Категории

Культурные ценности, незаконно участвующие в гражданском обороте

6 минут на чтение
Культурная ценность – уникальный феномен общественной жизни, выступающий свидетельством богатого духовного развития народа и его исторической памятью. В условиях возрастающего незаконного оборота культурных ценностей, в основе которого лежат их противоправный вывоз в период вооруженных конфликтов и в мирное время, хищение ценностей из музеев, архивов, библиотек, картинных галерей, культовых мест, иное неправомерное их вовлечение в оборот, особую значимость приобретают вопросы возвращения культурных ценностей собственникам и иным законным владельцам.
Интересы Республики Беларусь, а также ее граждан и организаций, связанные с возвращением белорусских культурных ценностей, находящихся без законных оснований во владении иностранных и национальных субъектов права, нуждаются в гражданско-правовой защите. Собственники культурных ценностей, выбывших из их владения помимо их воли, практически не используют один из основных способов защиты права собственности – истребование имущества из чужого незаконного владения, что может свидетельствовать о потребности совершенствования гражданского законодательства в направлении усиления и активизации гражданско-правовой защиты прав собственников культурных ценностей, а также использования выработанных на международном уровне частноправовых средств защиты нарушенных прав на культурные ценности. 
Целью настоящей статьи является решение отдельных теоретических и практических проблем, возникающих в процессе истребования из чужого незаконного владения культурных ценностей, находящихся за пределами Республики Беларусь и на ее территории, и выработка на этой основе научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию национального законодательства в исследуемой области.  
 

Проблемы истребования культурных ценностей в случаях их добросовестного приобретения  

 

Участие культурных ценностей в гражданском обороте, в том числе международном, связано с заключением между субъектами гражданских прав распорядительных сделок в отношении движимых ценностей культуры. В таких ситуациях собственник или лицо, уполномоченное собственником, наряду с передачей культурной ценности должен передать и титул на нее. Но на практике в качестве продавца может выступать «мнимый собственник», т.е. лицо, которое не обладает правомочием по распоряжению вещью. Приобретатели культурных ценностей далеко не всегда знают или догадываются о неуправомоченности такого отчуждателя, внешне выдающего себя за собственника, и считают себя действительными обладателями прав на приобретенные культурные ценности. 
В такой ситуации, как отмечает А.Л. Маковский, может возникнуть «проблема столкновения интересов собственника и интересов того лица, которое вещь не похитило, не подобрало на дороге, а которое приобрело ее у кого-то, и при этом не знало, что то лицо, у которого оно эту вещь купило или от которого оно эту вещь унаследовало, не имело права этой вещью распоряжаться» [10, с. 319]. Другими словами, может иметь место коллизия интересов собственника и добросовестного приобретателя.
Проблема добросовестности традиционно связывается именно с вещными отношениями, где достигает наибольшей остроты. Причину этого К.И. Скловский видит в том, что видимость права, создаваемая владением вещи, не может не вступать в конфликт с действительным правом, что особенно характерно для оборота, подчиненного системе традиции [15, с. 88].
Следует отметить, что в силу норм белорусского гражданского законодательства, добросовестность приобретателя, возмездно получившего вещь от лица, которое не имело права ее отчуждать (a non domino – лат. «от несобственника», т.е. от неуправомоченного отчуждателя), на основании ст. 283 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) [3] является основанием для отражения притязания собственника (иного титульного владельца) по истребованию культурной ценности. Но это будет иметь место лишь в случае выбытия спорного имущества из владения собственника (иного титульного владельца) по воле последнего, например, в силу гражданско-правового договора (аренда, ссуда, хранение и др.). Если же имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли, то у добросовестного приобретателя спорное имущество всегда истребуется.
Если при невозможности истребования движимой вещи от добросовестного приобретателя собственник (иной титульный владелец) может восстановить нарушенный баланс имущественных интересов путем взыскания убытков с лица, которое без его согласия произвело отчуждение вещи, то применительно к культурным ценностям ситуация будет другой. Культурные ценности – это предметы уникальные, единичные, неповторимые в своем роде. Культурная ценность имеет не только и не столько конкретную имущественную стоимость, как и любая вещь, сколько значительное неимущественное содержание, большую культурную значимость, что для собственника зачастую является определяющим. Многие ценности культуры для их собственников просто бесценны.
Предусмотренное законом ограничение истребования имущества перед возмездным добросовестным приобретателем не позволяет собственнику защитить принадлежащее ему субъективное право собственности. Защите подлежат в таком случае лишь имущественные интересы посредством взыскания убытков со своего контрагента, незаконно распорядившегося имуществом. Однако законному обладателю прав на культурную ценность может быть возмещена лишь ее меновая стоимость. В отношении любых других вещей предоставление денежного эквивалента взамен утраченного имущества соразмерно нарушенному имущественному интересу, поскольку лицо может приобрести вещь такого же рода и качества. 
В отношении выбывших из владения собственника культурных ценностей предоставление денежного эквивалента может восстановить лишь частично интересы собственника, именно имущественные, поскольку в таком случае не подлежат восстановлению нематериальные интересы, выражающиеся в удовлетворении духовных, эстетических, художественных и иных культурных потребностей собственника от обладания культурной ценностью. Утраченная культурная ценность, как правило, не может быть заменена на аналогичную, поскольку каждая ценность культуры по-своему уникальна и имеет особое нематериальное содержание для ее законного обладателя.
В этом случае наиболее остро проявляется коллизия интересов действительного обладателя субъективного права на культурную ценность – собственника, и лица, получившего имущество на основании возмездной сделки от лица, не управомоченного на передачу титула, в силу чего также не имеющего субъективного права на вещь, – добросовестного приобретателя культурной ценности. 
На наш взгляд, реальное восстановление баланса имущественных и неимущественных интересов собственника и добросовестного приобретателя в отношении культурных ценностей, которые выбывают из владения собственника по его воле, возможно только одним путем – путем допущения их истребования. Способ выбытия имущества, полагаем, не должен быть «законодательным барьером» для истребования культурных ценностей из чужого незаконного владения. В этом случае собственник культурной ценности получит защиту своего нарушенного субъективного права. Имущественные интересы добросовестного приобретателя также будут учтены, который, как и в случае выбытия спорного имущества из владения собственника помимо воли последнего, сможет в последующем взыскать причиненные ему убытки с неуправомоченного отчуждателя культурной ценности по заключенной ранее сделке купли-продажи. Такое правило закреплено в действующем законодательстве в п. 1 ст. 431 ГК, в соответствии с которым при изъятии товара у добросовестного покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки (так называемая в науке ответственность за эвикцию [14, с. 127]).
Итак, в целях совершенствования защиты права собственности на ценности культуры, борьбы со всякого рода незаконным отчуждением культурных ценностей, предлагается предусмотреть изъятие из общего правила об истребовании имущества от добросовестного приобретателя, закрепленного в ст. 283 ГК. Полагаем, что собственники и иные титульные владельцы должны иметь возможность истребовать принадлежащие им культурные ценности от любого незаконного приобретателя, невзирая на обстоятельства выбытия имущества из владения собственника и, соответственно, добросовестность приобретателя. Другими словами, должна быть установлена неограниченная (абсолютная) виндикация культурных ценностей в силу особых свойств и признаков последних. В то же время категория добросовестности не потеряет своего значения при рассмотрении дел об истребовании культурных ценностей, поскольку расчеты между сторонами при возврате имущества из незаконного владения будут подчинены общему правилу, установленному ст. 284 ГК.
На основании изложенного, считаем целесообразным дополнить ст. 283 ГК пунктом четвертым следующего содержания: «В случае приобретения культурной ценности у лица, которое не имело права ее отчуждать, собственник вправе истребовать эту культурную ценность от приобретателя во всех случаях». 
Корреспондирующую этому правилу норму, на наш взгляд, следует закрепить и на уровне специального законодательства, содержание которой сводится к следующему:
 «1. Собственник вправе истребовать принадлежащую ему культурную ценность из чужого незаконного владения.
2. Если культурная ценность была приобретена у лица, которое не имело право ее отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя во всех случаях.
3. Расчеты между сторонами при истребовании культурных ценностей из чужого незаконного владения регулируются гражданским законодательством».
Предложенная норма могла бы найти свое место в действующем законодательстве в Законе «Аб культуры ў Рэспубліцы Беларусь» [1], в котором содержатся в том числе общие нормы, посвященные обороту культурных ценностей, посредством закрепления в новой статье 37-1 «Истребование культурных ценностей из чужого незаконного владения».  

 
Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

С момента установления дипломатических отношений между Исламской Республикой Иран и Республикой Беларусь обе стороны значительно укрепили политические, торгово-экономические и культурные связи. Несмотря на географическую удаленность, Иран и Беларусь проявляют ...
Сложный процесс формирования ценностей и отношения к ним присущ любому обществу. В настоящее время проблема ценности приобретает огромное значение. Это объясняется тем, что процесс обновления всех сфер общественной жизни вызвал к жизни немало новых как положит...
Гражданское общество становится сегодня предметом междисциплинарного исследования различных наук – политологии, юриспруденции, философии, биоэтики, ибо в ответ на происходящие трансформации общества институциональный статус получают такие инновационные формы г...