История региона » Две Анны в судьбе газеты

Редакция газеты и типография когда-то были единым целым. И потому, празднуя юбилей газеты, мы не можем не вспомнить тех, кто делал ее в техническом плане: от линотипного набора до верстки и печатания. В каждом коллективе есть свои люди-легенды. У нас их было много, но время, годы неумолимы. Большинства из них уже нет на этом свете. Но, слава Богу, еще живы-здоровы две чудесные женщины — бывшие полиграфисты, встречу которых мы устроили, привезя Анну Мартыновну Лапинскую из Ивья к Анне Алексеевне Путило в деревню Семенки Юратишковского поссовета. Наш фотокор запечатлел эту встречу. А мы послушали воспоминания. Анна Мартыновна Лапинская: — В полиграфии я с 1944 года. Работали вместе с мужем Эмилем Александровичем в типографии городского поселка Довбыш Житомирской области. Муж мой слыл высококвалифицированным специалистом, порой незаменимым. И его вскоре перевели с Украины в Гродненскую область, в Желудок. Потом мужа забрали руководить Ивьевской типографией. Объединенный район нуждался в новых специалистах. С 60-х годов и до ухода на пенсию я работала бригадиром Ивьевской типографии. Вначале мы были едины с газетой, затем нас сделали бригадой Лидской укрупненной типографии... Менялись хозяева типографии, но мы продолжали делать свое дело. Когда от нас забрали газету и разъединили с редакцией — было тяжело. Мы ведь привыкли считать себя создателями ее, радовались, как итогу своей работы, каждой надписи в уголке полосы «В свет!». Это значило, что все вычитано, набрано, откорректировано. И газету можно печатать, чтобы потом отправить ее читателям. У меня 51 год рабочего стажа. Более пяти десятков лет сложной, тяжкой работы. Но я всегда любила свое дело, гордилась своей профессией… Анна Алексеевна Путило: — В сентябре 1950 года 17-летней девушкой я переступила порог редакции юратишковской газеты «Новае жыццё». В типографии обучили специальности наборщика и верстальщика. Все мне там нравилось. Проблемы были только с речью (я с родителями в 1944 году переселилась из Белостокского воеводства), меня не понимали. Со временем все улеглось, я стала говорить на белорусском вполне нормально. Работы было много. Мы делали районную газету и газеты политотделов Юратишковской и Лаздунской МТС. Когда районы объединили, стала ездить на работу в Ивье. Это было нелегко. Дома маленькие дети, хозяйство. Пробовала бросать типографию — не получилось. Так и осталась в ней до самой пенсии. В Юратишках работала под началом редакторов Шица и Грейнера. Первым моим редактором в Ивье стал Станислав Григорьевич Шут, затем Аркадий Петрович Беспалый, Константин Васильевич Синевич, Иван Викентьевич Швакель. Это была тяжелая работа. В дни съездов, важных событий в жизни страны, когда материалы для газет машинистка редакции печатала под диктовку диктора на специальной волне радиоприемника (а диктовать могли начать и в 24.00), нам приходилось ночевать в типографии, прикорнув где попало, а то и вообще без сна. Утром — опять к машинам, столу, станкам. Это было нелегко. Но, уйдя на пенсию, я первое время часто плакала, снила «газетные дни» (так назывался день выпуска газеты) и очень тосковала по своей газете… … Они говорили, а я видела их такими, каких встретила в свои 18 лет: красивая, властная и, вместе с тем, добрая Анна Мартыновна, вечно ругавшая меня за короткие юбки и светлые брюки (их мало носили), и хрупкая, маленькая, с большими зелено-коричневыми глазами (в них навечно застыла боль после трагической смерти маленького сына) Анна Алексеевна. Кажется, я вновь вижу, как она измазанной типографской краской рукой достает из кармана рабочего халата кусочек хлеба, наспех отправляет его в рот и вновь склоняется над версткой полосы. Из свинцовых матриц линотипного набора она складывает то, что потом в газете проявится нашими очерками, зарисовками, информацией. Затем она сдвигает полосу на поднос и тяжело несет к станку, чтобы сделать первый оттиск. Этих оттисков будет еще три (после читки корректора, дежурного, редактора), и Анна Алексеевна будет на животе таскать эти 25 килограммов. Да, именно столько весила одна страничка газетного набора. Боже мой, как тяжело работали эти женщины, получая вдобавок еще и профзаболевание от постоянного контакта со свинцом. Нет в живых их подруг-коллег Веры Николаевны Шут, Галины Семеновны Кулеш, но те времена, как и люди, работавшие вместе, навсегда в памяти, в сердце… В. Гулидова

Понравилось? Пускай узнают все :) !


Яндекс.Метрика
Опубликовано 26 сентября 2016

Комментариев: 0






Добавить комментарий

Имя: