История региона » На портрете Гитлера — чечетка остарбайтеров

60-летию освобождения Беларуси На портрете Гитлера — чечетка остарбайтеров … В Михайловке шла обычная для шахтерских поселков Донбасса жизнь. В большой семье Семенихиных (9 детей) все было, как у всех. Мать — домохозяйка, отец — шахтер. И как все, они немели от страха и бежали к конторе рудника, когда взвывала аварийная сирена. Вместе праздновали, вместе горевали, если кто-то из горняков не возвращался из забоя. А потом привычную жизнь Михайловки нарушили другие сирены и другие, еще более страшные звуки: вой падающих бомб и гул самолетов. Началась Великая отечественная… На ее начало Маше Семенихиной не было еще и 15лет. Юность только начиналась, но начиналась голодом, постоянным страхом за родных, за себя, болью за Отечество. Рядом с Михайловкой находились города Ровеньки, Краснодон. В Ровеньки девчонки ходили за хлебом. Увидели однажды на городской площади красивую, игривую девушку в окружении немецких офицеров. — Видишь ее, видишь? — зашептали подруги. — Это Любка Шевцова из Краснодон, артистка Луганской эстрады. С немцами гуляет гадина. И девчонки пошли своей дорогой, обсуждая гулящую Любку, не зная ничего ни о подпольщиках-краснодонцах, ни о том, что красивая артистка (в будущем Герой Советского Союза Любовь Шевцова) ходит по острию бритвы, выполняя самые ответственные задания по срыву вывоза молодежи в Германию Они. Молодогвардейцы, многих спасли от рабства. Но Машу Семенихину эта доля не миновал. В 1942 году ее и брата немцы отправили в третий рейх в качестве рабсилы. Их загоняли в вагоны — «телятники», а рвущихся за детьми родителей фашисты отгоняли автоматными очередями. … Весь мир для юных девушек сконцентрировался в бараке с решетками на окнах. Дверь барака открывалась, и они попадали прямо на рабочие места. Не было выходных, как и не было выхода в город. Было голодно. Скудное меню состояло из 100 граммов хлеба и чая без сахара на завтрак, суп из шпината — на обед и ужин, аналогичный завтраку. Рядом жили работницы-француженки, которым разрешалось получать посылки из дома. В полном смысле рабами были только славянки — представители низшей, по утверждению фашистских идеологов, расы. Контролер фабрики следил, чтобы работницы не воровали вырезанных из капусты кочерыжек. Помогали ему в этом и работницы-немки. Они сильно били девчонок по кистям рук, заметив, что кочерыжка пряталась в кармане. Мария Филипповна вспоминает, как однажды, разгружая вагоны с капустой, они обнаружили два запрятанных в ней мешка с морковью. Это был привет от таких же, как они, остарбайтеров, которые гнули спины на полях. За всю жизнь ничего вкуснее той моркови она не ела. Как радовались девчонки, когда союзники начинали бомбить город. Их отводили в подвал, где за скамейками, на которых они сидели, хранился картофель. Они воровали его и пекли в печках барака. … Биттерфельд освобождали американцы. Фабрика продолжала работать. До девчонок, казалось, никому не было дела. В бараке висел огромный портрет Гитлера в раме под стеклом. И однажды вечером одна из озорниц сбросила его на пол, и ноги ее в тяжелых ботинках начали отплясывать на физиономии фюрера чечетку. Затем к ней присоединились и остальные. Летели осколки стекла в разные стороны. И все знали: это к счастью. Шеф-директор, ворвавшись в барак, остолбенел, а затем начал орать: — Was machen, schweine gunt?, что в переводе означало “Что вы делаете, собачьи свиньи? По старой привычке двух девушек еще побили плетью. И они решились: перешли Эльбу и добрались к советским войскам. Кошмар закончился, впереди была встреча с семьей, Родиной. … Уже на перроне вокзала Маше Семенихиной и другим девушкам предложили остаться работать в частях. Она работала в офицерской столовой в Австрии. Там же встретила своего суженого, старшину Владимира Миклушенко. Расписывались молодые в Вене. В свидетельстве о браке написано: консульский отдел советской части союзного командования по Австрии. Вена. 6 июня 1946 г. Отдел актов гражданского состояния. В том же году Мария и Владимир вернулись в Донбасс, а затем уехали в Западную Беларусь. Мужу пришлось закончить техникум в Речице, в котором он учился до войны. Землеустроителем он приехал в Ивье. Маша Семенихина, Мария Филипповна Миклушенко, девочка войны, успевшая до ее начала закончить только 7 классов, стала учиться дальше, воспитывать детей. Закончила Минский финансовый техникум, выросла профессионально до главного бухгалтера сберкассы — предшественника нынешнего филиала № 410 АСБ «Беларусбанк». Оттуда и на пенсию ушла в 1991 году. До сих пор в сбербанке не забывают эту умную, ответственную, серьезную женщину — одного из ветеранов коллектива. … Фронт у каждого на той войне был свой. У кого-то — передовая линия огня, где все предельно ясно (где свой, где враг); у кого-то — подполье, борьба за победу около станков. Но у части наших людей, как и у Марии Филипповны, забрали возможность бороться, сделали рабами, убивали и физически, и морально. И это, пожалуй, пострашнее иных фронтов… В. ГУЛИДОВА.

Понравилось? Пускай узнают все :) !


Яндекс.Метрика
Опубликовано 1 октября 2016

Комментариев: 0






Добавить комментарий

Имя: