивид, на уровне его ближайшего социального окружения), социально-психологических (на уровне личности индивида) стимуляторов и ограничителей адаптации          [4, с. 217].

Т.О. Паршина, исследуя механизмы адаптации, выделяет пять основных уровней:

  • адаптационный потенциал личности;
  • простые базовые ситуации;
  • социально-фиксированные установки – аттитюды;
  • социальные установки, формирующимися в сферах деятельности;
  • ценностные ориентации [5].

В настоящее время процессы миграции являются важнейшим фактором изменений в экономической, социальной и культурной сферах. По мнению Э.Гидденса, миграция влияет на преобразование пространственных социальных отношений [6]. Социальные изменения на макро- и микроуровне, происходящие под влиянием миграционных процессов, можно определить как преобразования в социальной структуре принимающего сообщества, социально-демографическую трансформацию этого сообщества, перемены в социально-ролевых и социально-культурных структурах общества иммигрантов. Например, расширение «иммиграционной экспансии» во второй половине ХХ в. привело к тому, что появились сообщества с большим культурным и этническим разнообразием. Каждой из принимающих мигрантов стран пришлось выбирать свой собственный путь регулирования этого процесса.

Адаптация мигрантов – процесс приспособления, активного освоения личностью или группой людей новых социальных условий среды. В современной социологии понимается как процесс, в котором адаптант (личность/социальная группа), и социальная среда являются системами, оказывающими активное воздействие друг на друга. Адаптацию можно определить как процесс и результат активного приспособления этнических групп к условиям другой социокультурной среды [7, с. 335].

Структурообразующей составляющей социальной адаптации выступает базовая интерактивная матрица «субъекты адаптации – адаптивная среда».

Принято выделять 4 базовые адаптационные стратегии:

1. Стратегия «геттоизации» (пассивной автаркии), реализующаяся в ситуациях, когда адаптанты, оказавшись в новом окружении, стремятся избежать прямых контактов с чужой культурой и тем самым устранить негативные симптомы культурного шока. Следующие данной модели мигранты создают свой особый микро-мир, в котором присутствует исключительно «родная» этнокультурная среда, живут свои соотечественники и соплеменники. Пассивная автаркия, как правило, характерна для представителей этнических меньшинств (переселенцев и беженцев), проживающих в крупных городах, индустриальных центрах, мегаполисах.

2. Стратегия «культурной колонизации» (агрессивной автаркии) характеризуется активным проявлением у «пришельцев» этноцентризма и интолерантности. В данном случае новая реальность воспринимается крайне неадекватно, другая культура резко критикуется и отвергается. Более того, мигранты (колонизаторы) активно стремятся перенести свои атрибуты культуры и этнические стереотипы в новую среду, навязать принимающему окружению собственное мировосприятие и образ жизни.

3. Ассимиляция, предполагающая отказ мигрантов (добровольный или вынужденный) от родной культуры и полную идентификацию («растворение») с новым этнокультурным сообществом.

4. Интеграция (аккультурация) – наиболее предпочтительная и успешная стратегия адаптации, заключающаяся в сохранении этноменьшинствами приверженности своей культуре и параллельной интернализации ими инокультурных атрибутов. Данная модель предполагает также активизацию паритетного межкультурного диалога между мигрантами и доминирующим этническим большинством, взаимное приспособление последних: когда меньшинствам необходимо усвоить базовые ценности, нормы, знания и образцы новой социокультурной  среды, а принимающему сообществу – адаптировать свои социальные институты к потребностям и запросам всех составляющих его этнических групп [8, с. 89].

Выбор той или иной стратегии зависит от целого ряда факторов: микро- и макросоциальных.

К микросоциальным факторам следует отнести:

1) индивидуально-личностные характеристики адаптантов (возраст, уровень образования и профессиональной подготовки, коммуникабельность, ценностные ориентации, мотивация, личностная самооценка, характер ожиданий и притязаний, жизненный опыт и др.);

2) характеристики взаимодействующих культурных фреймов этногрупп, прежде всего культурную дистанцию (объективно существующая и субъективно воспринимаемая степень сходств или различий между этническими культурами).

Макросоциальные факторы следующие:

1) политическая и социально-экономическая ситуация в принимающей стране и в мире;

 2) характер иммиграционной и этнонациональной политики властей;

3) правовой статус мигрантов;

4) наличие (или отсутствие) общественных организаций и объединений соотечественников (землячеств, национально-культурных автономий, ассоциаций и т.п.), масштабы их деятельности;

5) уровень коррупции и преступности и др. [8].

Массовые миграции и перемещения больших масс населения в новые для них условия вызывают длительные периоды неприспособленности и дезорганизации. Невозможность моментального приспособления к новым условиям влечет за собой множество отрицательных последствий, поскольку социальная адаптация к новой среде обитания выступает как комплексный и многоуровневый процесс, затрагивающий все стороны культуры и быта и отражающейся на социальных, психологических и биологических параметрах, изменение каждого из которых может происходить независимо от других, и который невозможно оценить по каким-то отдельным показателям.

Диаспора – это социальное явление особого рода, в частности, потому, что состояние рассеяния означает разрушение структуры этноса: эмигрант попадает в необычные для него условия жизни, в которой не привычной стабильности. Диаспора принципиально отличается от принимающего ее народа по образу жизни, представлениям, нормам жизни. Иммигрант вторгается в принимающее общество как чужеродное тело, но общество приспосабливает диаспору к своим нуждам, вынуждая эмигранта действовать так, а не иначе, причем он неизбежно утрачивает свое этнокультурное сознание.

В процессе адаптации мигрант взаимодействуя с населением принимающего общества, выступает как активный субъект не только миграционного процесса, но и трудовых, социальных и этнокультурных отношений, которые являются для него инновационными на территории приема и требуют соответствующих адаптационных стратегий на каждом этапе адаптации. Условно можно выделить три этапа адаптации мигрантов: этап проникновения в культуру, оценочный этап и этап интеграции.

На первом этапе адаптации у мигрантов проявляются все основные составляющие культурного шока. В результате переезда нарушается динамическое равновесие между внутренней и внешней средой: сложившиеся представления, правила, модели поведения нередко являются неадекватными условиям и требованиям новой среды. Следствием реконструкции социальных ролей и самоидентификации становится чувство неполноценности от неспособности совладать с новой этнокультурной средой.

На втором этапе адаптации важнейшим фактором, усиливающим кризис ориентации в жизни, является отношения мигранта с местным населением. Оказавшись в новой социокультурной среде, зачастую чуждой и недоброжелательной, мигранты в большинстве своем находятся в полной социальной изоляции от местного населения. Имеющиеся контакты кратковременны и носят эпизодический характер, нередко они ограничены общением с правоохранительными органами, представителями общественных организаций, работодателями. Только единицы мигрантов имеют друзей и близких знакомых среди местного населения.

Третий этап адаптации – интеграция, характеризуется полным приспособлением мигранта к принимающему обществу. Главной целью на этапе интеграции является достижение мигрантами такого адаптивного результата, при котором укрепляется и восстанавливается его идентичность, конструируется социально и психологически приемлемое, непротиворечивое адаптивное пространство. Основным условием успешного завершения процесса социальной адаптации мигрантов является выработка собственных продуктивных моделей социального поведения основанного на индивидуальных ресурсах. Результаты исследования свидетельствовали, что, несмотря на сохраняющиеся культурные различия между этническими мигрантами и принимающим населением, мигранты включаются в жизнь региона, интегрируются в его культуру. В ходе адаптации мигранты переоценивают собственную систему ценностей, отказываются от неадаптивных норм поведения, принятых в их прежней жизни [9].

По мнению Шеффера, большинство диаспор выбирают наиболее предпочтительную и универсальную для них стратегию общины, которая является попыткой создать и сохранить тщательно разработанную сеть добровольных организаций, которые могут дополнять государственные организации в принимающей стране. Если в прошлом диаспоры стремились сконцентрироваться в политических и экономических центрах, то сейчас они распространены более широко по всей территории принимающей страны        [10, с. 274].

Термин «община диаспоры» выбран Г. Шеффером неслучайно, поскольку, по его мнению, стратегическое стремление большинства диаспор сфокусировано именно на общине, которая определяет сущность их организации и их деятельности. Общинные организации диаспор функционируют на уровне обеспечения деятельности внутри принимающей страны, на уровне зарубежной деятельности и в интересах страны исхода и других общин своей диаспоры. Большое значение имеет стимулирование идентичности членов диаспоры, улучшение имиджа диаспоры в принимающей стране и повышение интереса к стране исхода [10, с. 276].

Интересная попытка рассмотреть диаспору как предмет социологического анализа, была предпринята Ж. Тощенко и Т. Чаптыковой. В качестве ключевой функции диаспоры авторы выделяют сохранение этнического самосознания или четкое осознание принадлежности «своему» этносу. В основе этой функции лежит противопоставление «мы – они», которое определяет процессы идентичности членов диаспоры. Особо выделяются экономическая и политическая функции [11, с. 38].

Раскрывая экономическую функцию, авторы обращают внимание на то, что некоторые виды деятельности являются (или постепенно становятся) «специфичными» для представителей той или иной диаспоры. В случае с политическими функциями речь идет о лоббировании членами диаспоры дополнительных гарантий, прав, возможностей для своего этноса или диаспоры.

Большинство авторов сходятся во мнении, что существование пространства диаспоры серьезно усложняет проблемы, как принимающего сообщества, так и общества исхода. Иначе говоря, «пространство диаспоры» включает в себя не только всю совокупность связанных генеалогий рассеяния, но и тех, кто «остается на месте» [12, с. 40].

Диаспоры можно представить как некоторую структуру состоящую, как правило, из следующих условных частей, по-разному взаимодействующих между собой и внешним окружением:

  • старожилы общины (как правило, это те, кто прожил на данной территории более 7 – 10 лет, успешно адаптированные к внешним условиям общины). Старожилы представляют собой ядро общины диаспоры, являются хранителями традицийобщины, основными производителями диаспорной идентичности.
  • недавние мигранты. Это члены общины, прибывшие из территории (страны) исхода недавно, имеющие четкие целевые установки на интеграцию в местноесообщество, стремящиеся перенять нормы поведения местного сообщества, и активно перенимающие диаспорную идентичность.
  • трудовые мигранты. Члены этнической группы общины, но не включенные в сеть взаимопомощи общины, не имеющие целевых установок на интеграцию вместное сообщество. Трудовые мигранты являются носителями прагматическойкультуры. Они образуют собственные дискретные сети по образцу традиционных, предпочитают, по возможности, селиться среди своих соотечественников, в томчисле и первых двух групп, а также (по традиционному образцу) претендуют на ихподдержку и на поддержку функционеров НКО в решении своих проблем, частобезуспешно. Не ориентированы на интеграцию в местное сообщество, хотя частоживут практически на постоянной основе, или периодически выезжают в странуисхода, другие регионы  и возвращаются обратно (приспособительный сценарий) [13, с. 190].

Одним из основных сценариев (стратегией) адаптации трудовых мигрантов является (само) сегрегация. В основе этого сценария лежат, как правило, мотивационно-ценностные ориентации, связанные с прагматическим извлечением выгоды отнахождения на территории принимающей страны.

Ключевым аспектом этого сценария является включение вновь прибывших мигрантов в социально экономическую сферу по двум основным направлениям: первое – это включение в «этнический» бизнес, и второе – в соответствии с правилами «разделенного» рынка – в качестве малооплачиваемой, дискриминируемой группы – на малоквалифированную работу. Для объяснения феномена этнического бизнеса возможно использование схемы Р. Уолдингера. Он выделяет два важных аспекта:

  • Структура возможностей, под которой следует понимать легальную систему трудоустройства и возможностей вхождения в местный рынок труда; она включает в себя квалификацию рабочей силы и спрос на рынке труда;
  • Специфические этнические стратегии и ресурсы, на которые этнические группы могут положиться, чтобы разрешить проблемы интеграции и дискриминации. Этнические ресурсы включают в себя социальные сети, солидарность, предпринимательские традиции, доступ к дешевой рабочей силе, знания о потребностях своей и иных этнических групп [14].

В. Мукомель в своей работе придерживается сходного набора факторов, считая, что важнейшими из них, влияющими на адаптацию мигрантов, являются:

  • доступность важнейших составляющих социальной среды (рынки занятости, жилья, образования, социального, культурного обслуживания);
  • социокультурная дистанция между принимающим и посылающим обществом;
  • этнокультурные особенности групповой самоорганизации, производные от специфики социальной организации и традиции посылающего общества;
  • различия в установках на адаптацию разных групп мигрантов, определяемыесоотношением в миграционном потоке временных трудовых мигрантов и мигрантов, ориентированных на постоянное проживание в данном конкретном месте;
  • исторически сложившийся групповой опыт выживания в инокультурной среде, особенно городской;
  • развитость и доступность для мигрантов формальных и неформальных сетейвзаимодействия [15, с. 217].

Таким образом, диаспоры представляют собой многогранное явление, включая в себя политические, экономические и культурные пространства, пересекающие границы суверенных государств. Основные проблемы социальной адаптации диаспор можно ранжировать следующим образом:

1) проблемы в правовом и экономическом поле;

2) проблемы в культурно-коммуникативном пространстве;

3) проблемы физиологической адаптации.

Однако существуют и проблемы принятия мигрантов, которые выражаются в обострении социальной конкуренции, а также в повышении уровня интолерантности в принимающем сообществе. В настоящее время диаспора выступает основным инструментом, помогающим мигрантам решать указанные проблемы. Свою деятельность в решении указанных проблем она осуществляет в нескольких направлениях: экономическом, правовом, образовательном, культурном и информационном.

The article is devoted to studying the process of social adaptation in sociology. The author aims to consider mechanisms and strategies for the adaptation of national diasporas in the cultural environment.

Reveals the complexity and ambiguity in the definition of "social adaptation". We describe the place and role of social adaptation within the framework of sociological theories, perspectives defined areas of study of social adaptation.

 

 Аветян Наринэ Сумбатовна

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

«Мировой рынок вооружения и военной техники и особенности интеграции национальных и региональных рынков» выявлены тенденции развития мирового рынка ВВТ, особенности функционирования национальных и региональных рынков ВВТ развитых стран (США, ЕС), направления п...
Республиканский фестиваль национальных культур – это фестиваль, который проходит в городе Гродно раз в два года и в котором принимают участие до 140 других национальностей.    Этот фестиваль не редко гродненцы и жители других городов Беларуси называют праздник...
Первые общественные объединения национальных меньшинств (далее – ООНМ) на территории Беларуси были созданы ещё в 1980-е годы, это были в основном минские городские организации. В июне 1990 года организационно оформился  как республиканское объединение «Союз по...