История региона » Без пантов…

Белорусские маралы так и остались экзотами, не имеющими хозяйственного значения В середине 80-х годов прошлого столетия в некоторых колхозах нашей страны возникла мода на… маралов. Наиболее предприимчивые и рисковые руководители на скорую руку сколачивали гектарные загоны и запускали туда этих дивных дальневосточных выходцев. Делалось это отнюдь не для того, чтобы добавить белорусской флоре разнообразия или полюбоваться гордой статью экзотических животных. Как правило, цель была совершенно утилитарная: получить прибыль от продажи экзотического мяса и биологически активного вещества, которое марал копит в молодых рогах — пантах. Воплотить идею в жизнь помешали всем известные события 90-х годов. По этому поводу, правда, есть еще одно мнение, но его лучше привести ниже. Пока же заглянем в одно из хозяйств Ивьевского района, которому досталось рогатое наследство, исчисляемое 50 маралами. В СПК «Каменчане» на 16 гектарах маралье стадо чувствует себя, сразу видно, вольготно. Не в пример пугливым дальневосточным сородичам здешние к людям привычные. И любопытные: пока мы во главе с председателем Александром Арико пробирались к тому уголку загона, где находилось стадо, они неотступно следили за нами, некоторые, особо любознательные, даже выступили навстречу. — Как казалось тогда, сделка была заключена очень выгодная. Хозяйство обменяло породистых телок на такое же количество маралов, — говорит Александр Фомич. – Но, кроме дополнительных забот, расходов на корма и гостей из других регионов страны, желающих поглядеть на нехарактерных для наших широт оленей, ничего мы не получили. Ни панты, ни мясо в оборот не пошли. Для того, чтобы было понятнее, чем же так ценен марал, а вернее, его панты, стоит сделать небольшое отступление. Марал – это большой полудикий олень, размерами чуть меньше лося, живущий на склонах гор в естественных условиях или в маральниках – больших выпасах, огороженных сеткой. Панты — это молодые, неокостеневшие рога взрослых самцов, снаружи покрытые кожицей с бархатистым ворсом, с большим количеством симметрично расположенных отростков. Именно в них накапливаются биологически активные целебные вещества, из которых потом получают всем известный пантокрин. Вытяжки из срезанных пантов используются при лечении целого ряда заболеваний и расстройств организма, таких, как малокровие, ослабление тонуса организма после инфекционных заболеваний, снижение половых функций, недостаточность работы сердца и сосудистого аппарата, регенерация поврежденных тканей. Как говорят медики, в особенности приверженцы восточной медицины, лечебный и тонизирующий эффект напрямую связан с химическим составом пантов — наряду с элементами мужских и женских гормонов панты содержат в себе более 20 элементов: азот, кальций, магний, железо, фосфор, натрий, калий, алюминий, медь, свинец, кремний, кобальт, молибден и большое количество различных аминокислот. Используется и кровь маралов: из нее с добавлением вытяжки из пантов готовят лечебные ванны. — В Казахстане, откуда приехали предки наших маралов, они жили прямо на территории санаториев, пантокрин именно в этих целях и использовали, — рассказывает председатель ивьевского СПК. – В Беларуси оздоровительные учреждения не заинтересовались этим полезным веществом ни тогда, ни сейчас. У нас сейчас в запасе 100 килограммов высушенных пантов, можно было бы собрать больше, увеличить численность животных, в конце концов. Но овчинка стоила бы выделки только в том случае, если бы мы точно знали: вот этот конкретный заказчик будет продолжительное время приобретать у нас панты. А так… На протяжении нескольких последних лет в «Каменчаны» не один раз приезжали представители организаций дальнего зарубежья, желающих наладить поставки пантов. Но каждый раз это заканчивалось, как всегда, ничем. По словам Александра Арико, вывоз пантов за рубеж не предусмотрен законодательно. Посещали хозяйство и соседи из близлежащих стран, но этими вояжерами двигали в основном охотничий инстинкт и возможность получить трофеи. Пытался председатель наладить сбыт маральих пантов и мяса и в пределах нашей страны. Одно из белорусских фармацевтических предприятий взялось было за переработку молодых рогов, однако его специалисты поставили условие: сырья должно быть не менее 500 килограммов сразу. Но для того, чтобы снимать с голов маралов такой «урожай» одномоментно, численность стада должна быть больше почти в десять раз. Опять-таки целенаправленно разводить животных имело бы смысл только в том случае, если эта поставка не носила бы разовый характер. — Спрашивал в ресторанах Минска и Гродно, не хотели бы они закупать мясо маралов для экзотических блюд, — говорит Александр Арико. – Некоторые из них вроде бы и не против, но неизвестно, по каким ценам реализовывать продукцию: получается, это и не дичь, и не говядина. В собственном цеху делаем колбасы и отбивные. Всем, кто пробовал, нравится. Жаль только, что о массовой дегустации говорить пока не приходится. «Каменчаны» не единственное хозяйство, которое никак не может отказаться от живого наследия советских времен. Как сказал генеральный директор НИИ животноводства Национальной академии наук Беларуси Николай Попков, вероятно, небольшие стада маралов можно встретить в Хотимском и Горецком районах, в Брестской области. Он сам назвал содержание этих животных «любительским мараловодством», не имеющим для страны стратегического значения. Профессиональным оно не является и… не может стать таким. Почему? А на этот вопрос ответили его коллеги, сотрудники Института зоологии НАН РБ. — Честно говоря, завозить маралов в Беларусь изначально было ошибкой, — объясняет главный научный сотрудник института Борис Савицкий. – Животные должны жить в естественной для них биологической среде, там, где они действительно могут быть полезны. Пантокрин образуется в пантах марала только в том случае, если он питается растительностью, которая произрастает на Дальнем Востоке, откуда они, надо полагать, были доставлены и в Казахстан. Иначе в пантах попросту прекращается выработка полезных веществ (кстати, ученые не раскрыли, каким образом там образуется пантокрин, это до сих пор остается загадкой природы). На мой взгляд, именно поэтому панты «обелорусевших» маралов не могут пользоваться таким спросом, как дальневосточные или алтайские, ведь пантокрина в них – мизер. А что касается мяса, то, по словам Бориса Савицкого, и здесь маралы проигрывают белорусским крупнорогатым животным: в говядине содержится намного больше микроэлементов и питательных веществ. Но опять-таки это касается только тех, кто «выхвачен» из родной среды обитания. Мясо и кровь коренных маралов действительно очень полезны, там есть смысл заниматься разведением этих животных, что, впрочем, и делается уже несколько столетий подряд. Сегодня в Республике Алтай насчитывается около 60 мараловодческих хозяйств, а поголовье маралов достигает приблизительно 50 тысяч. С предполагаемой численностью тех, что обитают в Беларуси, эти цифры не идут ни в какое сравнение. По мнению специалистов Института зоологии, лучше бы отечественным хозяйствам заниматься и совершенствоваться в традиционных видах животноводства, тем более что некоторым это удается неплохо (к примеру, в СПК «Каменчаны» насчитывается 1,5 тысячи свиней, 2,5 тысячи голов крупного рогатого скота). А маралы и страусы пусть живут там, где им определено жить природой, – гуманнее и хлопот меньше. Жанна ЛАЗОВСКАЯ, «Р» Четверг, 19 апреля 2007 г. № 72 (4250) respublika.info

Понравилось? Пускай узнают все :) !


Яндекс.Метрика
Опубликовано 28 сентября 2016

Комментариев: 0






Добавить комментарий

Имя: