Категории

Лжепартизанские отряды на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны: достижения историографии и перспективы изучения

11 минут на чтение

Одной из форм борьбы немецких оккупационных органов и спецслужб с партизанским движением было создание различного рода лжепартизанских отрядов и соединений. Причем эта практика получила самую широкую поддержку не только на местном, но и на высшем уровне. В инструкции «Об организации и борьбе с партизанами» от 24 сентября 1941 года указывалось, что «хороших результатов добились небольшие группы, переодетые в гражданскую одежду и используемые в качестве разведывательных дозоров или карательных команд» [10, л. 276–276 об.]. В своем докладе «Борьба против банд» рейхсфюрер Г. Гиммлер отмечал, что «оказывается пригодным создание противобанд. Они образуются из сил полиции безопасности, частей СД и полиции порядка. К тому же присоединяются туземцы, надежность которых хорошо проверена… Цель противобанд – сеять недоверие между отдельными бандами [14, л. 2–4].

Долгое время тема деятельности на оккупированных территориях лжепартизанских соединений была забытой в силу разных причин. Подобные отряды создавались не только на территории Беларуси, но и в Российской Федерации и на Украине [18, с. 303, 338; 21, с. 327]. Лжепартизаны, выдавая себя за «народных мстителей», грабили, насиловали и уничтожали гражданское население, сжигали хутора и деревни, уничтожали мелкие и разведывательные группы партизан. Главная задача – это дискредитация партизанской борьбы в глазах мирных граждан.

Одно из первых упоминаний о деятельности мнимых партизан можно встретить в биографической работе И. Борисова «Человек из легенды», посвященной одну из самых известных партизанских командиров К. Орловскому. В исследовании приводится эпизод, когда отряд К. Орловского в мае 1943 г. разоблачил и ликвидировал один из лжепартизанских отрядов под командованием Леонтьева [1, с. 306–311]. В ходе операции и последующего следствия выяснилось, что «банда Леонтьева («Бородача») была одной из лжепартизанских групп, сформированных и обученных Барановичским отделом полиции безопасности СД по специальному плану, носившему кодовое название «Вальдлойфер» – «Лесные бегуны»… В глубокой тайне полиция безопасности набирала в группы с таким названием «отличившихся» полицейских, уголовников и прочих отщепенцев. После специальной подготовки лжепартизаны направлялись для захвата небольших групп настоящих народных мстителей, организации провокаций среди местного населения, проверки лояльности пособников оккупантов...» [22, с.76–77]. По окончании операции К. Орловский радировал в Центр: «Бандитская группа под видом партизан систематически терроризировала местное население. Занималась мародерством, изнасилованиями женщин, убийствами, поджогами построек, хуторов. Банда компрометировала Советскую власть и настоящих народных мстителей» [1, с. 311].

В 1995 г. вышла монография бывшего участника борьбы в тылу врага К. Доморада «Разведка и контрразведка в партизанском движении в Белоруссии 1941–1944», в которой можно найти эпизод с разоблачением и переходом на сторону партизан крупного лжепартизанского отряда «Свободные» [2, с. 214–215]. Именно история этого провокационного соединения в белорусской исторической науке изучена наиболее полно. Помимо К. Доморада, этот сюжет встречается в исследованиях Э. Иоффе [3, с. 260–261], Б. Соколова [20, с. 93–94] и других. В работе Б. Соколова «Оккупация. Правда и мифы» этот эпизод вообще написан как-то несерьезно и с некоторыми неточностями. В частности автор отмечает, что «немцы прибегали к маскараду, в частности создавали ложные партизанские отряды из полицейских или власовцев, переодетых в красноармейскую форму или гражданское платье… Но случалось, ложные партизанские отряды превращались в настоящие. Так произошло, например, с отрядом из 96 человек во главе с офицерами РОА капитаном Цимайло и старшим лейтенантом Голокозом. Последний, вместо того, чтобы бороться с партизанами, установил связь… с бригадой Захарова и раскрыл ему правду. В результате 17 июля 1943 г. 55 лжепартизан во главе с Голокозом присоединились к настоящим…» [20, с. 93–94]. Во-первых, не Цымайло, а капитан Цымай. Во-вторых, не 55, а 56 человек перешло на сторону партизан. В-третьих, Петр Голокоз – глубоко законспирированный агент советских органов государственной безопасности начал составлять и готовить план по переходу отряда на сторону партизан еще в мае в Смоленске. В четвертых, значимость и масштабы этой операции были значительно большими, как для немецкой, так и для советской стороны, чем об этом повествует автор.

В фонде «Белорусского штаба партизанского движения» (№ 1450) Национального архива Республики Беларусь автору этой статьи удалось обнаружить комплекс документов, посвященный истории лжепартизанского отряда «Свободные», который был организован абверкомандой-203 в мае 1943 года в Смоленске, а в июле месяце этого же года почти полностью перешел на сторону партизан на территории Витебской области. В состав этого комплекса входят: отчет о разведработе [15, л. 64–69], донесения [8, л. 39–40], шесть протоколов допроса Р. Киршфельда (один из организаторов и руководителей отряда) [8, л. 16–25, 25–28, 33–36 об], протоколы допросов П. Голокоза («политрук» отряда, организовавший переход на сторону партизан) [8, л. 37–38] и Л. Рушинцева (один из участников лжепартизанского отряда, перешедший на сторону партизан) [7, л. 104–106 об].

На основании этих документов можно подробно изучить историю данного ложного партизанского отряда. Пытаясь перехватить инициативу у партизан и максимально ослабить борьбу в своем тылу, немецкие разведслужбы предложили новую тактику. Ее автором стал капитан абвера Макс Бухгольц. В качестве наиболее эффективного метода он предлагал взять курс «на завоевание симпатий местного населения и одновременно – на разложение партизанских отрядов и уничтожение их руководства». Эти задачи могли быть, по мнению Бухгольца, выполнены лжепартизанскими отрядами – «зелеными бандами», изначальная стадия которых – «дружба» с населением и партизанами [15, л. 64–69]. Для этого отряд снабжался большим количеством продуктов, табака, медикаментов, которыми должен был должен щедро делиться.

Отряд с весны по июнь 1943 года в д. Горяны недалеко от Смоленска. Было отобрано и завербовано около 100 человек – в основном военнопленных. Занятия проходили ежедневно по 6–8 часов, кроме воскресенья. В основе занятий была тактика борьбы с партизанами. Кроме тактической подготовки была огневая, топография и строевая подготовка. Большое внимание в подготовке отряда отводилась моральному состоянию бойцов и офицеров. Для этого один раз в месяц весь личный состав роты собирается в клубе, там же устраивают коллективное пение разных русских песен, а в процессе самого вечера устраивают бесплатный ужин, обязательно с выпивкой по 150–200 грамм водки.

В начале июля отряд в количестве 75 человек (командир отряда – Павел Цымай, «политрук» – П. Голокоз) на автомашинах выехал из Смоленска в район расположения партизанских отрядов. Рота (отряд) состоял из 2-х стрелковых и одного пулеметно-минометного взвода. На вооружении отряда было 8 автоматов, 2 станковых пулемета ДС-39 и 2 ротных миномета. Остальные бойцы были вооружены советскими винтовками. 8 июля в д. Дуброво Городокского района к отряду в 75 человек присоединился отряд казахов в количестве 17 человек под командованием капитана Бухгольца. Этот отряд прошел специальную подготовку по борьбе с партизанами в Витебской разведывательно-диверсионной школе. 9 июля отряд столкнулся с партизанской разведкой бригады Захарова и вступил в переговоры. Партизаны поверили версии о том, что отряд П. Цымая имеет намерение слиться с партизанской бригадой, и предложили выделить своего представителя для переговоров с командованием бригады. По просьбе П. Голокоза, Цымай представил его как своего комиссара и направил в штаб бригады для переговоров. 16 июля состоялась операция по переходу отряда «Свободные» на сторону партизан. В результате проведения этой операции были убиты командир отряда капитан Макс Бухгольц, группе из 10-12 бойцов удалось бежать. На сторону партизан перешло 56 человек. Было захвачено 36 автоматов, 2 станковых пулемета, 2 миномета, радиостанция, 8 лошадей, 5 повозок с боеприпасами и продовольствием [4, с. 44–45].

Разведывательные и контрразведывательные органы партизан оперативно реагировали на деятельность немецких спецслужб по созданию подобных отрядов и проводили большую работу по выявлению, разоблачению и уничтожению лжепартизан. Так, летом 1943 г. командир партизанского отряда «Советская Белоруссия» И. Власов указывал, что «шеф Слонимского СД с 6 восточниками прибыл м. Бытень. Он должен этих восточников под видом партизан пустить в деревни с целью разведки против партизан и выявлению местного актива» [11, л. 171]. В выписке из журнала по боевой деятельности по бригаде «Железняк» от 13 апреле 1943 г. указывалось, что «противник за последнее время применяет способы борьбы с партизанами по средствам переодевания карательных отрядов в форму партизан. Узнает название отрядов и бригад, узнает клички, фамилии и имена командиров и комиссаров, допускает к себе партизан вплотную и затем открывает огонь» [13, л. 133–133 об.]. Автором статьи в архивных документах обнаружено более 30 различных упоминаний о деятельности лжепартизанских соединений на территории Беларуси, и это цифра со временем будет только увеличиваться.

В работе белорусского историка Н. Смирнова «Беларусь. Особый фронт…» также приводятся сведения о подготовке немецкими спецслужбами ложных партизанских соединений. Например, по инициативе шефа Колдычевского лагеря смерти унтер-офицера Иорна «в гарнизоне Арабовщина была создана лжепартизанская провокационная группа из солдат и унтер-офицеров гарнизона. Группа эта переодевалась в штатскую одежду или обмундирование солдат, вооружалась и выезжала в населенные пункты, где под видом партизан грабила население, чтобы возбудить ненависть граждан к партизанам, или же пытались войти в доверие к местному населению, чтобы выявить места, где скрываются партизаны, их связных и тех, кто помогает партизанам, сочувственно к ним относится. Если это удавалось сделать, то производились аресты» [19, с. 232].

В этой же монографии встречается сведения о деятельности агента-провокатора Н. Пигулевского, разоблаченного партизанами. Он получил в Минске задание «организовать лжепартизанский отряд. Основной целью указанного «партизанского» отряда было:

1. Явиться сборным пунктом агентуры немецкой разведки в целях сохранения этой агентуры для оседания в советском тылу в случае освобождения Красной Армией Беларуси.

2. Основной кадр отряда, который будут составлять агенты гестапо, должен завоевать доверие и авторитет среди старых партизан, с тем, чтобы быть в глубокой конспирации.

3. В случае продвижения немецкой          армии вглубь Советского Союза отряд должен был принять в свои ряды, под видом массового перехода к партизанам, добровольцев из армии Власова с задачей разгромить партизанские бригады мощным вооруженным кулаком.

4. В целях шифровки лжеотряд должен вести незначительные боевые действия» [19, с. 234].

В своих показаниях Н. Пигулевский указывал, что «одновременно было сказано, что этот отряд должен быть официально зарегистрирован командованием партизанских отрядов. С целью маскировки ложного партизанского отряда было разрешено проводить настоящую советскую пропаганду среди советских людей, не боятся этого…» [12, л. 140].

Деятельность лжепартизанских отрядов зачастую была удачной. Так, в апреле 1943 г. в районе Сураж-Усвяты немцы переодели своих солдат и полицейских и группами под видом партизан засылали их в леса. В 18 км севернее Суража в д. Заболочье отрядом лжепартизан «была уничтожена разведгруппа частей Красной Армии: 7 человек убито, командир взят в плен. Спаслось 2 человека» [9, л. 59об.]. В монографии бывшего участника партизанской борьбы Э. Б. Нордмана «Не стреляйте в партизан…» приводится случай, когда при нападении лжепартизанского отряда был убит командир партизанского отряда им. Лазо, депутат Верховного Совета СССР Владимир Немытов и смертельно ранен первый секретарь Пинского подпольного обкома Шая Иосифович Беркович [17, с. 89]. Еще один случай можно обнаружить в докладной записке начальника Особого отдела соединения партизан Минской области майора С. Жукова от 2 декабря 1943 г. В документа сообщалось: «С начала октября 1943 года в районе Речинских хуторов организовалась «зеленая группа» в количестве 9 человек. Руководитель С. Д. Кукраш, 1918 г. р. Уйдя в лес как будто бы от партизан – ночным, а иногда и дневным временем за 27–30 дней своего пребывания в лесу группа совершила до 7 ограблений мирных жителей на Речинских хуторах и в д. Заболотье. Своей гнусной работой проповедовали, что грабят только партизаны. У населения сложилось мнение, что партизаны грабители, ибо эта группа действовала от имени партизан» [16, л. 228].

Необходимо отметить, что иногда на территории оккупированной Беларуси могли появлятся лжепартизанские соединения, которые действовали на соседних территориях – в России и на Украине. В этом смысле интересным представляется исследования российского журналиста Ю. Моисеенко «Почерк зверя (Опыты документального расследования)», где приводятся сведения о деятельности специальной команды СС «Ягдфербанд-Ост». В начале своего формирования это был обычный карательный отряд, куда входило «до 200 человек, которые выдавали себя за… партизан. Туда был собран весь сброд, готовый служить за похлебку. Хорошо они себя зарекомендовали в карательных акциях в районе городов Новоржева и Дриссы. Здесь ими были замучены сотни людей» [6, с. 88].

В своих показаниях один из участников этого лжесоединения показывал: «При этом часто наш отряд мы выдавали за советских партизан, так как мы были одеты в гражданское. И сначала нам верили. При этом некоторые люди рассказывали, что имеют связи с партизанами или сами ими являются, после чего они подвергались аресту. Помню в феврале 1944 г., это уже было в Белоруссии, в районе города Дрисса, мы ехали по дороге и встретили двоих мужчин, которые приняв нас за партизан, указали нам место, где была стоянка партизанского отряда… Однажды мы выехали на один из хуторов Дрисского района, где задержали сразу несколько человек и сдали их потом в СД» [6, с. 109].

В исследовании российского историка В. Маркова отмечается, что немецкие спецслужбы создавали и засылали ложные отряды и после освобождения оккупированных территорий. В частности, автор пишет, что «германской разведкой были предприняты попытки создания на освобожденных советскими частями территориях в 1944 г. псевдопартизанских соединений для проведения диверсионных и политических акций в тылу действующей армии» [5, с. 179]. Один из таких отрядов был заброшен в район Брянских лесов в июне 1944 г. с Минского аэродрома. Советскими органами госбезопасности он был обезврежен.

Таким образом, можно определись достижения, недостатки и перспективы изучения данной проблемы. К достижениям можно отнести:

– в историографии была обозначена тема лжепартизанских соединений как таковая. И хотя она на сегодняшний день не оформилась в самостоятельную тему, но, тем не менее, стала привлекать исследователей и историков;

– изучение отдельных «сюжетов» данной проблемы. В частности, достаточно подробно изучена история лжепартизанского отряда «Свободные». На сегодняшний день в исторической литературе можно встретить сведения о 6-8 ложных партизанских соединениях;

– увеличение интереса к изучению данной темы. Основные работы по данной проблеме были опубликованы в последние 10-15 лет.

К недостаткам изучения деятельности лжепартизан в Беларуси можно отнести следующее:

– несамостоятельность данной темы. Масштабы деятельности немецких спецслужб в этом направлении были весьма значительными, а вот отражение этой деятельности в исторической науке – недостаточное. Данная тема обычно рассматривалась историками в контексте противоборства немецких и советских спецслужб или же партизанской борьбы;

– недостаточное использование и ввод в научный оборот архивных документов. Исследователи оперируют уже известными фактами и документами. Вместе с тем, информационных потенциал архивных документов по данной теме весьма значителен;

– отсутствие количественных данных по данной проблеме: общего числа лжеотрядов, их численность, вооружение, масштабы деятельности.

С. В. Кулинок

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

В представленном исследовании впервые в отечественной историографии сделана попытка на примере отдельного региона Беларуси (Минской области) осуществить комплексный анализ развития военно-политических событий Великой Отечественной войны. В отечественной истори...
В конце 1980-х гг. для многих отечественных исследователей неожиданным оказался вывод главного редактора «Военно-исторического журнала» Н.Г. Павленко о том, что история войны еще не написана [1]. Это писалось тогда, когда в советской историографии многочисленн...
Сегодня отечественная и мировая историография накопила очень солидные по количеству пласты исторической, исследовательской информации, документальных и мемуарных источников, связанных с событиями Второй мировой и Великой Отечественной войн на территории Белару...