Категории

Конфуцианство в восточных странах: сходства и различия

11 минут на чтение

Зародившись в Китае, конфуцианство получило распространение и на территории Кореи и Японии, где приобрело свойственную для этих стран национальную окраску.

Историю китайского конфуцианства можно разделить на несколько этапов:

1) классическое конфуцианство (V-III вв. до н.э.), данный этап основывается на трудах Конфуция, Мэн-цзы, Сюгь-цзы;

2) «ханьское конфуцианство» (III вв. до н.э.- III вв. н.э), в данное время конфуцианство стало официальной идеологией  Китая;

3) неоконфуцианство (XI-XIX вв.);

4) постконфуцианство (XX в. по настоящее время) [2, c. 21].

Конфуций изучал, прежде всего, природу человека. Для успешного создания гармоничного общества человечество должно избавиться от эгоизма и следовать предназначенному пути Дао. Достичь такого состояния может только цзюнцы («благородный муж») – идеальный человек, которому свойственно «человеколюбие» (жэнь), «духовная культура» (вэнь), «единение через разномыслие» (хэ) и добродетель (дэ). Образ такого идеального человека стал единой целью для всего культурного региона.

Конфуцианство, распространенное в Китае, призывало прежде всего к уважению к семье.  Из пяти базовых принципов, три основываются на почитании родителей и преданности семье.

С целью универсального становления этического сознания различных слоев населения в Китае была введена многоступенчатая система экзаменов для занятия административных должностей. Целью такой системы было привлечение к управлению самых способных и одарённых представителей общества, не взирая на их социальный статус и происхождение. Относительная возможность получения высшей должности в управлении свойственна только для китайского конфуцианства.

Не смотря на то, что конфуцианство за историю своего развития знало этапы и взлета и падения, в настоящий момент оно вновь переживает период возрождения. Меры, предпринимаемые правительством КНР, говорят о том, что свой проблемы в новом веке Китай будет решать, основываясь на своей традиционной идеологии – конфуцианстве [3, c. 41-43].

С конфуцианством корейцы познакомились примерно во II в. до н.э. Принималось конфуцианство в очень строгой форме, какие либо интерпретации его были запрещены, что, однако, не останавливало процесс возникновения многих конфуцианских школ. Не смотря на попытки строгого следования основным нормам, конфуцианство в Корее все же было тесно переплетено с буддизмом, шаманизмом, анимизмом и другими верованиями, так что можно говорить о кореизированном конфуцианстве. Демонстрация приверженности конфуцианским ценностям стало важной частью имиджа всех, кто стремится занять видное общественное положение в Корее. Одним из проявлений добросовестного следования хё стало то, что до недавнего времени в Республике Корея не существовало пенсионного обеспечения, так как основная часть расходов на пожилых родственников ложилась на более молодых членов их семьи.

В Южной Корее существуют конфуцианские организации, где проводятся ритуалы поминовения предков и памятные церемонии в честь ведущих представителей конфуцианства. Там в настоящее время работает более 200 конфуцианских академий со святилищами, где молодые люди имеют возможность постигать традиционные конфуцианские ценности и манеры и учатся применять их в современном обществе.

 Для корейцев конфуцианство стало не просто идеологией или основой политической системы, оно стало стилем жизни.

Корейцы почтительно относятся к возрасту, ценят общественную стабильность и испытывают уважение к образованию и самосовершенствованию. С другой стороны для них свойственно определенная идеализация прошлого и строгая общественная иерархия [5, c. 16-17]. 

Первое знакомство с конфуцианством в Японии приписывается периоду V-VI вв. н.э., когда в Японии началось государственное строительство. Китайская система государственного управления стало образцом при династии Тан в VII в. н.э.

Видными конфуцианскими деятелями Японии, взгляды которых определили вариант японской конфуцианской идеологии, были Хаяси Разан, Ямага Соко, Ито Дхинсай и др.

Конец XIX начало XX века стали началом проведения активных мер по преобразованию внутреннего государственного устройства, осуществлялась агрессивная внешняя политика и страна вступила в борьбу за передел мира с другими мировыми державами. Опорой для проведения экономических реформ и агрессивной политики в данный период стало конфуцианское учение, которое, опираясь на древнюю японскую идеологию, узаконило императорскую власть, иерархический характер общественных и социальных отношений. Поражение Японии во Второй мировой войне привело к отказу от многих традиций, но это не коснулось конфуцианства. Оно было признано главной идеологической составляющей модернизации. Среди черт конфуцианства ведущих к экономическому росту можно выделить такие как гармоничный характер общественных связей, коллективизм и взаимопомощь в общественных отношениях, стремление к учебе, сохранность моделей поведения, основанных на таких принципах как «человеколюбие, гуманность» и «долг, справедливость» [5, c. 18]

Рассмотрим теперь поподробней некоторые базовые составляющие конфуцианства – семья, образование, экономика.

Главенствующими принципами семьи и семейных отношений в конфуцианстве будут [3, c. 62]:

1.Почтительность к родителям, которая выражена в степени уважения и заботы материального и нематериального плана в отношении к родителю.

2.Почитание предков.

3.Продление рода

4.Расширенные родственные связи.

При сходстве построения семьи и внутрисемейных отношений, можно отмечать различное понимание внутренней составляющей. Для китайца семья – это то место, где он найдет покровительство и защиту от произвола государства. Для корейца семья обозначала несколько иное. Это был смысл жизни, т.к. только институт семьи давал возможность продлить свой род, т.е. осуществить рождение потомков (желательно мужского пола), которые в дальнейшем также будут блюсти обряды поклонения предкам.

Отличительной чертой семейно- родственных отношений Японии является возможность существования боковой семьи при наличии основной семьи, т.е. такая семья может существовать не только по родству крови (семьи братьев или сыновей), но и по общности интересов, свершения какого-либо неординарного события, особого отношения друг к другу и т.п. [4, c. 58]

Система образования, будучи базовым принципом социализации в восточном обществе, является главным средством передачи традиционных конфуцианских ценностей из поколения в поколение и не может не отображать традиционные ценности в обществе.

Повышенное внимание к образованию во всех странах исповедующих конфуцианство объясняется потребностями развития экономики и традицией культа учености. В образовательных программах учебных заведений как и прежде основное внимание уделяется нравственному воспитанию, основанному на главных принципах: уважение к старшим, верность, преданность, патриотизм и т.д. Экзаменационная система построена на принципе отбора лучших. Иерархичность системы высшего образования свойственна для всех стран этого региона. Отсюда стремление получить не просто образование, а образование в самом престижном учебном заведении. Так как именно диплом престижного вуза дает быстрый старт в карьере и является свидетельством подтверждения статуса его обладателя.

На всех уровнях образования сохраняется высокий статус преподавательского и профессорского состава, что также свойственно для конфуцианства. Несмотря на обилие общих черт, наблюдаются в образовательных системах данных стран все же некоторые отличия.

Например, для образовательных систем Японии и Китая свойственна элитарность на всех уровнях образования, в Корее наоборот образовательная система отличается эгалитарностью [5, c. 20].

Экономика. Общими, как уже уточнялось, в семейно-клановых отношениях Японии, Китая и Кореи являются конфуцианские ценности, в основе которых находились следующие принципы: иерархичность структуры, абсолютное подчинение младших старшим, терпимость младших в отношении к старшим, главенство общих интересов над личными, приверженность долгу, поддержание статуса своей семьи в обществе, стремление к гармонии отношений, преданность и т.д. Именно такие принципы стали той базой, на основе которых выстраивались отношения внутри экономических образований: предприятий, фирм и корпораций в восточноазиатских странах. Этот факт говорит о том, что, достигнув определенного возраста, человек обычно покидал семью и конфуцианская традиция требовала соблюдения в обществе таких взаимоотношений, которые свойственны для отношений между родственниками. Здесь имеет место уточнение, что под государством в конфуцианской традиции подразумевается такое понятие как семья семей. Следовательно, базовым организационным элементом как для социума, в целом, так и для экономики, в частности, можно смело считать семью.

Основой корпоративной организации Китая всегда был семейный бизнес [2, c. 24]. Компании принадлежат семье, находятся под управлением семьи. Одной из отличительных особенностей китайских компаний является крайнее нежелание использовать в управлении своих компаний профессиональных менеджеров. Осуществлять управление крупной компанией посредством участия только членов семьи вызывает определенные трудности, поэтому, в большей степени, среди китайских компаний преобладают мелкие и средние предприятия.

Что касается Японии, то в данном контексте уместнее и правомернее будет говорить о влиянии группизма и клановости на структуру японских корпораций, что обусловлено отличным, от китайского, пониманием семьи.

Достаточно свободный выход японского бизнеса за рамки кровно- родственных отношений был обусловлен тем, что для японца «коллективом №1» является группа, построенная по образу семьи (строгая иерархия, наличие четких вертикальных отношений, чувство долга по отношению к коллективу и т.д.). Похожая экономическая структура Японии свойственна и Корее.

Главным отличием китайского предпринимательства от японского и корейского является то, что японским и корейским экономическим компаниям не доставляет труда институциализироваться, используя труд профессиональных менеджеров, не являющихся родственниками [5, c. 23].

 

а �L������едство для приобщения индивида к культуре вообще.

 

Свою систему, отражающую суть и назначение эстетического воспитания, имели и классические представители утопического направления в Европе XIX столетия – Ш. Фурье, Р. Оуэн, Сен-Симон, которые считали, что эстетическое воспитание призвано выполнять особую функцию в системе педагогики при замене социального строя «цивилизации» новым строем гармонии. Они утверждали, что развитие эмоций посредством изящных искусств будет приносить в свободный труд духовное, творческое содержание. Невзирая на утопию, необходимо отметить, что во взглядах Ш. Фурье имеется практическая целесообразность: он развивает идеи всестороннего и целостного воспитания души и тела. Эстетическое воспитание согласно Ш. Фурье необходимо организовывать целенаправленно начиная с младенческого возраста под музыку оркестра, звуки пения и еще в детском возрасте достигать посредством «кухни и оперы» (т.е. работы с мелкими вещами и музыки). Ключевым методом воспитания выступает свободная игра. Классическая утопия, продолжая утопические воззрения Т. Мора и Т. Кампанеллы касательно природы человека и идеального социального строя, обогатила эстетическое воспитание и раскрыла большие воспитательные возможности искусства [5, с. 85].

И. Кант, великий немецкий философ, также занимался проблемами эстетики и эстетического воспитания, и весьма важным в ракурсе рассматриваемой темы представляется обоснование И. Кантом проблемы воспитания гармонической целостной личности – одной из основополагающих проблем в классической немецкой эстетике и в педагогике. Педагогическим кредо Канта было «человек должен быть культивируем». Воспитывать, считал Кант – это значит в первую очередь воспитывать личность, которая достойна общества и имеет цену в своих собственных глазах, при этом достичь идеала гармонически развитого индивида невозможно, возможно только бесконечное приближение к нему [5, с. 86].

И. Кант целью эстетического воспитания видел создание культуры душевных проявлений, а особую значимость придавал искусству. В ключевом, волнующем многих людей, вопросе касательно влияния эстетического на нравственность, И. Кант дал наиболее аргументированный ответ в своей «Критике способности суждения»: он писал, что изящные науки и искусства не делают лучше нравственно, а делают людей культурнее, и этим сдерживают проявления чувственных тиранических наклонностей, подчиняя их разуму; в схватке со злом, поставленном на пути человека природой и отчасти неуживчивым эгоизмом людей, побуждает индивида чувствовать свою пригодность к высшей цели, сокрытой от нас [5, с. 86].

Важнейшую и особую роль в ходе воспитания человеческой природы Кант отвел искусству, в котором мыслитель усматривал одно из ключевых условий человеческой свободы, гармонии мира свободы и мира природы. Таким способом Кант разделял иллюзию, которая была свойственна просветительской эстетике, касательно того, что при помощи эстетической формы можно достичь гармонии интересов человека, культивация и укрощение врожденного и зоологического человеческого своекорыстия. В своей «Критике способности суждения» И. Кант высказывал данную мысль достаточно четко: «Изящные искусства и науки через то удовольствие, которым возможно делиться со всеми, благодаря своему блеску и утонченности хотя и не делают людей нравственно лучше, делают их культурнее и поэтому много отнимают от тирании чувственных склонностей и через это подготавливают людей к тому устройству, при котором власть должен иметь только разум; тогда как зло, которое ставит на нашей дороге отчасти природа, отчасти неуживчивый эгоизм людей, вместе с тем напрягает, усиливает и закаляет наши душевные силы, побуждает нас бороться с ним и таким образом дает лам чувствовать нашу пригодность к высшей цели, которая от нас сокрыта» [11, с. 331-332].

Иное воззрение на сущность и содержание эстетического воспитания было присуще Ф. Шиллеру, который считал, что гармония сил человека может быть достигнута при помощи искусства, а также эстетического воспитания.

Нам представляется, что очень важным характерным признаком классической немецкой философии и эстетики являлось то, что они критиковали буржуазное разделение труда, уродующее личность; они в поисках гармонии человеческих способностей и сил возвышали античность и ее эстетическую модель. Античный идеал также привлекал и приверженцев раннего романтизма, в первую очередь братьев Шлегель, разделявших иллюзии классической философии касательно возможностей возрождения идеалов античной гармонии. Так, Фр. Шлегель неоднократно упоминал о том, что нужно возрождать античность, будучи убежденным в том, что «возвращение к античности неминуемо» [12, с. 154].

Также большую известность в XIX столетии получила деятельность таких педагогов Европы, как И.Ф. Гербарт, Ф. Фребель, К. Бенеке, А. Дистервег. При этом историческое значение в развитии воззрений на эстетическое воспитание каждого из указанных ученых индивидуально. Так, Ф. Фребель придавал огромное значение, во-первых: игре, как средству, развивающему воображение и содержащему эстетический стимул; и, во-вторых: художественному творчеству, используемому во всех видах искусства и как развивающему нравственность.

По-своему развивали принцип природосообразного воспитания, а также положения по гармоническому развитию личности И.Ф. Гербарт и А. Дистерверг. Гербарт, являющийся представителем авторитарной педагогики, воспитывал на художественных произведениях, которые значимы не по своим художественным достоинствам, а по ценности в подражании нравственного, применительно к буржуазной морали, отражаемой в них. Он создал этическую концепцию воспитания, базирующуюся на неизменных вечных нравственных идеях, огромное значение придавая психологии. Гербарт указывал, что основой всего нравственного есть чувство. Цель воспитания кроется в развитии эстетического восприятия всего мира, а эстетически воспитанный человек уже считается, по его мнению, воспитанным нравственно. Итак, эстетическое воспитание  является высшим критерием воспитания вообще. Гербартом нравственное чувство воспринималось как красота воли, имеющей пять состояний: это внутренняя свобода, бескорыстное благорасположение к иным, полнота жизни, идеи справедливости и права [5, с. 88].

В педагогической концепции Дистервега, синтезирующей три постулата – природосообразность, самодеятельность и культуросообразность, предполагающей активность детей в процессе воспитания и обучения, сфера эстетического воспитания в целом не отличается новаторством; данный исследователь обратил свое внимание на неполную разработанность педагогики эстетического воспитания, невзирая на преувеличение ее значимости, и являлся сторонником рационально поставленного воспитания и обучения, педагогические достижения данного мыслителя бесценны и сейчас [5, с. 88].

Активное развитие педагогические воззрения в Европе на сущность, задачи, средства эстетического воспитания получили и в 20 столетии, и в наши дни. Несомненно, что эстетическое воспитание развивает и гармонизирует все духовные способности индивида, нужные в различных сферах творчества. Эстетическое воспитание тесно увязано с нравственным воспитанием, потому что красота выступает особым регулятором и человеческих взаимоотношений. Главная цель эстетического воспитания – формирование целостной личности, развитой творчески индивидуальности, которая действует по законам красоты. Многие концепции, взгляды, используемые средства и методы эстетического воспитания, разработанные и успешно применяемые в Европе, были заимствованы и нашими отечественными педагогами.

Шэнь Пэн

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Военная форма одежды, включающая в себя все предметы обмундирования, снаряжения, знаки различия, установленные высшими правительственными органами для личного состава вооруженных сил государства, не только позволяет определять принадлежность военнослужащих к в...
Переход к рыночной экономике, сопровождающийся ускоренной урбанизацией, предопределил специфику социально-демографического развития КНР в последние десятилетия. Это усилило социально-экономические различия между городом и деревней, социальное расслоение в цело...
Музыка Беларуси является национальным достоянием страны, имеющее начало ещё с самого развития древней культуры и развивающееся до сих пор. Истоками белорусской музыки является древняя культура восточных славян. Тут появились и самобытные обрядные песни: колядн...