Категории

Албанская Призренская лига

8 минут на чтение

Косово принято рассматривать как «колыбель» сербской государственности, сербской национальной культуры и сербского православия. В ХV в. большая часть сербских земель, включая Косово, была захвачена турками-османами и включена в состав новой восточной империи. Значительная часть сербов была уничтожена. Сербы активно участвовали в войнах европейских держав против Османской империи, за что подвергались жесточайшим репрессиям и спасались бегством за Дунай. На их равнинные земли Порта переселяла из горных районов албанцев, выраженно толерантных к захватчикам и массово переходивших в ислам. До конца XVII в. сербы и албанцы мирно сожительствовали на косовских землях, но постепенно формировавшиеся этнополитические, культурные и социально-экономические противоречия порой принимали антагонистическую форму.

Албанское население Косово постоянно росло. В конце XVIII – начале XIX в. здесь зарождается албанское национальное движение, обусловленное кризисом Османской империи, формированием полунезависимых пашалыков, которые управлялись местными феодалами, конфликтовавшими с центральной властью [1, c. 28].

Вторая половина ХІХ в. была отмечена активизацией албанского национального движения, превращением Косово в его центр, а также распространением установки на создание организации, которая бы координировала борьбу за объединение всех албанских земель и противодействовала попыткам их передачи соседним государствам [2]. По отношению к восстаниям против Порты албанское общество не имело единой позиции, в целом в нём доминировали соглашательские настроения. Когда в 1866–1867 гг. в Косово вспыхнуло мощное восстание албанцев, недовольных османской властью, оно было осуждено большинством населения [3].

В период Восточного кризиса 1875–1878 гг. Косово впервые заявило о себе как о центре албанского национально-освободительного движения. По итогам завершившей его русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Сербия, Черногория и Румыния получили независимость, Болгария – широкую автономию. Сан- Стефанский прелиминарный договор не содержал никаких упоминаний об албанских территориях, а после подписания Берлинского трактата 1878 г. некоторые албанские и мусульманские районы были включены в состав православных Сербии, Черногории и Болгарии.

Это подтолкнуло албанцев к борьбе за объединение албанских земель. Главным событием «Национального пробуждения Албании» стало создание «общеалбанской лиги», или национального кувенда. Эта организация, более известная как Призренская лига, открылась в городе Призрене 5 января 1878 г. (официально 10 июня 1878 г.). Национальный кувенд был призван объединить все албанские земли, а также воспрепятствовать планам великих держав и балканских государств добиться отторжения в их пользу территорий, населенных албанцами [4, c. 262].

По последнему вопросу намерения албанцев совпадали с интересами турецкого правительства, которое стремилось к сохранению территориальной целостности Османской империи, и прекрасно вписывались во внешнеполитическую стратегию в первую очередь Англии и Австро-Венгрии, настаивавших на необходимости пересмотра Берлинского соглашения и планировавших использовать недовольство албанцев в качестве рычага давления на Россию [5].

В ходе работы лиги 18 июня 1878 г. 47 албанских беев приняли ее программный документ или «Карарнаме» («Книгу решений») [6]. Он состоял из 16 позиций, которые не содержали претензий к Порте, а, наоборот носили протурецкий характер, что подтверждала первая статья: «Цель нашей Лиги – не принимать и остаться на расстоянии от любой власти, кроме Порты, и она с оружием в руках будет бороться за защиту всей территории» [7, c. 40].

В целом документ демонстрировал враждебность албанцев по отношению к тем странам, к которым по Сан-Стефанскому договору отходили албаноязычные и мусульманские земли. Отметим, что единственным требованием албанцев было объединение албаноселенных земель в рамках одного вилайета. К таковым относились собственно Албания, Косово, южные регионы Черногории и Сербии, часть Македонии и даже север греческого Эпира [1, c. 31].

Участники заседания направили специальный меморандум делегатам Берлинского конгресса, открывшегося 13 июня 1878 г., а также турецкому правительству и дипломатическим представителям великих держав в Константинополе, в котором обращали внимание Европы на вышеуказанные положения. Кроме того, в Берлин была направлена полномочная делегация Албанской лиги во главе с А. Фрашери [5].

Однако деятелям албанского национального движения не удалось принять участие в работе европейского форума. Великие державы отрицательно отнеслись к признанию албанской нации как факта. «Албанская нация не существует», – отметил О. Бисмарк. Территориальные претензии Сербии и Черногории по итогам войны 1877–1878 гг., хоть и в урезанном виде, но всё же были удовлетворены [8].

Порта сначала видела в албанцах своих союзников в борьбе против диктата великих держав и нарушения территориальной целостности империи. Однако вскоре османские власти пожелали, чтобы члены Лиги объявили себя не албанцами, а турками, защищая мусульманские владения в целом. Часть членов Лиги во главе с шейхом Рухи поддержала такой поворот. Противоположное им крыло возглавлял А. Фрашери, который подчеркнул свою приверженность развитию именно албанской идентичности, заявив о стремлении к автономии Албании в рамках одного из вилайетов Порты [1, c. 32].

Изначально для достижения своей цели сторонники А. Фрашери использовали только мирные методы, но отсутствие результатов дипломатических стараний вынудило их взяться за оружие. Требования широкой политической автономии Албании в Османской империи были отражены в новой радикальной программе Призренской лиги, опубликованной 27 сентября 1878 г., где говорилось о недопустимости уступать иностранцам ни одной частички этнических албанских земель. Претензии к Сербии, Черногории и Греции Лига решила отложить до того момента, пока «албанские земли» не получат автономный статус [1, c. 32].

Обьектом первой вооруженной атаки членов Лиги стал Мехмед Али – паша – один из видных турецких армейских командующих, убитый 3 сентября 1878 г. Затем армия Лиги, насчитывавшая около 30 тыс. чел., установила контроль, помимо Призрена, над косовскими городами Вучитрн, Печ, Косовска-Митровица и Джяковица, что дало основания российскому послу в Константинополе А. Б. Лобанову-Ростовскому в сентябре 1878 г. прийти к следующему заключению: «Надо полагать, что сопротивление албанцев выполнению условий Берлинского договора перерастает в общее восстание против Порты» [1, c. 33].

В конце сентября 1878 г. радикальное крыло Албанской лиги, группировавшееся вокруг Стамбульского комитета, приняло новую программу. Главной целью национального движения объявлялось объединение всех албанских земель в единое государственное образование с ведением делопроизводства на албанском языке и формирование албанской национальной армии при сохранении суверенитета султана, призванного отстаивать албанские интересы [1, c. 32].

Отношение турецких властей к проблеме реализации решений Берлинского конгресса начало претерпевать изменения. Испытывая давление со стороны европейских держав, султанское правительство решило форсировать исполнение наложенных на него обязательств. Это вынуждало Константинополь идти на конфликт с Албанской лигой. В начале декабря 1879 г. в Призрен прибыла очередная турецкая военная миссия, чтобы обеспечить передачу Черногории округа с городами Плав и Гусинье [8].

Однако решительные действия албанцев, заблокировавших продвижение турецких отрядов, в очередной раз сорвали планы «цивилизованной» Европы и Османской империи. В ходе кровопролитных боев 8–10 января 1880 г. у сел Велика и Пепич албанцы остановили черногорские войска, и правитель Черногории должен был искать содействия великих держав в деле реализации условий Берлинского договора [9, с. 190].

23 июля 1880 г. в южноалбанском городе Гирокастра открылось очередное собрание Призренской лиги, на котором лидер албанского национального движения А. Фрашери предложил на рассмотрение делегатов еще более радикальный программный документ, на деле означавший, что Лига берет на себя функции временного правительства автономной Албании, деятельность которой будет строиться на принципах равенства и гражданских свобод. Временное правительство заявило о формировании собственной регулярной армии. Cултан, который брал на себя обязательство защищать Албанию от внешней агрессии, сохранял право назначать правителя албанского государственного образования, собирать ежегодную дань, а также иметь в военное время ограниченный албанский воинский контингент. Программа в целом была одобрена делегатами общеалбанского собрания, однако под давлением более умеренной их части ее реализация была поставлена в зависимость от возникновения ситуации, когда Османская империя подвергнется внешней агрессии и не сможет эффективно противостоять этому [10, с. 23–64].

В октябре 1880 г. на состоявшемся в городе Дебар собрании делегатов Албанской лиги произошел принципиальный раскол. Группа радикалов во главе с А. Фрашери придерживалась программы широкой автономии для Албании, которая была принята в Гирокастре. Группа, объединявшая умеренных делегатов, выступила с обращением к турецким властям о предоставлении албанским землям ограниченной автономии. Обе группы потребовали создания отдельного албанского вилайета [8].

Однако в Константинополе отказались обсуждать направленные туда резолюции, а султан Абдул-Хамид II заявил о неприемлемости образования отдельного албанского вилайета, назвав сторонников указанной идеи «опаснейшими врагами» Оттоманской империи, и пригрозил применить против них репрессивные меры. В ответ по призыву А. Фрашери в Призрене в январе 1881 г. состоялся чрезвычайный албанский съезд, который пересмотрел состав Генерального совета, объединившего исключительно сторонников широкой албанской автономии, а Национальный комитет Призренской лиги был наделен правительственными полномочиями [11].

С этого времени вооруженные отряды, подчинявшиеся сформированной верховной албанской власти, перешли к боевым действиям против турецких войск, в том числе в Косовском вилайете. Попытки Лиги распространить вооруженную освободительную борьбу на другие албанские земли окончились провалом [5].

В конце марта 1881 г. турецкие войска начали наступление против албанцев. Сопротивление недостаточно организованных и плохо вооруженных албанских отрядов было сломлено. В том же месяце турецкие власти взяли под контроль город Скопье, в конце апреля – Призрен, а затем и остальные районы Косово. На всей территории, населенной албанцами, осуществлялись массовые репрессии против участников национального движения и депутатов Призренской лиги. Однако османскому экспедиционному корпусу, остававшемуся в Албании вплоть до конца 1881 г., удалось «умиротворить» лишь часть населения городов и сел, расположенных на равнинной местности; горные же территории оставались вне досягаемости османских правителей [12].

После военного разгрома Призренской Лиги она продолжила подпольную деятельность, которая подразумевала подготовку к новым восстаниям.

23–29 января 1899 г. в Пейе состоялось собрание, на котором присутствовали около 500 представителей Косовского и других вилайетов. Решение об образовании новой Албанской лиги, руководящий комитет которой возглавил Зека [9, c. 207], сопровождалось выдвижением двух требований: обеспечения целостности албанских земель и создания автономного государства. Но если первое из них поддерживалось всеми участниками, то второе наталкивалось на сопротивление консервативного крыла и не было включено в резолюцию собрания. Данная Лига была разгромлена Портой в 1900 г., а её глава Зека был убит в 1902 г. Но национально-освободительное движение албанцев окончательно не исчезло. В 1910 г. в Приштине вспыхнуло новое организованное албанцами восстание, которое охватило всю территорию Косово [13].

В целом, создание и деятельность вышеуказанных албанских политических организаций стимулировало, активизировало и радикализировало национально-освободительное движение албанцев, центром которого было Косово.

И.С.Хотим

Наука-2015 : сб. науч. ст. В 2 ч. Ч. 1 / ГрГУ им. Я. Купалы ; редкол.: Г. М. Третьяков (гл. ред.)  [и др.]. – Гродно : ГрГУ, 2015. – 291 с.

The national political processes in Kosovo in the second half of the 19th century are considered. The accent is made on the Albanian National Awakening with the centre in Kosovo. The history of the formation and activities of the League of Prizren that was the 1st Albanian political organization appealing to the unification of all the Albanian lands and granting them autonomy in the Ottoman Empire is analyzed.

Facebook Vk Ok Twitter Whatsapp