Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі
            (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.)

  Матэрыялы Рэспубліканскай навуковай канферэнцыі
             (Гродна, 23-24 кастрычніка 2008 г.)

                 

 

Юрыс С. А.

 Потребительская кооперация как общественная организация

(1945-1961 гг.)

 В рассматриваемый период потребительская кооперация БССР представляла систему потребительских обществ и их союзов, сочетающую самостоятельность кооперативных организаций с централизованным плановым руководством всей системой. Ее первичным звеном являлось сельское потребительское общество. Потребительские общества объединялись в райпо и райпотребсоюзы, которые в свою очередь входили в состав облпотребсоюзов, последние - в Белкоопсоюз. То обстоятельство, что пайщики получают непосредственно в свое распоряжение или через общественные фонды часть прибыли кооперативной организации, а также имеют льготы при приобретении товаров и пользовании услугами, способствует их более активному участию в деятельности потребительских обществ.

Постановление Совета Министров СССР от 9 ноября 1946 г. восстановило практику начисления дивидендов на паевые взносы. На выдачу членам сельпо начислялась сумма, установленная общим собранием пайщиков, но не свыше 20% от прибыли – это определялось примерным Уставом потребительского общества от 25 января 1939 г. В ходе отчетно-выборной кампании 1947 г. повсеместно было принято решение о передаче начислений по паевым взносам в распоряжение правлений для восстановления торговой сети. Это была необходимая мера, разрушения были слишком велики. Но, эти же решения, вызванные чрезвычайными обстоятельствами, оставались в силе и в течение ряда последующих лет. Вплоть до конца 50-х годов фактическая выдача начислений по паевым взносам не производилась. Размер этих начислений был невелик. Даже в успешном 1956 г., когда потребкооперация выполнила все планы и получила неплохую прибыль, сумма начислений составила 9 млн. руб., то есть в среднем по 6,7 руб. на человека [1, л. 133]. Естественно, столь незначительные суммы не выдавались, а употреблялись на какое-либо общее для кооператива дело. Таким образом, незначительный размер выплат не влиял на  доходы пайщиков и подрывал их материальную заинтересованность в делах кооперативных обществ.

В послевоенные годы в потребкооперации имелись многочисленные случаи принудительного кооперирования населения. Пайщиками  считались все уплатившие паевой взнос как в виде дополнительной наценки к товару, так и вынужденные платить пай при покупке товара. Поэтому от всех лиц, ставших пайщиками в период с 1944 по 1947 гг., не имелось заявлений о приеме в члены потребительской кооперации [2, л. 221].

Гарантом участия пайщиков в работе всех звеньев потребкооперации являлся ее Устав. Он определял задачи потребительских обществ, их внутреннюю организацию, права и обязанности членов. Устав принимался на общем собрании пайщиков (собрании уполномоченных), на основе примерного Устава, утвержденного постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О работе потребительской кооперации» от 25 января 1939 г., действовавшего с дополнениями и изменениями на протяжении исследуемого периода. Устав содержал демократические положения. Высшим органом управления сельпо являлось общее собрание пайщиков или уполномоченных. Оно избирало закрытым (тайным) голосованием сроком на два года членов правления сельпо и его председателя, ревизионную комиссию, утверждало наказы по улучшению работы сельпо, рассматривало и утверждало квартальные и годовые отчеты, давало оценку работы правления и ревизионной комиссии, принимало в пайщики потребительского общества.

Согласно Уставу пайщики имели широкие права. Они могли участвовать в работе собрания с правом решающего голоса, выбирать и быть избранными в правление и ревизионную комиссию, вносить на обсуждение собрания вопросы об улучшении деятельности сельпо, получать начисления на паевые взносы,  пользоваться правом преимущественной покупки товаров.

В первые послевоенные годы деятельность Устава была частично приостановлена. Члены правлений сельпо, вышестоящих кооперативных органов не избирались, а назначались. Задержка в проведении выборов была вызвана несколькими причинами. Одной из главных являлась усилившаяся в годы войны жестко централизованная система управления экономикой, детальная регламентация  деятельности предприятий и организаций. Введение пусть даже формальных признаков демократизма в жизнь потребительской кооперации требовало определенного переходного этапа.

Первые выборы правлений кооперативных организаций состоялись в мае – июне 1947 г. Всего в ходе выборной кампании было проведено 11254 собрания, на которых присутствовало более 1 млн. пайщиков, что составляло 79,8% от их числа. Об активности пайщиков в ходе выборов говорит тот факт, что работа 25,8% правлений сельпо и 28% правлений райпотребсоюзов была признана неудовлетворительной. Состав выборных органов сильно обновился. Впервые были избраны 13% председателей, 56% членов правлений и 85% председателей ревизионных комиссий райпотребсоюзов, 26% председателей правлений и 64% председателей ревизионных комиссий сельпо [1, д.27, л.4].

Движение вперед по пути демократизации потребительских обществ невозможно без активизации работы выборных кооперативных органов. Отчетно-выборные собрания стали проводиться, как это и  определялось Уставом, с интервалом в два года. Но результаты их стали иными. На выборах 1954 г. уже только 1,6 % правлений райпотребсоюзов и 6,2 правлений сельпо получили неудовлетворительную оценку деятельности [1. д. 185, л.6]. И при последующих отчетно-выборных кампаниях процент правлений, получивших неодобрение по итогам своей работы пайщиками, был незначителен. Хотя потребительская кооперация добилась некоторого улучшения торгового обслуживания населения, но дефицит на многие товары сохранялся, плохой была работа ряда райпотребсоюзов и сельпо, допускались значительные хищения. Формальный характер проведения отчетно-выборных собраний подтверждается и тем фактом, что уже в 1955 г. 24% председателей райпотребсоюзов, 25% завторгов райпотребсоюзов, 22% директоров райзаготконтор и 37% председателей сельпо были отстранены от должности, в основном за недостатки в работе [3, л. 40].

На результатах выборов сказывалась и недостаточная активность выборных органов на протяжении всего исследуемого периода. Работа ревизионных комиссий на местах ограничивалась только участием в инвентаризациях магазинов и лавок, столовых и других организаций потребкооперации, назначаемых правлениями кооперативных обществ. Ревизии по плану самих ревизионных комиссий проводились очень редко. В 1947 г. только 11% сельпо было проверено ревизионными комиссиями сельпо, 9% райпотребсоюзов – ревизионными комиссиями райпотребсоюзов, в 1948 г. – 8% сельпо и 2% райпотребсоюзов, в 1958 г. – 0,9% сельпо и 2,5% райпотребсоюзов [3, д. 6, л.13,14; д.9, л.54; д.30, л.77].

Постоянно нарушалось и такое требование Устава потребительского общества, как ежегодная и квартальная отчетность правлений сельпо и райпотребсоюзов перед пайщиками на собраниях. Нерегулярность проведения собраний, а также частая замена собраний пайщиков собраниями уполномоченных, ставшая возможной в связи с укрупнением сельпо, свели к формальности сами собрания. Подлежащие их рассмотрению вопросы во многих случаях решались председателями единолично. Так, в Пружанском райпотребсоюзе за 9 месяцев 1954 г. было проведено 5 заседаний правления, а его председатель оформил 130 постановлений. Подобные случаи имели место и в других облпотребсоюзах. Все это свидетельствовало о чрезмерной концентрации власти в потребительских обществах «наверху», в руках аппарата, должностных лиц.

Одним из распространенных нарушений Устава была практика кооптации руководящих работников. Значительное количество председателей райпотребсоюзов не избиралось, а назначалось правлениями облпотребсоюзов. В 1954 г. 9 председателей райпотребсоюзов, 134 председателя сельпо, 80% материально-ответственных лиц, принятых на работу, не утверждались общими собраниями пайщиков [2, д.180, л.110].

Под влиянием изменившейся в стране обстановки после ХХ съезда КПСС, демократизации общества, связанной с этим процессом реабилитации идей самоуправления, народовластия со второй половины 50-х годов несколько активизировалась и деятельность общественных организаций потребкооперации. Члены ревкомиссий стали участвовать в ревизиях, проводимых штатными работниками потребительской кооперации. С их участием в 1958 г. была проверена деятельность более 40% сельпо и почти 60% райпотребсоюзов [3, д. 64, л. 144].

Улучшение хозяйственного положения потребкооперации, укрепление ее финансов, некоторая активизация ее общественных формирований привлекли в ее ряды значительное количество новых членов. Если с 1947 г. по 1957 г. численность пайщиков практически не росла, держалась на уровне 1 млн.360 – 1 млн.320 тыс. человек, то за 1957 г. ее ряды пополнились на 250 тыс. человек.

Одним из положений Устава потребкооперации было проведение съездов. Последний довоенный съезд потребкооперации состоялся в 1930 году . Только в 1948 г. состоялся III-й съезд уполномоченных потребкооперации Белоруссии, в  1954 г. – IY-ый, в 1958 г. – Y-ый. Таким образом, требование Устава Белкоопсоюза о проведении съездов раз в 4 года стало соблюдаться не сразу. Разрыв в 6 лет был вызван как общим принижением роли кооперации, имевшим место в конце 40-х – начале 50-х годов, так и тем, что установленный в стране авторитарный режим препятствовал нормальному функционированию общественных организаций.

 По материалам: Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.): матэрыялы Рэсп. навук. канф. (Гродна, 23-24 кастр. 2008 г.) /ГрДУ імя Я.Купалы; рэдкал.: І.І. Коўкель (адк. рэд.) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2009.

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика