Категории

Кризисные явления социал-демократии Швеции на рубеже веков

10 минут на чтение

Шведские парламентские выборы всегда привлекают пристальное внимание мировой общественности, ведь всех волнует вопрос – какая партия останется на вершине политического олимпа и какая судьба ожидает пресловутую «шведскую модель» развития общества, которая многие годы оставалась эталоном развития гражданского общества, экономического благополучия, социальной справедливости.  

Итоги парламентских выборов в Швеции 19 сентября 2010 года смело можно обозначить как исторические, так как впервые правые партии удержались у власти второй раз подряд, получив 49,3% или 173 места в парламенте из 349 [4]. «Буржуазный альянс», в который входят Умеренная коалиционная партия, Народная партия-либералы, Христианско-демократическая партия, Партия центра, не только не развалился, но и показал свою жизнеспособность и умение управлять страной, и самое главное, получил доверие и поддержку шведского электората.  
Успех правоцентристских партий вызван тем, что правящей коалиции удалось в условиях мирового финансово-экономического кризиса, который, кстати, не оказал на Швецию такого разрушительного воздействия, как на другие страны европейского региона, поддерживать устойчивое экономическое положение страны, избежать бюджетного дефицита и роста государственного долга. Конечно, в период кризиса ВВП страны снизился, а безработица, особенно среди молодежи, показывала тревожный результат – более 9 %. Но Швеция довольно динамично набирала темпы по выходу из кризисного дисбаланса, демонстрируя перспективный рост своей экономики в отличие от остальных стран еврозоны. Грамотная политика правительства способствовала минимизации последствий мирового финансового кризиса для населения страны.  
 

Однако не только эти достижения обеспечили успех правящему альянсу. Определенные сдвиги произошли в самой политической системе правых. «Они уже сейчас больше либеральны, чем консервативны, и успех их был обусловлен идеологическим сдвигом влево, когда они присвоили себе некоторые установки, прежде «принадлежавшие» социал-демократам» [8]. Следует отметить, что, придя к власти в 2006 году, правый альянс действительно не пошел на коренной слом «шведской модели», а предпочел приспособить ее к реалиям своего политического курса. Это, по мнению многих, являлось главным политическим достижением правых партий. И хотя правоцентристская коалиция не набрала достаточного количества мандатов для формирования парламентского большинства, она все же является победителем и оставляет за собой право возглавлять страну в ближайшие 4 года. Правда теперь придется сотрудничать с оппозицией, и вполне возможно  это будет партия «зеленых», как наиболее оптимальный вариант. Кстати, партия Охраны окружающей среды, уже выразила готовность к «разумному» сотрудничеству с Альянсом и призывает своих коллег по красно-зеленой коалиции к диалогу.  

 

Такого провала социал-демократическая партия не испытывала еще не разу за всю историю своего существования – за партию проголосовало чуть более 30 % избирателей, что является наихудшим результатом. За Красно-зеленую коалицию, в которую вошли Социал-демократическая партия, Левая партия и партия Охраны окружающей среды проголосовало 45,1% шведских избирателей и получит 156 парламентских мест [4]. Причины поражения до сих пор активно обсуждаются в партийном истеблишменте и в шведском обществе в целом. Социал-демократическая партия создала комиссию, которая занимается сейчас расследованием причин провала партии на парламентских выборах. Как заявила лидер партии Мона Салин, комиссия будет вести свою работу в четырех направлениях: политика, анализ прошедших выборов, идея и организация. Также комиссия проведет анализ деятельности партии за последние 10 лет! Структурные изменения коснуться и верхушки самой партии – будет реорганизован центральный аппарат. Такие крупные преобразования в партии шведских социал-демократов, естественно, привлекли внимание не только европейской, но и мировой общественности. Средства массовой информации мгновенно отреагировали на внутрипартийное «шевеление» пестрыми заголовками газетных изданий и журналов, в интернете начали активно обсуждать, к каким положительным результатам или негативным последствиям приведет такой политический расклад. Однако какое бы общественное мнение не сложилось в этот период, ясно одно – партию ожидает серьезная реструктуризация, от успеха которой зависит дальнейшее политическое будущее социал-демократов.    

 

По мнению аналитиков и экспертов, есть достаточно много причин, обусловивших поражение партии на прошедших выборах. Во-первых, правоцентристские партии все же научились договариваться между собой и находить компромиссы при решении весьма спорных вопросов, тем самым лишив социал-демократов козырной карты. СДРПШ не раз побеждали на выборах, используя противоречия правых партий и их разобщенность. Также наметился определенный сдвиг партии Консерваторов к центру, что привело к еще большему укреплению позиций буржуазного Альянса.  

 

Дженни Мадстам, доктор политологии в Стокгольском университете утверждает, что причина столь сокрушительного провала традиционно-популярных толерантных социал-демократов – в их вступлении в блок. «Коалиционные партии все время ссорились между собой, даже когда предвыборная гонка уже началась, тем самым оттолкнув немало избирателей» – говорит Мадстам [10]. И действительно, лидер партии Мона Салин впервые в истории повела партию на выборы не как единичную силу с заявкой на формирование собственного кабинета министров, а в составе красно-зеленой коалиции. А ведь изначально планировалась коалиция только с партией Охраны окружающей среды (Зелеными), однако потом в коалицию была включена Левая партия (бывшая Коммунистическая), которая была принята, как утверждалось позднее, под давлением левой фаланги в Социал-демократии. Данное решение, по мнению аналитиков, стало роковой ошибкой Моны Салин и привело в последствие к разгромным результатам на выборах. Проигрыш на выборах можно связать с участием социал-демократов в коалиции: ведь накануне образования Красно-зеленого блока партии по отдельности набирали большее количество голосов избирателей, чем в целом правый альянс. Но здесь важнее другое – соглашение оппозиционных партий об экономической политике в предвыборной кампании. Предложения Красно-зеленой коалиции повысить налог на бензин, изменить налог на недвижимость и на капитал решили исход выборов – рейтинги оппозиции поползли вниз [9]. Кроме этого существует масса других факторов, обусловивших такой низкий результат.  

 

Одной из причин можно считают потерю связи со средними слоями городского населения. По результатам выборов только 20% городского населения Стокгольма проголосовало в пользу СДРПШ [8]. В результате столицей остается править буржуазный Альянс, который получил собственное большинство. Невысокие результаты социал-демократов оказались и в других крупных городах Швеции, где вместе с ними в городское правительство вошли Шведские демократы – ультраправая националистическая партия. Такое положение вещей заставляет серьезно задуматься об эффективности деятельности не только отдельных партийных ячеек, но и всего Центрального аппарата партии. Далее, критика левыми партиями решения о строительстве в ближайшие годы в Швеции новых АЭС. В условиях подорожания традиционных энергоисточников – нефти и газа — проблема энергетической безопасности становиться под острым углом. Учитывая географическое положение Швеции, вопрос о строительстве новых станций АЭС являлся одним из ключевых в предвыборной баталии. А ведь в ближайшие годы в Швеции планируется приостановить несколько реакторов, которые уже отслужили свое время, и не отвечают европейским стандартам по технике безопасности. Кстати, катастрофические последствия аварии на японской АЭС Фукусима-1, уже вызвало массу вопросов о безопасности мирного атома. Так что у красно-зеленой коалиции, в частности партии Зеленых, есть серьезный предмет торга с правящим альянсом.  

 

Еще один момент, который не играл на руку СДРПШ – неудачная иммиграционная политика, принятая еще при власти социал-демократов. Тогда Швеция в качестве прерогативы взяла курс на мультикультурализм, когда всячески поощрялось культурное разнообразие – чаще даже в ущерб национальному. Данный курс себя не оправдал. Программа привлечения иностранной квалифицированной рабочей силы в страну с их дальнейшей культурной адаптацией и интеграцией в шведское общество – провалилась. В связи с тем, что правила иммиграции в Швеции очень либеральны, поток беженцев из стран южной Европы не прекращается до сих пор. В основном это выходцы из стран южной Европы, Польши, Ближнего Востока. В настоящее время количество иностранцев в Швеции составляет 14% (для сравнения: по данным ООН в среднем этот показатель по Северной Европе – 12,4%) [7]. Данная ситуация спровоцировала появление на политической арене ультраправой националистической партии «Шведские демократы», которые стали выступать за ужесточение миграционной политики. Осознание обществом нового вызова, связанного с появлением большого количества мигрантов, обеспечили успех шведским демократам. Шведов привлекли откровенные заявления лидера партии демократов Джимми Акессона о том, что «мультикультурная элита страны слепа по отношению к угрозам ислама и исламизации» [2]. Члены партии утверждают, что при дальнейшем бездействии правительства все шведы скоро будут вынуждены жить по законам шариата.  

 

Проигрыш социал-демократов многие связывают и с кризисом лидерства в партии. С уходом с поста в 2006 году Йорана Перссона, место председателя партии заняла известный шведский политик Мона Салин, занимавшая в разные годы различные посты в кабинетах социал-демократов. Однако, как заявляют сами сторонники Моны Салин, ей явно не хватало харизмы, и лидером ее можно было назвать с натяжкой. Опросы среди населения показали, что более 60% шведам предпочтителен и симпатичен нынешний премьер-министр Рейнфельдт, чем Салин, которую поддержали, чуть более 18%. Партии не хватает харизматического, яркого лидера, обладающего способностью вывести партию из политической депрессии, сплотить ее на достижение конкретных целей и задач. На протяжении своей истории партия демонстрировала стабильность, уверенность, крепкую поддержку избирателей. Поэтому, когда после выборов заговорили о возможных внутрипартийных реформах, стало понятно, что ситуация в партии явно ненормальная и свидетельствует о наличие кризисных явлений.  

 

Недовольны результатами выборов и Молодежный союз Социал-демократической партии Швеции (SSU), который потребовал проведения досрочного конгресса и перевыборов руководящего состава партии. В молодежном союзе полагают, что действия партии были наивны и ситуация ухудшалась в течение длительного времени. Об этом говорится в документе, где молодые представители социал-демократов проанализировали результаты проигранных выборов. В Молодежном союзе СДРПШ полагают, что партия не смогла донести до общественности информацию о своих целях на ближайшее десятилетие, что обусловило такие низкие результаты [5].  

 

Следует отдать должное, что социал-демократы критически отнеслись к своей предвыборной кампании и собственной политике и признали, что партийное руководство проявило свою некомпетентность. «Мы завязли вы дебатах о пособиях, это — несомненно. Мы не смогли объяснить всерьез нашу народнохозяйственную политику и наше отношение к предпринимательству и бизнесу. А наша налоговая политика – на самом деле только отпугнула избирателей» — заявила Мона Салин перед своими сторонниками [9]. Социал-демократическая партия Швеции уже начала проводить мероприятия по полному пересмотру всей своей организационной структуры, и это будет наиболее масштабное внутрипартийное преобразование с момента окончания второй мировой войны. Вообще, СДРПШ «стоит перед необходимостью глубокой ревизии всей своей программы и стратегии, перед необходимостью синтеза социализма и неолиберализма. И то и другое – трудные задачи» [1, с. 95].  

 

Перемены коснулись всей шведской политической системы: последние события показывают, что эпоха однопартийного доминирования канула в лету. Социал-демократам для достижения былой славы следует кардинальным образом пересмотреть свои концептуальные и идеологические установки, более динамично адаптироваться к условиям быстро изменяющегося мира, уже сейчас начинать формулировать четкие цели и задачи, понятные всем слоям общества, обеспечить сплоченность и единство партийных рядов.  

 

Накануне выборов рекламные агентства по заданию оппозиционных партий работали над кампанией, смысл которой заключался в следующем – «Швеции нужен новый политический курс». Однако итоги выборов показали, что не столько стране, сколько самим социал-демократам нужен новый политический курс, новые кадровые обновления. «Социал-демократы должны изменить свою политику – иначе власть не вернуть» — заявила на своем последнем съезде как Председатель партии Мона Салин [9].  

 

И вот 25 – 27 марта в столице Швеции – Стокгольме – состоялся внеочередной съезд СДРПШ, который был посвящен избранию нового лидера. Единогласно на пост Председателя партии был избран член парламента, бывший председатель Комитета по обороне, занимавшийся вопросами внешней и оборонной политики Хокан Юхольт. Судя по всему, он сможет сформулировать стратегию развития партии в ближайшей и долгосрочной перспективе. Обладая влиятельными связями в правительстве и парламенте, Х. Юхольт будет способствовать прохождению и лоббированию целого комплекса задач и программ, поставленных социал-демократами. Выступая на съезде, новый лидер призвал социал-демократов обновить свой имидж и приложить все усилия для победы на следующих парламентских выборах. «Мы сделаем все возможное для усиления социал-демократической партии, когда речь идет о компетенции, притягательной силе и силе света, чтобы возбудить любопытство и интерес граждан к нашей политической идее, ибо мы убеждены, что приверженцев идей больше, чем голосовавших за нас на последних выборах», –заявил Хокан Юхольт [12].  

 

В ближайшее время СДРПШ ждут дальнейшие кадровые перестановки, кардинальные системные преобразования. Новый лидер сразу дал понять своим сторонникам, «кто есть кто». И намек все поняли…Возможно, после удачной внутрипартийной реорганизации к 2014 году СДРПШ заявит о себе как новая, завершившая свои преобразования стабильная политическая сила.  

 

The vote, 19 September 2010, showed that the Swedish social-democratic party had lost its position. The author tries to give us a concrete analyze of possible reasons of this defeat. He wants to pay our attention on different problems that are actual in the body of the party.  

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Начавшиеся в 1970-е годы изменения в странах Запада вызвали глубокий кризис западной социал-демократии, который политологи нередко называют кризисом идентичности. Его главной причиной являлась неспособность социал-демократических партий разработать реалистичну...
На пороге XXI в. мировое сообщество столкнулось с разного рода последствиями процессов глобализации. Кризисные явления затронули различные сферы его жизни, в том числе и общественно-гуманитарные науки. Статистика свидетельствует о тенденциозном сокращении в ст...
Интерес историков к эмоциям начал проявляться в первую треть ХХ века, однако в качестве особого проблемного поля история эмоций начала оформляться лишь на рубеже ХХ–XXI веков. В значительной мере это было обусловлено активизацией т.н. «эмоциональной политики»,...