Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі
            (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.)

  Матэрыялы Рэспубліканскай навуковай канферэнцыі
             (Гродна, 23-24 кастрычніка 2008 г.)

                 

 

Стралец М.В. 

Сионистское движение в Беларуси:

некоторые аспекты современного осмысления

 Цель настоящего доклада – провести комплексный анализ истории сионистского движения в Беларуси. Постановка данной цели обусловлена отсутствием системной реконструкции соответствующего регионального аспекта этого движения в научной литературе.

«Как идеологическая доктрина сионизм возник в конце 19 в. В его основе лежали признание всех евреев мира единой нацией и убеждение в невозможности их полноценного национального и экономического развития вне исторической родины. Из этой посылки вытекало единственно возможное решение – возрождение еврейской государственности» [2, с. 55]     .

Значительная  часть отечественных евреев стала проявлять интерес к сионизму с момента его возникновения. «Беларусь, которая входила в черту еврейской оседлости, в конце 19 – начале 20 в. была одним из политических центров сионизма в Российской империи. В 1900 г. здесь существовало 92 сионистских кружка. На 2-м мировом конгрессе сионистских организаций в 1898 г. от белорусских губерний в состав Большого исполкома были избраны И.В. Ясиновский от Гродненской губернии, И.А. Гольдберг от Вильно и др. В 1902 г. в Минске состоялась 2-я Всероссийская сионистская конференция, на которой присутствовало 526 делегатов. Конференция постановила, что Еврейский национальный фонд должен начать скупать палестинские земли и населять их евреями, не дожидаясь политического решения» [1, с. 305].

Субъекты сионистского движения в тогдашней Беларуси были представлены партиями и организациями. Наиболее значимыми среди соответствующих партий были Поалей-Цион, Сионистско-социалистическая партия, Еврейская социал-демократическая рабочая партия. Определённой популярностью среди еврейского населения пользовалась сионистская религиозная организация Мизрахи. Другие субъекты имели значительно меньше сторонников.

Принципиально важно отметить, что именно в Беларуси сформировались как убеждённые  сионисты многие лица, которым было суждено довести сионистскую идею до логического конца. В  этой связи приведём наиболее яркий пример. «134 года назад в местечке Мотоле, недалеко от Пинска, родился Хаим Вейцман. Этот человек был первым президентом Государства Израиль. В 1885 году его послали продолжать образование в реальное училище в Пинске. Еще в Мотоле Хаим мечтал присоединиться к организации "Ховевей Цион" ("Любящие Сион") - одной из первых еврейских сионистских организаций. В Пинске он сумел реализовать свою мечту и стал посещать собрания этой организации» [4].

Хаим Вейцман быстро набирал вес в сионистских кругах. «Уже в 1901 году 27-летний Х. Вейцман основал демократическую фракцию в сионистской организации, а в знаменательном 1917-м он избирается президентом Английской сионистской организации. С 1920 года Х. Вейцман - президент Всемирной сионистской организации» [4].

Убеждённого сиониста Х. Вейцмана не могло не интересовать отношение к представляемому им движению со стороны различных частей российского политического спектра, их восприятие требований еврейских организаций.

Известно, например, что «князь Г. Львов, глава первых двух кабинетов Временного правительства, и небезызвестный А. Керенский к сионизму относились вполне лояльно. Из политических партий тогдашней России сионистам «сочувствовали" кадеты и эсеры. Видный эсер Пинхас Рутенберг в сентябре 1914 года встретился с Вейцманом в Лондоне и предложил ему создать военные части из евреев - выходцев из России, которые сражались бы на стороне Антанты. Со своей стороны, страны Антанты должны были бы активизировать помощь сионистским организациям в создании Еврейской республики на территории Эрец Исраэль (Палестины). Однако реалии войны и сложное внутреннее положение в России заставили задвинуть этот план в долгий ящик, а потом и вовсе забыть его.

Отношение Х. Вейцмана к социалистическим идеям можно определить как достаточно прохладное, хотя к ярым противникам социализма, его, конечно же, отнести нельзя. Тем не менее многих видных социалистов он не жаловал. Например, Х. Вейцман писал: Мое неприятие Ленина и Плеханова и высокомерного Троцкого было вызвано тем презрением, с каким они смотрели на любого еврея, которого волновала судьба его народа и воодушевляла еврейская история и традиция» [4].

Выходец из среды белорусского еврейства «был сторонником так называемого «мягкого сионизма». В этом отношении он резко отличался от другого лидера сионистского движения, также выходца из России Владимира (Зеева) Жаботинского (1880-1940)» [4].

«Февральская революция 1917 г. породила в среде евреев большие надежды. Еврейские партии вышли из подполья. В Минске начали издаваться несколько еврейских журналов,  в том числе сионистский «Дер ид» и бундовский «Дер векер» [3].

«В мае 1917 года состоялся 7-й съезд сионистов России, на котором присутствовало 552 делегата. Съезд поддержал политику Временного правительства и продолжение войны, высказался за демократизацию государственного строя России «на началах народовластия и свободного самоопределения национальностей», придание национальным областям автономии при гарантии прав самоуправления национальным меньшинствам. Сионисты ставили цель добиться в России самоуправления для евреев в виде общинных ваадов (советов) по главным областям общественной, социально-политической и культурно-просветительской жизни. В соответствии с уставом, принятым 7-м съездом, в сионистскую организацию России были включены все российские евреи, которые признавали постановления всемирных конгрессов и всероссийских съездов сионистов. Съезд принял решение, что «отдельные сионисты» могут вступать в общие политические партии» [1, с. 305 – 306]. Естественно, этот форум задал рамки и для белорусских сионистов.

         «В 1917 г. во время выборов в Учредительное собрание по 4 округам в Беларуси (Витебская, Минская, Могилёвская губернии, Западный фронт) за сионистские партии проголосовало 145 686 человек (4,4% от всех проголосовавших выборщиков); по некоторым городам за сионистов голосовало более 40 % выборщиков (например, в Минске 40,6 %, Мозыре 43,7 %).»  [1, с. 306]   «На выборах  в Учредительное собрание  в Минском уезде за сионистов проголосовали 65400 человек, за Бунд и меньшевиков — 16270.» [4] Сионист Юлиус Бруцкус (будущий министр по еврейским делам в литовском правительстве) был избран депутатом Учредительного собрания от Минской губернии» [2, с. 78].

Октябрьский переворот 1917 года в России маркировал начало нового этапа в истории сионистского движения в Беларуси. В стране пришли к власти силы, враждебные этому движению, исключившие его из числа реальных субъектов политических процессов. Правда, в непродолжительный период фактического существования БНР они действовали в соответствии со своим реальным политическим весом. «В состав Народного секретариата Беларуси в 1918 г. входил сионист Л. Гутман. Сионист С.И. Житловский был в 1919 – 1920 г. министром по делам национальных меньшинств в Раде БНР» [1, с. 306].

В первое послеоктябрьское десятилетие коммунисты воспринимали сионистов как серьёзных оппонентов в Стране Советов. Именно в БССР сионисты имели наиболее сильные позиции.

«Сионистская социалистическая партия (ССП) стала ведущей организацией всего сионистского движения в республике» [2, с. 91]. В это движение входили также «Гехолуц», «Еврейский социалистический союз молодёжи», «Гашомер гацаир» и т.д.

Борьба советской власти с сионистами носила перманентный характер. Сначала она уделяла главное внимание активистам сионистского движения. Однако с течением времени коммунистам пришлось внести коррективы. «Начиная с мая 1925 г. изменилась тактика властей по борьбе с сионистами: теперь к высылке в Палестину приговаривали не активистов движения, которые, собственно, этого и добивались, а рядовых членов, многие из которых для такого радикального решения, бывало, ещё не дозрели» [2, с. 93].

Стремясь вытеснить сионистов на политическую обочину, компартия  активно взаимодействовала с евсекциями, разветвлённым идеологическим аппаратом, чекистами. Реакция субъектов сионистского движения на указанную политику коммунистов была неоднозначной. Одни из них уходили в подполье, другие предпочли другие варианты действий. «Некоторые сионистские организации продлевали своё легальное существование путём уступок властям и внесением в свои программы тезисов, противоречащих собственным целям и задачам» [2, с. 91].

Коммунисты действовали в борьбе с сионистами аморальными, противоправными методами. Их соответствующие действия резко противоречили Конституции СССР и Конституции БССР.

Известно, что в исторической литературе указываются разные финальные точки истории сионизма в СССР и  БССР. В этой связи следует согласиться с белорусским исследователем Я.З. Басиным, который пишет: «С уничтожением в 1928 г. партии «Поалей Цион» и «легального» «Гехолуца» сионистское движение на территории СССР полностью прекратило своё существование. К этому времени были разгромлены и подпольные группы сионистов, хотя некоторые из них, глубоко законспирированные, просуществовали до 1934 г. Почти все участники сионистского движения погибли в годы «чисток», которые начались сразу после убийства С. Кирова» [2, с . 96].

Таким образом, сионистское движение занимало  в конце 19 в. – 1920-ых гг. немаловажное место в белорусском политическом интерьере, свидетельствовало о заинтересованности значительной части тогдашних поколений отечественных евреев в том, чтобы на политической карте мира вновь появилось еврейское государство.

По материалам: Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.): матэрыялы Рэсп. навук. канф. (Гродна, 23-24 кастр. 2008 г.) /ГрДУ імя Я.Купалы; рэдкал.: І.І. Коўкель (адк. рэд.) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2009.

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика