Категории

Искусство скоморохов

22 минуты на чтение

          Значимую роль в зарождении русского средневекового театра исследователи справедливо отводили скоморохам, как первым актёрам-импровизаторам на Руси. Но существует множество вопросов: кто такие скоморохи, откуда они пришли на славянские земли и чем они занимались, почему интерес учёных к ним постоянно возрастает? На эти и многие другие вопросы ответить сложно, но возможно благодаря сохранившимся до наших дней документам: указов, актов, дневников иностранных путешественников.

Исследователи скомороховедения сформировали теорию рождения на русских землях первых «творцов-актёров», но прежде, чем говорить о происхождении следует поставить вопрос следующего характера: кто такие скоморохи? Обратимся к «Толковому словарю русского языка» С.И. Ожегова, вот что там имеется: «скоморох», «скомрох», «скоморожка» (шведс.?) – музыкант, дудочник, сопельник, гудочник, волынщик, гусляр, промышляющий этим и пляскою, песнями, шутками, фокусами; потешник, ломака, гаер, шут; медвежатник, комедиант, актёр и пр.» [53, с. 590]. (Приложение 5, 6)

С.И. Ожегов дал наиболее полное определение «скоморохам». Из перечисленных в «Словаре» достоинств потешника одно важное стоит на последнем месте –  это слово «актёр». Но и это не случайно, ведь для средневековой Руси данное понятие было просто неуместно: человек в те времена не понимал смысла  своих творческих способностей и к деяниям скоморохов относился со всей несерьёзностью [53, с. 87].  

  Само слово «скоморох», «скомрохос» в переводе и с греческого и с турецкого языков означает «смехотворец», что является наиболее близким по значению слово к термину и позволяет строить догадки о том, что первые скоморохи пришли к нам из других стран [22, с. 73].

Всеволод Миллер, известный русский учёный, который занимался исследованиями в области духовной культуры русского народа, утверждал, что наши «глумцы» были «несомненно людьми захожими», доказательством служит само слово «скоморох», которое независимо то того, где и когда оно появилось, должно было означать нечто такое, чего дохристианская Русь ещё не знала» [26, с. 24].

Версия В. Миллера довольно распространена, её придерживаются многие другие исследователи. По его мнению, скоморохи пришли на Русь с причерноморских колоний во времена Киевской Руси, ибо в те времена политика государства была тесно связана с Царьградом, Херсонесом и другими городами греческих колоний [30, с. 16].

В 957г. княгиня Ольга с многочисленной свитой совершила        дипломатическую поездку в Царьград. Византийский император торжественно принял её. По придворному обычаю во время пиршества показывали различные представления, игры, исполнялись пляски, пелись песни. Пиршество сопровождалось также игрой на музыкальных инструментах. Исполнителями были труппы актёров и танцовщиков. Эти представления кроме княгини Ольги лицезрела ещё многочисленная свита.

 В течении своего долговременного пребывания в Царьграде Ольга и её свита осматривала город. Они посещали торги и ипподромные представления. По возвращению в Киев они рассказывали о виданном. На ипподромных представлениях, конечно, бывали и жившие в Царьграде купцы. А когда греческая царевна Анна вышла замуж за великого князя Владимира Святославовича, они приехали в Киев с большой свитой, в состав которой, вероятно, входили также византийские актёры и скоморохи. Нельзя сомневаться в том, что для обслуживания двора тогда были привлечены и русские скоморохи [30, с. 26].

Вот таким образом на русские земли попали представители этого интереснейшего занятия.

Существует и другая точка зрения о появлении скоморохов, которую высказал одним из первых А. Морозов. Основные положения теории происхождения русских скоморохов состоят в следующем: до принятия христианства существовала медиффецированность русского быта и обрядности, и потребность в особых игрецах, помимо жрецов и волхвов, выполнявших все обрядовые и ритуальные функции, ещё не возникла. Христианство разобщило народ и жречество. Язычество как культ было подорвано, но языческая обрядность продолжала существовать на началах двоеверия. Но жречество не исчезло. Из вырождавшихся волхвов и произошли первые скоморохи [51, с. 30-36].

Как бы для подкрепления своей мысли, А. Моров ссылается на то, что подобная точка зрения была однажды высказана А.И. Пономорёвым, но осталась незамеченной, и что на некоторое родство скоморохов с волхвами и кудесниками указывают ещё И. Беляев и А.С. Фаминцын [26, с. 40].

В работе Д.К. Зеленина «Очерки русской мифологии» говорится: «Смех, вообще веселье, на похоронах и поминках в древние времена на Руси использовался довольно часто, а в широком смысле применялся в обрядовых действиях волхвами, скоморохами» [69, с. 53].

Таким образом, мы можем провести параллель между носителями культа старой веры и первыми русскими актёрами.

В качестве доказательства обратимся к описанию похоронного обряда, сделанному в X веке арабским путешественником и дипломатом Ахмедом Ибн-Фадланом, побывавшим на русских землях: «И вот когда умер тот муж, о котором я упомянул раньше, то сказали его девушкам:

- Кто умрёт вместе с ним?

И сказала одна из них:

- Я!

И так, её поручили двум девушкам, чтобы они охраняли её и были бы с нею куда бы она не пошла… А девушка каждый день пила и пела, веселясь, радуясь будущему» [7, с. 58-59].

Нет никаких сомнений, что эта девушка действительно пела, веселилась и радовалась, и делала это совершенно искренне, как не трудно нам в это поверить, но смеховой приём, как мы можем его назвать, на Руси существовал во многих обрядах, даже на похоронах люди веселились и смеялись, ведь смех для них являлся культовым оберегом от злых сил: считалось, что со смехом провожать усопших в иной мир – значит дать им покоиться с миром и в полном достатке на том свете [47, с. 368].

Если говорить о самом термине «скоморох», то впервые он упоминается в «Повести временных лет» под 1068г. в связи  с событиями  поражения русских князей Изяслава, Святослава и Всеволода от половцев на реке Альте [26, с. 52]. И вот вслед за сообщением о поражении, русский летописец и автор «Повести», монах Нестор пишет о том, что нашествие половцев стало казнью божию за грехи, в число которых включено и увлечение скоморошьими потехами, музыкой, гуляньями в ущерб посещению церквей и молитвам: «… и за грехи ваши наказал божию карою, каб не глумилися и скомрохов не слушати» [11, с. 182].

Естественно, что, скорее всего данное упоминание является не самым ранним, ведь, как мы понимаем, из вышесказанного в летописи следует, что люди уже давно «слушают скоморохов в ущерб посещению церкви». В этом отрывке из «Повести» мы наблюдаем  одну очень важную проблему: вопрос о  взаимоотношениях  между скоморохами и другими слоями русского общества.

Этой проблемой занимались многие исследователи и считали, что изучение влияния скоморохов на русскую культуру не может обходиться вне изучения отношений между скоморохами  и русским обществом [50, с. 36].

В. Всеволодский-Генгросс, Б.Н. Асеев, А.Г. Моров, А.А. Белкин указывали в своих трудах о не простых взаимоотношениях церкви с «весельчаками» [30], [22], [50], [26]. Вот от того  и происходят различные другие названия скоморохов: их называли и «весёлыми людьми», и «бесовскими игрецами», и «потешниками» и т.д. [22, с. 87].

Но почему церковнослужители не одобряли поведение ни потешников, ни тех людей, которые любовались зрелищем «игры» скоморохов? И неужели причиной этому стало непосещение людьми церковных служб, а вместо этого любование на представление «весёлых людей»?

На эти вопросы помогут ответить документальные сведения времён средневековья, к которым относятся государственные документы и летописи: «Челобитная четырёх скоморохов царю Михаилу Фёдоровичу (1633г.)», «Челобитная нижегородских попов (1636г.)», «Царский указ 1648г.», «Поучение о казнях божиих», «Слово истолкованное мудростью…»[2, с.168-172].

Центральный документ о нашей проблеме – это «Поучению о казнях божиих». Оно было написано как отклик на события, потрясшие Русь в 1068г.  Известный русский историограф, собиратель древних летописей А.А. Шахматов говорил, что главным здесь было поражение трёх русских князей на реке Альте, но советские учёные справедливо доказывали, что главным было знаменитое киевское восстание 1068г. – самое крупное за всю историю Руси. Известно, что киевское восстание явилось лишь следствием поражения на реке Альте: народ возмутился, что русские князья не смогли их защитить. Церковь нашла же иные причины поражения, такие как: «вводит в обман дьявол, всякими хитростями отвращая нас от бога, трубами и скоморохами, гуслями и русалиями… когда же приходит время молитвы, мало людей оказывается в церкви, поэтому и казни всяческие принимают от бога…» [26, с. 143].

Мы видим из данного документа саму проблему взаимоотношений  церковного деятеля и скомороха. Скоморохи явились пережитком языческой веры, но, по прежнему, любимыми русским народом, а православная церковь навязывает традиционному обществу свои правила и догмы, неповиновение которым вызывает «гнев божий» и наказание в виде бедствий и голода [24, с. 28].

 Ещё один пример мы находим в документе, имеющем название «Слово истолковано мудростью от святых апостол и пророк и отец отвари и  о днеи рекомом неделе не целовать ея зане тварь есть».  Главная мысль  этого документа состоит в том, что люди во «зле живут», не так, как завещал бог, апостолы и т.д., но хуже всего, что они не желают знать, как надо жить, не хотят слушать «божественных словес», но стоит плясцам или глумцам позвать их на игрище или на какое-нибудь сборище идольское, то все устремляются с радостью и весь день стоят там, участвуя в позорище [2, с. 170].  

Документ подтверждает, что простой, честной народ не желает идти в церковь на службу – это служит доказательством того, что церковнослужители видели в лице скоморохов конкурентов в духовной сфере жизни общества. По мнению церковных догм, люди должны подчиняться православным канонам: церковь для них, в лице священника, должна стать самым большим авторитетом. Во все времена она пыталась это доказать и боролась даже с государём за традиционное своё влияние в жизни общества, вспомнить хотя бы отношение церкви к преобразованиям Петра I. Так что в этом отношении скоморохи являлись для церкви конкурентами, ведь своё влияние на народ церковь терять не хотела и, поэтому боролась с «бесовскими» игрецами [24, с. 30-31].

С середины XVI века, во время правления Ивана Грозного, начинают издаваться указы, запрещавшие людям посещать «позорища» и хотя сам Иван Грозный имел при дворе потешников, всё же разрешил священно- и церковнослужителям привнести в жизнь общества новые законы [41, с. 140].

В 1551г.  в Москве состоялся церковный собор, который вошёл в историю под названием «Стоглавый». На нём царь предложил собравшимся задать свои вопросы с целью привнести в духовную жизнь общества новые правила. Одним из самых примечательных оказался 16-й вопрос о мирских свадьбах и об участии в них скоморохов: «В мирских свадьбах играют глумотворцы и арганники, и гусельники, и смехотворцы, и как к церкви венчаться поедут, священник со крестом будет, а пред ним со всеми теми играми бесовскими рищут…». А затем, в семнадцатом, следует осуждение кулачных боёв и суеверных обычаев, имевших связь с язычеством [2, с. 171].

В результате действия Стоглавого Собора был издан царский указ об участии скоморохов в свадьбах: «К венчанию бы ко святым божиим церквам, скоморохам и глумцам перед свадьбою не ходити, а священникам бы о том запрещати с великим запрещением, чтобы такое бесчиние никогда неименовалося» [2, с. 171]. Ответ как видим конкретный и между прочим весьма любопытный, так как скоморохам запрещалось «ходить перед свадьбою», т.е. играть перед свадебным поездом во время  его следования к церкви, но не запрещалось участвовать во всех других частях свадебного обряда [26, с. 66].

В XVII веке во время правления первых Романовых в России появляются новые документы на данную тематику – челобитные на имя царя либо патриарха, запрещающие скоморохам приходить в то или иное селение и заниматься там своим промыслом. Одной из них является «Челобитная нижегородских попов» на имя патриарха Иоасофа, обнаруженная в одном рукописном сборнике первой половины XVII в. [2, с. 173].

И.В. Рождественский, известный русский историограф, опубликовав данную челобитную, написал к ней комментарий: «В значительной своей части она (челобитная) имеет буквальное сходство с известной памятью, данной 14 августа 1636г. от имени этого патриарха для московских и подмосковских церквей». Рождественский приходит к выводу о том, что данная «Память» явилась следствием нижегородской челобитной, к тому же практика того времени показывает, что поводом для значительной части различного рода правительственных и патриарших распоряжений и указов служили именно челобитные [2, с. 68].

«От Рождества Христова и до Богоявления делают, государь, по домам игрища и собираются на том злом месте по многу мужи и жёны, и игры творят всякого бесовского начинания многие образы злыми… а на лица своя пологают личины косматые и зверовидные и одежду таковую ж, а сзади себя утвержают хвосты, яко видимые бесы… и сим государь образом не только по домам, но и по улицам града и по сёлам и по деревням ходеше, яко неистовые блудницы…» [2, с. 174].

Духовенство отлично понимало, что скоморохи своими деяниями подрывают авторитет церкви и поэтому пытались всеми способами оградить свою репутацию запретами потешных гуляний [36, с. 89]. 

Многие исследователи обращались к изучению вопроса о взаимоотношении скоморохов и духовенства.

Среди них известнейший советский учёный, академик с мировым именем Д.С. Лихачёв. Занимаясь изучением истории древней русской литературы и, в частности переводом древнего памятника литературы «Слово о полку Игореве», он сделал для себя открытие: в Древней Руси мир можно понять глазами церковных догматов, как худой (плохой) и благой. Смех и шутовство – это не реальный мир, это мир изнаночный. А изнаночный мир всегда плох. Это мир зла [47, с. 369]. Исходя из этого можно понять и слова Святослава Киевского в «Слове о полку Игореве», которые до сих пор не были  достаточно хорошо изучены в контексте: «Нъ се зло – княжи ми непособие наниче ся  годины обратима». Словарь-справочник «Слово о полку Игореве» достаточно отчётливо комментирует значение слова «наниче» - «наизнанку» [19, с. 70].

Вот как поётся в одной из скоморошьих песен:

Бог – пост, а бес – объедение,

Бог – молитву, а бес – леность,

Бог – истину, а бес – ложь,

Бог – попа, а бес – скомороха [13, с. 91].

Истинной причиной «нелюбви» духовенства к играм потешников является само искусство скоморохов. Скоморохи, как ни кто другой, пытались порой очернить и церковников.

Издевательски звучит характеристика монастырского духовенства в скоморошьих песнях: во-первых, в них высмеиваются фигурирующие в ряде песен и былин в качестве святого места Боголюбов монастырь; во-вторых, образ жизни монахов этого монастыря показан явно небогоугодным. Так, например, старец по имени (или прозвищу) Игринище ищет, чем бы ему душу спасти:

А чем бы старцу душу спасти,

Душу спасти, душу спасти,

Её в рай спусти [15, с. 55].

«Душеспасительная» деятельность старца заключается, и это подробно описано в скоморошьей сценке, в попрошайничестве под чужими окнами и в краже.

Такая сатира, естественно, оказалась не по нраву высшему клиру. Они всячески пытались запрещать потехи «игрецов», иногда прибегая к не законным действиям. Доказательством этому служит содержание документа «Челобитная четырёх скоморохам царю Михаилу Фёдоровичу» 1633г.: «Царю Государю и Великому князю Михаилу Фёдоровичу, бьют челом и являют твоего Государева батюшку Анафрея Шуйского, скоморохи: Павлуша, Зарубин, Вторышка Михайлов да Коношка Доментиев. В нынешнем году в 25 день пришли мы в дворцовое село Дунилова для своего промыслишка… и с ходьбы к нему отцу Анафрею явилися. А он нас сирот к себе во двор зозвал да запер в бане, а пасля вымучил у нас сирот 37 рублей…»[2, с. 168].

Из этого документа мы видим как порой не просто и не безопасно скоморохам заниматься своим излюбленным делом. От того-то, они и страдали порой не заслуженно.

Вообще для искусства «весёлых людей» характерно самое запанибратское отношение к святым, почитаемым православной церковью, приземление библейских персонажей. Такое своеобразное переосмысление текстов «Священного писания», естественно, встречалось в штыки церковью, наблюдалось в комической притче – «Песня про Адама и Еву» из репертуара украинских потешников [37, с. 37]:

Посадили их за стол,

Принесли им хлеба и соль,

Каждому по кружке пива

Сотворил Давид тут диво:

Заиграл на гуслях так,

Что плясать захотелось всяк [15, с. 308].

Такая образность текстов «Священного писания» была излюбленной темой простого народа, а Давид здесь выступает в амплуа скомороха-гусельника.

Жизнерадостное искусство потешников зачастую превращало молитву в буффонаду, литургию – в весёлое представление. Вот от того то и простые люди любили поглядеть на «театр» скоморохов, увидеть в нём нереальный, но желаемый мир, который окружал каждого человека.

Репертуар самих скоморохов был очень разнообразен: они пели, плясали, показывали дрессированого медведя и являлись прекрасными кукловодами. Но, как не странно, развитие искусства потешников и народной обрядности между собой связаны: они развивались одновременно, поэтому мы можем выделить несколько этапов в становлении и того и другого.

  1. XI – XIVвв. – зарождение скоморошьей игры на Руси. Зарождение фольклорного искусства в народе с принятием христианства (до принятия христианства у народа были лишь языческие представления об окружающем мире, они носили культовый характер, с принятием христианства – старые представления остались, но вошли в традиционную обрядность).
  2. XV – XVIIвв. – расцвет скоморошества и появление «сильной игры» глумцов, влияющей на народные массы. Дальнейшее развитие народного танца, музыки, появление исторического стиля (в XIVв. История русского народа стала «петься» т.е. переводиться на музыку).
  3. С конца XVII до середины XVIII вв. – упадок игры скоморохов, под воздействием появления в России иностранной труппы актёров немецкого комедианта Пастора Иоганна Готфрида Грегори в 1672г. и первого публичного театра Г.Ф. Волкова в 1756г. Аналогичная причина упадка народного творчества, но не приведшая к исчезновению обрядности [32, с. 19].

Таким образом, искусства и скоморохов и народа были связаны между собой и прошли, одинаковый период времени в своём становлении и развитии.

Скоморохи как первые русские актёры были настоящими певцами, музыкантами, танцовщиками. В своём «сценарии» они использовали волочебные песни. Волочебные песни – это своеобразные выражения народной религии и словесного народного творчества. В таких песнях говорится об усталости, промокшей, забрызганной грязью одежде, замёрших ногах – все очень земные и реальные ощущения [18, с. 76]:

Да и на дворе ветрик веить –

Волочебникам ножки млеють –

Да и на дворе дождик дымить –

Волочебникам живот мыить [16, с. 41].

Одной из особенностей волочебных песен – нередко выражаемое в них незнание дороги, местности, села, наконец, дома и хозяина, куда можно было бы с уверенностью обратиться, где хорошо примут. Ведь от первого впечатления зависело иногда отношение всех жителей деревни к непрошенным гостям. Озабоченность этими непростыми обстоятельствами вынуждало волочебников, как называли иногда скоморохов, расспрашивать про ближайшие сёла у добрых хозяев:

Сустрекали, поклонилися

Поклонилися, помолилися

Помолившись, допыталися

Славного села Жилимцев [17, с. 167].

Естественно, что скоморохи использовали волочебные песни в своих интересах. Чтобы понравиться хозяевам необходимо было не просто хорошо исполнить песни, а сделать это так, чтобы хозяева поверили в тяжёлую жизнь волочебников, т.е. артистично исполнить свою роль.

 Часто в волочебных песнях оговаривается время прибытия в ту или иную деревню скоморохов: потешники появляются не чаще одного раза в год:

А мы гости небывалые,

Небывалые, нехажалые,

Часто не ходим, много не просим,

А в годочек один разочек [1, с. 103].

Волочебные песни  искусно спеты и сыграны скоморохами, цель которых простое прошения подаяния: простой человек не откажет зашедшим в дом таким искусным «актёрам».

Помимо волочебных песен, потешники исполняли и свадебные песни. Им частенько приходилось участвовать в свадебных обрядах в качестве увеселителей публики (следует вспомнить вышеуказанные каноны Стоглавого Собора, где указано, что скоморохам запрещено выступать перед свадебным поездом, но разрешалось выступать на свадебном пиршестве).

- У нас на свадьбе хмель да дуда! Хмель говорит: «гуц, гуц, гуц!» Дуда говорит: «ду, ду, ду!»

Засылал Иван-сударь всё сватов,

Засылал Романович всё послов,

Запрягал семь коней, вороных

Семь коней, восьмой воз,

А девятый повозничек

Чтобы скорее вёз,

А десятый – скоморошничек, чтоб играл

Чтоб играл от села до села [4, с. 113].

Эта песня - прямое свидетельство участия в свадьбах на Руси потешников.

В репертуаре скоморохов есть песни шутовского характера:

Как во славном, во Великом-Иове городе

Жил Буслай да девяносто лет,

Девяносто лет, да зуба во рту нет [1, с. 106].

 Эта деталь – «да зуба во рту нет» - заставляет слушателя улыбнуться, почувствовать себя меж людей простых, земных.

Кроме шутовских песен и участия скоморохов в праздничном цикле народной культуры, скоморохи обличались с большой ролью в создании былин [12, с. 79].

Первым из русских учёных, кто высказал предположение об участии потешников в создании былин, был А.И. Веселовский. Это чрезвычайно интересное наблюдение было сделано на основе анализа былинных сюжетов, разработанных А.И. Веселовским в 70-х годах XIX в. теорией заимствования. Именно заимствование, считал исследователь, сформировало русское народное творчество. А поскольку скоморохи явно, по мнению А.И. Веселовского, нерусского происхождения, то они и  есть авторы «захожих» мотивов в былинах [26, с. 75].

Садился на лавочки

Заиграли на гусельках

Запели они песенку

«Слушай шёлковый смех

Мехоноша за плечами,

А слушай, терентий гость

Что про тебя говорят!...» [17, с. 44].

Подобная точка зрения есть и у А.С. Фаминцина: «Во главе шутов или дураков вполне русского изобретения стоят прославленные в разных повестях, песнях, былинах, народных картинках Фома и Ерёма – братья, друзья-товарищи, неудачники во всех своих предприятиях. Дурацкая, шутовская природа обоих обнаруживается как во внешнем виде, так и в их похождениях. Оба «дурака» имеют и характер скоморохов. Фома музыку разумеет, а Ерёма глазами мигает» [18, с. 97].

Другими словами, былины есть своеобразная «автобиография» скоморохов.

Но потешники на Руси были знамениты не только своими шутовскими песнями или былинами, но и знаменитыми «медвежьими хождениями» или «медвежьей комедией». Из истории к нам дошли сведения того, что в Смаргони в XVI веке была особая школа, где обучали медведей, прозванная в народе «Смаргонской академией». Скоморохи-медвежатники выступали на площадях городов России и Западной Европы [49, с. 153].

Со второй половины XVI в. скоморохи начинают специализироваться на различных занятиях: кто медведя водил, кто песни пел, а кто кукол показывал на площади [59, с. 18].

До наших дней сохранилась грамота, изданная в 1686г., в которой говорится: «… бесовы люди и медведя водят и с собачками пляшут» [2, с. 170]. Данный документ стал подтверждением того, что скоморохи к XVII веку стали настоящими профессионалами в своём деле.

Особые специализирующие ватаги скоморохов зарегистрировал в своих мемуарах немецкий посол Олеарий: «Кукольники дают представление за деньги простонародной молодёжи и детям» [18, с. 89]. Тот же Олеарий в Ладоге присутствовал на представлении вокально-музыкальной группы  потешников. Ему, как иностранцу, было крайне интересно узнать, почему скоморохов запрещали слушать и смотреть их представления: «весёлое зрелище показывают эти выходцы из народа, конечно, их не назовёшь профессиональными актёрами, но  в них можно увидеть всю духовную суть этой великой страны» [20, с. 63]. (Приложение 7)

В «медвежьей комедии» людям не столь был интересен тот факт, что перед ними зверь, как подражание этого зверя людям: «А ну-ка Миша покажи добрым людям как барин ходит» [45, с. 83]. Медведь начинает важно шагать. Скоморох просит показать, как крестьянин ходит и медведь, согнувшись, начинает устало идти. (Приложение 8)

Таким образом, мы можем говорить о том, что потешники стали основоположниками русского циркового искусства: именно они первыми в России стали показывать дрессированных зверей [39, с. 60].

Изобретение кукольного театра также принадлежит скоморохам. Куклы, в основном, делались из тряпок, а лица их разукрашивали углём. (Приложение 9) Для представления скоморохи выходили на площадь того или иного города. Вместо сцены для кукольного театра скоморох накрывал себя покрывалом, так чтобы оно оставляло открытыми только руки народного умельца. Тряпочные куклы надевали на руки и показывали представления. Таким образом, куклы якобы сами играли, ведь скомороха за покрывалом не было видно [57, с. 80-89].

Этот вид театрализованного действа был очень популярен среди людей, ведь главный герой – Петрушка, попадая в различные неловкие ситуации, выбирался сухим из воды, да ещё и героем.

Сейчас вас, ребята, будет смешить Петрушка

Вот у меня одеяло, а вот и подушка

Самое лучшее было бы мне поспать…

Вы не обидитесь, если я устрою себе кровать?

Не обидитесь? Вот и хорошо… Баю-бай, баю-бай,

Спи, Петрушка засыпай…[57, с. 96].

В особенности людям нравится полемика Петрушки и барина. Вот, к примеру, одна из сценок о том, как барин нанимает к себе на работу Петрушку.

Барин: Работа лёгкая, другой такой не сыщешь.

Огород прополешь, дров наколешь –

Сиди – отдыхай

Зерно провеешь, самовар согреешь –

Сиди – отдыхай

Печь затопишь, меня накормишь –

Сиди – отдыхай

Воды наносишь, пол помоешь –

Сиди – отдыхай

Скотину подоишь, в лавку сходишь –

Сиди – отдыхай.

Петрушка: У тебя послужить я не прочь. Только мне работать невмочь. Всё-то у меня болит.

Барин: А я тебя вылечу, говори, где у тебя болит?

И Петрушка начинает показывать на барином теле, что и как у него болит.

Петрушка: Сейчас покажу да ещё растолкую… Ну смотри да запоминай хорошенько! (Берёт дубинку и колотит барина). Здесь болит!.. [57, с. 78].

Благодаря таким полемикам в обычных тряпочных куклах народ видел сам себя, а ведь это в некотором роде действовало на умы общества: персонажи кукольного театра так были похожи на простых людей, только их история в отличии от реальности всегда заканчивалась хорошо. Это заставляло народ верить в лучшее.

Таким образом, скоморохи – прообраз русских актёров, великий талант которых проявиться с образованием первой русской театральной труппы. Скоморохи являлись настоящими народными умельцами. Они отличились не только в актёрском мастерстве, но и в музыке, танцах.

Потешники всегда славились своими танцами и пением. Иностранные послы, часто бывавшие в России, видели их на пирах у великих князей. Одним из первых иностранцев, кто описал быт русских царей, был вышеупомянутый немецкий посол Олеарий: «Здесь мы услыхали первую русскую музыку, а именно в полдень 23-го (июль 1637г.), когда мы сидели за столом, явилось двое русских с лютней и скрипкой, чтобы позабавить господ (послов). Они пели и играли про великого государя и царя Михаила Фёдоровича; заметив, что нам это понравилось, они тут же начали танцевать, показывая разные способы танцев… Русские в танцах не ведут друг друга за руку, как это принято у немцев, а состоят их танцы больше в движении с руками, ногами и бёдрами. У них, особенно у женщин, в руках вышитые носовые платки, которыми они размахивают при танцах, оставаясь, почти всё время на одном месте» [18, с. 98-99].

Олеарий восхитился необычными и прекрасными услышанными песнями и увиденными танцами.

Искусство скоморохов  явилось источником первых театрализованных представлений на Руси (кукольного театра и дрессуры), источником музыкального и хореографического стиля в национальном искусстве. Более того, скоморохи являются основателями формы смеховой культуры (шутовское представление) [47, с. 377].

Они, как не кто, другой, повлияли на развитие русской культуры в том её образе, в котором она существует в нашем понимании.

Во-первых, скоморохи – основоположники обрядово-зрелищной формы. Это, прежде всего, празднества карнавального типа, такие как Святки и Масленица. Именно потешники предавали ряжению большое значение и использовали его в своём «театре».

Во-вторых, скоморохи – основатели смеховых произведений (устных или письменных). В основном это породии на различные церковные сказания («О Адаме и Еве», «О Давыде»), а также былины.

В-третьих, основным жанром бродячих умельцев была фамильярно-площадная речь. Хотя о распространении ругательств на Руси можно сказать с неуверенностью, поэтому ограничимся  лишь цитатой из «Дневника писателя» Ф.М. Достоевского: «Народ наш не развратен, а очень целомудрен, несмотря на то, что это бесспорно самый сквернословный народ в целом мире – и об этой противоположности, право, стоит подумать» [26, с. 5-7].

Скоморошество на Руси вошло в историю русской культуры и оказало ощутимое влияние на музыку, танец, на истоки отдельных жанров литературы, циркового, эстрадного и других видов искусства. Творчество скоморохов было промежуточным звеном, мостом между фольклором и профессиональным искусством.

И в сфере общественной жизни роль и место скоморохов были весьма заметны. Они были проводниками особого мироощущения народной праздничности. На всём протяжении их многовекового исторического пути это было одной из основных причин постоянного, никогда не прекращавшегося преследования скоморохов со стороны церковных и светских властей.

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp

Похожие записи:

Музыкальное искусство является неотъемлемой частью культуры каждой нации. Беларусь как и другие страны имеет свои таланты. В нашей стране очень много музыкальных фестивалей и ансамблей. В пример конечно же можно привести «Славянский базар» в Витебске, который ...
Марк Мэнсон – американский автор и консультант по саморазвитию, предприниматель и блогер, так же известный своими провокационными постами о карьере, успехе, смысле жизни. Я прочитала не одну его книгу и могу сказать, что «Тонкое искусство пофигизма» стало не е...
Для начала хочу немного оправдать название книги которое немного не соответветствует содержимому в книги. На английском книга называется “The Subtle Art of Not Giving a F*ck” и переводится примерно “ Тонкое искусство не заниматься фигнёй ”, но у российские лок...