Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі
            (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.)

  Матэрыялы Рэспубліканскай навуковай канферэнцыі
             (Гродна, 23-24 кастрычніка 2008 г.)

                 

 

УДК 329.17 (476) (1920 – 1930 гг.)

 А.В.Мощук

 Роль Бунда в становлении еврейского профсоюзного движения на территории Западной Белоруссии в 1920 – 1930-х гг.

 В статье рассмотрены основные направления работы еврейской партии Бунд в становлении еврейского профсоюзного движения на территории Западной Беларуси в 1920 – 1930-х гг.

 Одним из наиболее важных направлений работы Бунда на территории Западной Белоруссии являлось участие партии в деятельности еврейских профсоюзов. Основную часть своей деятельности среди еврейского пролетариата партия проводила через профсоюзы. В подконтрольных партии классовых профсоюзах была сконцентрирована большая часть членов и сторонников Бунда. Название классовые профсоюзы Польши, в том числе и еврейские, получили за признание классовой борьбы между владельцами предприятий и наемными рабочими [17, с. 33].

Основой профсоюзной системы партии были многочисленные еврейские рабочие и ремесленные профсоюзы, основанные еще до 1918 г. Условия для развития классового профсоюзного движения на территории Западной Белоруссии возникли в годы первой русской революции, когда 4 марта 1906 г. был издан указ «Временные правила о профессиональных объединениях». Данный указ разрешал гражданам объединяться в профессиональные организации для защиты своих экономических интересов. В годы Первой мировой войны в 1915 г. в результате подписания соглашения между Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ), левой частью польской социалистической партии (ППС) и Бундом, на территории, оккупированной немецкими войсками, был создан Совет профсоюзов, в состав которого вошли и еврейские классовые профсоюзы [18, s. 48]. Однако к моменту создания независимого польского государства он прекратил свое существование.

Окончательное формирование правового поля деятельности профсоюзов в Польше было завершено декретом от 8 февраля 1919 г. «О временных правилах деятельности профессиональных союзов». Фактически после принятия данного декрета на территории Польши начинается процесс формирования классового профсоюзного движения. В июле 1919 г. в Варшаве была образована Центральная комиссия классовых профсоюзов, которая объединяла все рабочие профсоюзы польской республики.

Однако параллельно с Центральной комиссией классовых профсоюзов для координации деятельности еврейских профсоюзных организаций было создано самостоятельное объединение еврейских классовых профсоюзов – Союз классовых профсоюзов (СКП). С самого начала существования СКП позиции Бунда в нём являлись доминирующими. Однако мы не можем не отметить постоянную борьбу, которую вела партия в рамках СКП с Поалей Цион правой и Поалей Цион левой.

Окончательное объединение Союза классовых профсоюзов с Центральной комиссией классовых профсоюзов состоялось в конце 1921 г., в результате чего в составе комиссии был создан специальный отдел – Культур-Амт – для проведения агитационной и культурно-просветительской работы среди еврейского пролетариата [21, s. 10–11]. Фактически Культур-Амт представлял собой отдельную секцию при Центральной комиссии классовых профсоюзов.

Состав данного органа формировался конференцией региональных организаций края. На местах создавались местные городские и окружные отделы, а также местные советы еврейских профсоюзов, в состав которых могли входить евреи, являвшиеся членами других профсоюзов. Данные органы осуществляли руководство профсоюзами, входившими в состав Центральной комиссии классовых профсоюзов, на местах. При городских и окружных отделах существовали отделения Культур-Амта, которые занимались вопросами культурной жизни еврейского населения. Культур-Амт, находившийся под доминирующим влиянием Бунда, фактически руководил всем движением еврейских классовых профсоюзов на территории Западной Беларуси [21, s. 11].

На территории северо-восточных воеводств Польши окружные комитеты Центральной Комиссии классовых профсоюзов существовали в Вильно, Белостоке и Слониме. Однако на момент вхождения западнобелорусских земель в состав польского государства в 1921 г. классовое профсоюзное движение на данной территории переживало этап своего становления. В течение 1921 г. профсоюзы оставались самостоятельными организациями, но уже к концу 1922 г. большинство из них вошло в состав общепольских организаций на правах местных отделов [17, с. 32]. Всего к 1925 г. на территории Польши Культур-Амт насчитывал 33 отдела, в состав которых входили 9164 человека, а в 1929 году – уже около 13000 человек [17, с. 51].

Окончательное объединение классовых профсоюзов Польши произошло в 1922 г., когда в состав Центральной комиссии вошло Центральное бюро профсоюзов Вильно, в результате чего был образован Союз профессиональных товариществ (ЗСЗ), во главе с исполнительным органом – Центральной комиссией профсоюзов [20, с. 12].

Однако следует отметить, что, кроме данного объединения, существовали еврейские союзы, которые подчинялись непосредственно партийному руководству и не принадлежали ни к одному из крупных профессиональных объединений рабочих. Так, в середине 1920-х гг. на территории Западной Беларуси действовал целый ряд независимых профсоюзов, которые не входили в состав крупных объединений профессиональных организаций: профсоюзы типографских рабочих, металлистов, разносчиков газет, артистов еврейских театров.

Основной трудностью, с которой столкнулась партия в процессе создания профсоюзных организаций, являлась катастрофическая нехватка кадрового состава. ЦК партии неоднократно констатировал тот факт, что «еврейский пролетариат после империалистической войны и двух оккупаций сильно ослабел и частично деклассирован. Некоторые промышленные центры фактически прекратили своё существование. После ухода Красной Армии с ней ушёл весь революционный еврейский элемент городов» [9, л. 11].

Несмотря на данные трудности, руководство партии уверенно заявляет, что к середине 1925 г. под полным контролем партии находились «профсоюзы еврейских работников кожевенной, пищевой и деревообрабатывающей промышленности» [9, л. 11; 22, s. 696]. Более того, отчёты городских и окружных комитетов КПЗБ, документы польской администрации свидетельствуют о росте влияния Бунда в профсоюзном движении в конце 1920-х гг. На территории северо-восточных воеводств Польши мы можем отмечать существенный рост численности бундовских профсоюзов.

Заметное увеличение можно отметить в составе бундовского отдела профсоюза текстильщиков Белостока, профсоюза железнодорожников Вильно. Бундовский Культур-Амт в Вильно насчитывал 1767 членов [2, л. 102]. Подобные процессы отмечаются в Полесском и Новогрудском воеводствах. В начале 1927 г. бундовский Культур-Амт в Пинске насчитывал 10 профсоюзов, в состав которых входило около 1300 членов. В 1928 г. в его состав в Пинске вошли профсоюз типографских рабочих, союз работников продовольственной отрасли, торговых и канцелярских служащих и парикмахеров [1, л. 14–19]. В Барановичах и Слониме Культур-Амт объединял по 7 профсоюзов, в Лиде – 5 [6, л. 118]. Данный рост бундовского влияния можно объяснить усилением организационной работы в рамках местных отделов Культур-Амта. Польские власти отмечают, что с началом 1928 г. Бунд сконцентрировал своё внимание на деятельности профсоюзов с целью централизации их деятельности [5, л. 60]. Данная активизация партии в профсоюзном движении была вызвана двумя предпосылками: во-первых, началом предвыборной кампании в Сейм и местные органы самоуправления, а во-вторых, принятием польским правительством нового рабочего законодательства, которое в значительной степени ударило по правам рабочего населения.

С началом целенаправленной политики партии в области профсоюзного движения на территории Западной Беларуси усиливаются процессы централизации, в состав Культур-Амтов на местах начинают входить еврейские профсоюзы, ранее действовавшие самостоятельно либо находившиеся под влиянием Поалей Циона. Несомненным преимуществом Бунда в данный период являлось то, что он являлся легальной политической партией, соответственно в случае избрания членов партии в руководство профсоюзом последний также подлежал легализации. Именно такую тактику партия использовала при выборах правления Союза табачников в Гродно в 1926 г., выдвигая аргумент в свою пользу: «Если вы выберете иное (коммунистическое) правление, то закроют союз и начнутся аресты» [10, л. 148].

Таким образом, мы можем констатировать, что к концу 1920-х гг. на территории Западной Беларуси фактически сформировалась сеть профсоюзных организаций, находившихся под влиянием Бунда. Данная организационная структура была представлена профсоюзами, входившими в состав Культур-Амтов, находившихся под эгидой Союза профессиональных товариществ, а также тех союзов, которые подчинялись непосредственно политическому руководству Бунда.

С приходом к власти Ю.Пилсудского и началом экономического кризиса Бунд усиливает работу в рамках профсоюзных организаций. Причиной данного явления послужило крайне тяжёлое экономическое положение еврейского населения, что подталкивало его к поиску новых форм борьбы за улучшение условий жизни.

Так, характеризуя сложившееся положение в восточных воеводствах Польши, виленский комитет Бунда констатирует, что «положение большинства еврейского населения Западной Беларуси является катастрофическим. Большинство еврейских рабочих находится без работы. Те, кто сохранил своё место на предприятии, работают в крайне тяжелых условиях. Не лучше положение еврейских кустарей, которые в большинстве своем совершенно разорены. В такой же ситуации оказалась значительная часть мелких торговцев и часть среднего сословия. Закрываются лавки и магазины, массовые банкротства становятся ежедневным явлением, только в Вильно закрыто в 1929 г. более половины еврейских городских предприятий. Положение ухудшается в связи с прекращением финансовой помощи из США. На данный момент в Польше более 1 млн. евреев находятся без работы или не имеют средств к существованию, а около 1/3 от всех евреев страны находятся на грани голодной смерти. Данное положение до крайности усугубляется антисемитской политикой польского государства» [7, л. 272]. Кроме того, польское правительство фактически проводило целенаправленную политику поддержки центральных воеводств страны, в то время как северо-восточные воеводства страны были поставлены на грань выживания.

В данных условиях работа Бунда среди профсоюзных организаций становилась одним из приоритетных направлений деятельности партии. В Белостокском и Новогрудском воеводствах партия смогла не только расширить свое влияние среди профессиональных организаций, но и привлечь в их ряды значительное количество новых членов. Увеличение численности партийных профсоюзов проходило как за счет лиц, оказавшихся без работы, так и за счет представителей других социальных слоев еврейского населения, которые видели в сотрудничестве с партией единственную возможность выжить в данных условиях.

В то же время Культур-Амт отмечает ряд негативных тенденций в рамках профдвижения. В годы кризиса наблюдается заметный рост проправительственных профсоюзных организаций. Особенно сильны были данные организации на территории Полесского и Виленского воеводств. Причинами усиления проправительственных и сокращения количества классовых профсоюзов в данных воеводствах являлось острое соперничество в рамках классовых профсоюзов между ППС, Бундом и Поалей Цион, с одной стороны, и КПЗБ и ППС-левой, с другой. На очередной конференции окружной комиссии классовых профсоюзов в апреле 1932 г. в Вильно был констатирован тот факт, что количество классовых профсоюзов воеводства сократилось по сравнению с 1928 г. в 2 раза [8, л. 129].

В меньшей степени позиции Бунда были ослаблены на территории Белостокского  и Новогрудского воеводств. В таких городах, как Белосток и Гродно проправительственным союзам так и не удалось поколебать позиции еврейских классовых профсоюзов. В Слониме все 6 действовавших в городе в конце 1920-х – начале 1930-х гг. профсоюзов были классовыми [11, л. 359]. В Барановичах из 12 профсоюзов 7 также являлись классовыми [3, л. 14]. Причинами данного явления являлась меньшая степень концентрации проправительственных союзов, их разбросанность по небольшим городам и местечкам Белостокского и Беловежского промышленных округов.

Начало экономического кризиса привело к изменению тактики действий руководства бундовских профсоюзов, которое стало занимать более умеренные позиции в разрешении конфликтов между рабочими и работодателями. Руководство еврейских классовых профсоюзов в условиях экономического кризиса пришло к необходимости отказаться от использования стачек и забастовок как форм борьбы рабочих за свои права: «Стачки и забастовки являются необходимыми формами борьбы только в тех случаях, когда исчерпаны все другие возможности разрешения проблем» [4, л. 144].

Следует отметить, что руководители бундовских профсоюзов во время экономического кризиса начали выдвигать более умеренные экономические требования, которые были обусловлены реальной оценкой ситуации. Необходимость изменения тактики в борьбе за интересы еврейского пролетариата лидеры Бунда объясняли стремлением избежать увольнения еврейских рабочих в результате локаутов и защитить профсоюзные организации от репрессий со стороны властей.

В связи с началом экономического кризиса и обострением социально-экономической и общественно-политической ситуации меняется политика польских властей в отношении профсоюзного движения. С приходом к власти весной 1929 г. «правительства полковников» начинается закрытие целого ряда  профсоюзов, в том числе и на территории Западной Беларуси. Стремясь ограничить влияние профсоюзов в общественно-политической жизни, правительство в 1929 г. заменяет выборные правления больничных касс на правительственные комиссариаты. Следующим шагом правящих кругов явилось постановление президента польской республики от 27 октября 1932 г. «Об объединениях граждан». 108-й пункт данного постановления допускал деятельность профсоюзов только под непосредственным административным контролем со стороны властей. Постановление ликвидировало конфиденциальность профсоюзных собраний и принятых на них решений. Представители любого уровня власти имели право затребовать любую интересующую их документацию. Администрация всех уровней, органы политической полиции Польши получали право прекращать деятельность профсоюзов по своему усмотрению.

Ответом классового профдвижения на действия правительства стало проведение единофронтовых акций, в которых принимали участия представители всех социал-демократических и коммунистических организаций страны. В рамках данной кампании различными профсоюзами проводились широкие вербовочные мероприятия по привлечению в свои ряды новых членов. В результате в период осень 1935 – зима 1936 г. количество профсоюзов, входивших в Культур-Амты, значительно выросло в Белостоке, Бресте, Барановичах, Вильно, Гродно и Слониме. Так, в Белостоке значительно расширил свои ряды союз текстильщиков, численность которого возросла за период март – октябрь 1935 г. более чем на 2000 человек и стала превышать цифру в 3000 человек. К другим бундовским профсоюзам за этот же период присоединились около 400 человек [12, л. 404]. В Вильно вербовочную кампанию проводили 10 еврейских классовых профсоюза. Всем им удалось увеличить свою численность [14, л. 281].

Некоторые бундовские профсоюзы усилились за счет создания под их руководством новых секций отдельных профессиональных категорий. Так, при союзе строителей в Бресте были открыты секции маляров, рабочих общественных работ [16, л. 13]. В Гродно при профсоюзе пекарей были созданы отделы мельников и производителей лимонада [13, л. 70], фотографов при союзе печатников в Вильно [14, л. 327]. Кроме того, Бунд начал активно проводить политику создания параллельных уже существующим, союзов из числа своих сторонников. Так, в Гродно Культур-Амтом были созданы профсоюзы печатников, кожевенников, бундовский отдел союза «Игла» [15, л. 68].

Таким образом, приведенный документальный материал свидетельствует о том, что окончательно бундовская профсоюзная система была сформирована лишь к концу межвоенного периода. В процессе создания и деятельности еврейских классовых профсоюзов Бунд столкнулся с соперничеством со стороны КПЗБ, поалейсионистов и ППС. Окончательно выяснить степень влияния каждой из данных партий на еврейское классовое профдвижение крайне затруднительно по следующим причинам: во-первых, неполнота данных, во-вторых, субъективизм в оценках и сведениях, приведенных в партийных отчетах и документах польских властей. Фактически определяющим фактором принадлежности профсоюзной организации к той или иной партии являлось доминирование членов партии в ее правлении, таким образом, борьба за влияние в профсоюзе зачастую сводилась к борьбе за места в его правлении.

На основе анализа документов польской администрации и отчетов окружных комитетов КПЗБ можно констатировать, что к середине 1930-х гг. Бунд практически полностью доминировал среди еврейских профсоюзов. Более того, польские исследователи сходятся во мнении, что 90 % всех еврейских профсоюзов на территории северо-восточных воеводств находились под руководством партии [19, s. 257; 20, s. 14]. На отчетно-выборной конференции Центральной Комиссии, которая состоялась 11 апреля 1937 г., утверждалось, что под влиянием Бунда в польском государстве находилось 20 профсоюзных объединений, с общим количеством членов 29155 человек [23, s. 313].

Позиции бундовских организаций в еврейском классовом профсоюзном движении были традиционно сильны. Несмотря на серьезную конкуренцию в борьбе за контроль над еврейскими классовыми профсоюзами со стороны прежде всего КПЗБ, польский Бунд доминировал в еврейском профсоюзном движении на протяжении всего межвоенного периода. Превалирующим его влияние стало в 1938 г., после роспуска КПЗБ, когда около 90 % всех еврейских классовых профсоюзов в Западной Беларуси находилось под руководством партии. Однако отсутствие крупных промышленных центров на территории региона и доминирование производства кустарного типа привело к тому, что польский Бунд в Западной Беларуси, в отличие от центральных воеводств польского государства, не имел крупных профсоюзных организаций. Основой структуры его профсоюзов были организации, насчитывавшие от нескольких десятков до сотни членов.

 

По материалам: Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.): матэрыялы Рэсп. навук. канф. (Гродна, 23-24 кастр. 2008 г.) /ГрДУ імя Я.Купалы; рэдкал.: І.І. Коўкель (адк. рэд.) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2009.

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика