Категории

Изучение Африки западноевропейцами в XIV– XV вв.

12 минут на чтение

В XIV – XV вв. объектом географического исследования становится Африка. Именно в данный период по ряду причин взор западноевропейцев, а в большей степени португальцев, активно привлекает к себе этот, ещё неизвестный, континент.  

В данную эпоху Африку представляли себе такой, какой она была изображена на карте Санудо – Весконте 1320 г. Ею руководствовались составители карт Атласа Медичи и так называемой Флорентийской планисферы (1417 г.). Считалось вполне достаточным дойти до южных берегов Африканского континента, чтобы приблизиться к владениям «священника Иоанна» [1, с.145].  
В Северо-Западной Африке западноевропейцы появились раньше, чем в Восточной. В статье А.Д. Дризо (1965 г.) сообщается о том, что в этом районе Африканского материка побывали два западноевропейских ученых – английский историк и географ Матвей Парижский (ок. 1200 – 1259 гг.) и каталонский философ Раймунд Луллий (ок. 1235 – 1315 гг.) [1, с. 146].  
 

В результате путешествия Г. Адана и Р. Луллия уже к началу XIV в. европейцам стали известны и северные области Африки вплоть до Нигера и Ганы, а также Эфиопия, и районы на юго-востоке материка почти до 20° ю. ш. Далее исследованием Африки занимались португальцы.  

 

Ранней морской экспансии Португалии на юг способствовало ее географическое положение на крайнем юго-западе Европы. Причинами же этой экспансии являются также и особенности ее исторического развития. Широкие перспективы в торговле для португальцев открывало лишь южное направление, вдоль побережья Африки, поскольку все остальные направления уже были заняты. Уже в 1415 г. португальцы оккупировали Сеуту. Но и этот захват оказался для них малоперспективным и только в 1471 г. привел к временному господству над небольшой областью у Гибралтарского пролива, – «Заморской Алгарви».  

 

Хорошо известно, что открытие западных берегов Северной Африки португальцами началось после того, как марокканский город Сеута был завоеван Португалией 21 августа 1415 г. Во главе войск стоял инфант португальского короля Жуана I принц Энрики (1394 – 1460 гг.). В Сеуте он узнал, что к югу от Атласских гор простирается огромная пустыня Сахара, что местные мавры отправляют караваны через пустыню к большой реке и доставляют оттуда золото и черных рабов. За полосой пустынь, в Западной Африке, действительно текут две большие реки: одна – на запад – Сенегал; другая – на восток – Нигер. В XV в. смешивали обе реки и даже связывали их с Нилом. Эти сведения переплетались в уме Энрики с библейской легендой о стране Офир (Абхира – в Южной Индии), где царь Соломон добывал золото, и он решил достигнуть страны золота морским путем, отправляя корабли вдоль западного берега [2, с. 126].  

 

Больших успехов при принце Энрики достигло кораблестроение. К этому времени в португальском флоте на смену гребным галерам пришли трехмачтовые корабли особой конструкции, оснащенные треугольными парусами, – каравеллы, они были маневренными и быстроходными. Для поощрения и развития мореплавания Энрики создал в Сагрише (недалеко от мыса Сан-Висенти) специальную школу космографии, астрономическую обсерваторию и морской арсенал. Он пригласил к себе на службу искусного картографа Жафуду Крешкиша (Иегуду Крескеса), сына знаменитого Авраама Крескеса – создателя Каталонской карты 1375 г. Сам принц Энрики тщательно изучал труды по астрономии и картографии.  

 

Несомненно, деятельность Энрики в конечном счете дала толчок к отысканию морского пути в Индию, но сам принц, как говорилось выше, об этом и не думал. С помощью организуемых им экспедиций он мечтал достигнуть только Индии мифического священника Иоанна, т.е. Эфиопии.  

 

К этой «Африканской Индии» тогда обращались взоры всех тех, кто в период усиливающейся угрозы со стороны турок на Востоке и ожесточенной борьбы с маврами на Западе мечтал о совместном наступлении христианских государств против ислама. Надежды на военную помощь христианского священника Иоанна особенно оживились к 1450 г., когда турецкие армии стали угрожать Константинополю (город был взят турками 28 мая 1453 г.) [3, с. 69].  

 

В истории открытий и исследований Африки выделяется семь периодов, или этапов, активного продвижения португальцев вдоль берегов Африки и шесть периодов (этапов) затишья. К рассматриваемой нами эпохе гуманизма могут быть отнесены I, II, III и IV периоды активной деятельности и три периода затишья. К первому периоду, продолжавшемуся с 1415 по 1419 гг., относятся учебные плавания португальских моряков и вторичное открытие Мадейры [1, с. 124].  

 

Путешественники того времени были убеждены, что пустынный характер стран, с которыми они познакомились в Сахаре и на Атлантическом побережье, будет еще сильнее выражен по мере продвижения к югу. Моряков же пугали легенды о «свернувшемся», или «застывшем», море, которое якобы не выпускает корабль из своих объятий; о магнитных горах, которые будто бы притягивают все железо к корпусу корабля, в результате чего корабль может рассыпаться и потонуть; о морских чудовищах и пр. [4, с. 56].  

 

Во время второго периода (1431 – 1436 гг.) португальские моряки обогнули мыс Бохадор (26,5° с. ш.) и открыли бухту, названную Рио-де-Оро (Золотая река). В 1434 г. Жил Ианиш  обогнул мыс Бохадор. В 1435 г. он продвинулся на 250 км южнее Бохадора (т.е. мыса Юби), а его спутник Афонсу Гонсалвиш Балдея прошел в 1436 г. за 23° с. ш. и на пути открыл глубоко вдающуюся в сушу бухту (Рио-де-Оро) [1, с.143].  

 

После 1436 г. наступает время затишья, обусловленное войной Португалии с Марокко и тяжелым финансовым положением страны. В 1441 г. начался новый период активной деятельности, ознаменовавшийся достижением в 1446 г. мыса, покрытого растительностью и названного Капо-Верде (Зеленый мыс).  

 

К третьему периоду относится открытие португальцами в 1456 г. семи островов Азорской группы (как сообщает об этом тот же Диегу Гомиш). В этот третий период истории португальских плаваний берет начало история работорговли. В 1441 г. Нуньо Триштани и Антаниу Гонсальвиш открыли около 20° с. ш. выступ песчаного берега белого цвета, прозванного ими Кабу-Бранку (мыс Белый). Не доходя до этого мыса, португальцы захватили и привезли в Лиссабон несколько африканцев [1, с.176]. Португальские купцы сразу поняли выгоды работорговли, и уже в 1443 г. принцу Энрики были предоставлены права на монопольное судоходство к югу от мыса Бохадор, а в 1444 г. была образована «Компания для торговли с Западной Африкой». В том же году были открыты залив Арген и острова в заливе.  

 

К этому же периоду (именно к 1446 – 1447 гг.) относятся два сухопутных путешествия в глубинные районы Западной Африки. В первом из них принял участие Жуан Фернандиш, который высадился на берегу у Рио-де-Оро и провел семь месяцев с кочевыми племенами. Вторым был генуэзский купец Антонио Мальфанте, который примкнул к торговому каравану с целью выяснения местоположения золотоносных районов Северной Африки. В 1447 г. он достиг Таментита, главного поселения оазиса Таут, расположенного почти на полпути между алжирским побережьем и городом Тимбукту (в излучине Нигера, у 25° с. ш.). А. Мальфанте впервые после автора Каталонской карты упоминает о Тимбукту, а также о государстве Мали.  

 

С 1448 по 1455 гг. продолжался новый период затишья (связанный с войной Португалии и Кастилии), после чего наступил четвертый семилетний период активной деятельности португальцев. Он начался с экспедиции итальянца Антоньотто Узодимаре, приглашенного на службу принцем Энрике [5, с. 144].  

 

Во время плавания А. Узодимаре встретил своего соотечественника Альвизе Кадамосто, также приглашенного на службу принцем Энрики. А. Кадамосто родился в Венеции примерно в 1426 г. Он являлся профессиональным моряком, а был дворянином-торговцем и искателем приключений. В 1445 г. уехал на Кандию (Крит). Пять лет спустя он стал «знатным лучником» на «большой галере» в Александрии, а еще позднее служил на фламандской галере [5, с. 146].  

 

Галера А. Кадамосто направилась сначала к Мадейре и Канарским остовам, а затем вдоль африканского побережья – причем А. Кадамосто постоянно вел записи о ветрах, течениях, местах высадки и встречах с местными жителями.  

 

Его описания племен, которые он посетил, весьма интересны и содержат много ценных сведений. По всему берегу близ мыса Бланке велась весьма оживленная торговля рабами и отдавали «десять или пятнадцать рабов за одну из таких (берберийских) лошадей, в зависимости от ее качеств» [2].  

 

А. Кадамосто рассказывает и о «немом торге» солью, который шел между купцами и чернокожими; «чернокожие оставляют кучи соли и скрываются, а купцы кладут рядом с каждой кучей соли золото. Если обе стороны довольны, чернокожие берут золото, а купцы – соль» [2, с. 143]. Корабль А. Кадамосто продолжал свой путь, никогда не упуская из виду берег. Встретились другие племена, враждебные и жестокие, не признающие никакой власти. После одного неприятного инцидента он направился южнее, к Реке Гамбия.  

 

В 1456 г. венецианец со своим генуэзским спутником снова подготовил два судна, с тем, чтобы отправиться и исследовать реку Гамбию дальше и продвинуться на юг вдоль побережья. Принц Генрих одобрил это предприятие и даже дал от себя полностью оснащенную каравеллу. Однако он нашел здесь мало золота, моряки жестоко страдали от лихорадки, и, покинув Гамбию, корабли пошли к Риу-Гранди. За исключением островов Зеленого Мыса А. Кадамосто не открыл никаких новых земель, но и в это плавание он увидел и описал в своем отчете много необычайного. Он был смел и любознателен, он даже пробовал всякую незнакомую пищу, встречающуюся ему, от диковинных птиц до черепах, от незнакомой рыбы до жареного слоновьего мяса. Он описал и необычайные длинные туземные весла с круглыми лопастями, и одежду туземцев, и татуировки у туземных женщин, и способы охоты на слонов [2, с. 148].  

 

А. Кадамосто прошел вверх по Гамбии на 100 лиг дальше, чем А. Узодимаре (лихорадка заставила его вернуться обратно). Но свое главное открытие А. Кадамосто сделал в 1456 г., когда в результате бури его корабль сошел с курса: им были открыты острова Зеленого мыса, расположенные в океане против одноименного мыса.  

 

Через год после возвращения А. Кадамосто, в 1457 г., плавание вверх по Гамбии совершил португалец Диегу Гомиш. Ему мы обязаны хроникой португальских открытий с 1444 по 1475 гг., которая явилась едва ли не первой специальной работой по истории географических открытий XV в. Его флотилия из трех кораблей смогла лишь немного подняться вверх по реке. Зато он собрал сведения о некоторых внутренних районах Западной Африки. Экспедиция Д. Гомиша в Гамбию была последним предприятием, организованным Энрики к берегам Африки. Энрики умер 13 ноября 1460 г. [6, с. 194]. На следующий, 1461 г., состоялось важное плавание Педру ди Синтры. Во время своего плавания Педру ди Синтра открыл острова Бисагуш и горы Сьерра-Леоне.  

 

А. Кадамосто сообщает со слов П. де Синтры, что им был открыт берег, имеющий почвы красного цвета, а также так называемый Перцовый берег, где они обнаружили растение малегету, стручки которой по вкусу напоминали перец. Дойдя до мыса Кортезе, или Месурадо, у 6°19' с. ш., П. де Синтра повернул обратно: здесь береговая линия заметно поворачивала на восток, образуя Гвинейский залив. Однако, как правильно отмечают многие исследователи, из этого факта не было сделано нужных выводов. Племянник Энрики Мореплаватель король Аффонсу IV – был занят войной с Марокко и не желал тратить деньги на экспедиции. Однако история географии обязана Альфонсу IV тем, что он не стал засекречивать результаты португальских открытий и распорядился предоставлять все материалы, полученные экспедицией, выдающемуся венецианскому картографу Фра-Мауро. По заказу сената Фра-Мауро составил карту – один из важнейших документов средневековья, на которой получили отражение результаты исследований Африки к середине XV в. Карта была завершена в 1457 – 1459 гг. [1, с. 152].  

 

На карте Фра-Мауро Африканский материк имеет треугольную форму, постепенно суживаясь к юго-востоку. При этом этот крайний юго-восточный угол изображен как большой треугольный остров Диаб. Выбор такой гипотетической формы Африки Фра-Мауро пояснял ссылкой на Страбона. Карта Фра-Мауро не имела картографической сетки, но изображение суши (всех известных материков) в виде планисферы вовсе не говорит о том, что автор карты считал Землю плоской. Это следует хотя бы из того, что он был знаком с географическим трудом Птолемея, но считал его устаревшими [1, с. 139].  

 

Несколько нарушая хронологические рамки рассматриваемой эпохи, необходимо назвать наиболее важные территориальные открытия португальцев, совершенные во второй половине XV в., которые получили отражение в картографических произведениях того времени. Так, в 1469 – 1473 гг. Фернан да По и Руй ди Сикейра обследовали северное побережье Гвинейского залива, открыли дельту реки Нигер, острова в заливе и, обнаружив крутой поворот берега к югу, пересекли экватор, дойдя до 2° ю. ш. Это разрушило надежду на быстрое достижение Индии в экваториальных широтах. Кроме того, продвижение вдоль берегов Африки приостановилось на некоторое время и по другой причине: в Верхней Гвинее открывались широкие возможности для приобретения слоновой кости, добычи золота и охоты за рабами (это привело к возникновению таких названий, как Берег Слоновой Кости, Золотой берег, Невольничий берег). Исследование берегов материка задержалось и из-за войны Португалии с Кастилией (1475 – 1479 гг.).  

 

Самым деятельным последователем Энрики Мореплавателя был, пожалуй, Жуан II (1481 – 1495 гг.), который задался целью претворить в жизнь даже более дерзновенные идеи. Этот принц, а позже король, уполномоченный отцом Альфонсом V (1438 – 1481 гг.) «управлять Гвинеей и разведывать моря, страны и народы, которые не были известны до принца Энрике», продолжает целенаправленно организовывать дальние морские плавания. После того как многие выводы античных космографов оказались ошибочными, он сомневается и в авторитете Птолемея, который когда-то изобразил Индийский океан внутренним морем. [3, с.95].  

 

В поисках новых областей охоты на чернокожих жителей новый король Жуан II дал распоряжение организовывать новые экспедиции. Так, в 1482 – 1484 гг. моряк Диогу Кан завершил обследование берегов Гвинейского залива, открыл устье огромной реки (Конго) и дошел на юге до побережья Анголы (у 13,5° ю. ш.). В течение 1485 – 1486 гг. он совершил второе плавание (в котором принял участие немецкий ученый Мартин Бехайм). На этот раз Диогу Кан прошел к югу до 21° ю. ш. и достиг пустынной области Намиб. Наконец, с августа 1487 по декабрь 1488 гг. в плавании находилась экспедиция Бартоломеу Диаша: ему удалось обогнуть с юга Африканский материк, войти в Индийский океан и достигнуть устья реки Риу-ди-Инфан-Ти (видимо, современной реки Грейт-Фиш у 27° в. д. и 33,5° ю. ш.) [4, с. 243].  

 

В рассматриваемый период активно началось изучение Африки. В большей степени изучением Африканского континента занимались португальцы под предводительством Генриха Мореплавателя, который, несмотря на своё имя, никогда не участвовал в экспедициях. Он сыграл значительную роль в «открытии чёрного континента». Генрих не только являлся меценатом плаваний, но также он занимался развитием морского дела, для того, чтобы достичь Индии. Так или иначе, Васко да Гамо доплыл до Индии, обогнув Африку, именно благодаря своему знаменитому предшественнику. Но желание достичь Индии морским путем было далеко не главной и не решающей целью португальцев. Самой главной причиной была экономическая: желание получить золото и рабов (именно в данный период зарождается и приобретает популярность работорговля). Европейцы в XIV – XV вв. продвинулись до экваториальных широт южного полушария, тем самым расширив рубежи ойкумены. Но вместе с тем прогрессом, который европейцы, безусловно, принесли на континент, пришла и колонизация.

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Вялікае княства Літоўскае у  XIV- сярэдзіне XVI стст. з’яўлялася феадальнай манархіяй. Сістэма кіравання ВКЛ была пабудавана па прынцыпу васалітэту. На чале княства стаяў вялікі князь літоўскі( першым тытул насіў Міндоўг (1253г)). Вялікі князь літоўскі каманда...
Византийское культурное наследие чрезвычайно обширно и многообразно. Достаточно сказать, что его в мировой исторической науке и культурологии изучает специальная научная дисциплина – византиноведение. Особых успехов добилось советское (российское) и немецкое в...
Министерство образования Республики Беларусь Уполномоченный по делам религий и национальностей при Совете Министров Республики Беларусь Институт истории НАН Беларуси Институт философии НАН Беларуси Могилевский государственный университет имени А.А. Кулешова Мо...