Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі
            (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.)

  Матэрыялы Рэспубліканскай навуковай канферэнцыі
             (Гродна, 23-24 кастрычніка 2008 г.)

                 

 

УДК 329 (476) : 303.446.4 (438)

 Матусевич О.А.

Белорусские общественные организации ІІ Речи Посполитой:

польская историография проблемы

 В статье дан обзор польской исторической мысли по вопросу деятельности белорусских организаций во Второй Речи Посполитой.

 Согласно переписи 1931 г. национальные меньшинства составляли в Польше почти треть населения. Внутреннее законодательство и международные обязательства Польши гарантировали свободное развитие представителей этнических групп, что включало право на беспрепятственное создание и функционирование общественных организаций.

На территории северо-восточных воеводств действовали белорусские религиозные, благотворительные, культурно-просветительские и иные общественные объединения, хотя количество их было относительно небольшим по сравнению с долей белорусов среди местного населения.

Несмотря на немногочисленность белорусских общественных объединений их развитие привлекало внимание польских ученых с начала 1920-х годов. Так, в периодическом издании Института исследования национальных вопросов «Sprawy Narodowościowe» рассматривается деятельность следующих белорусских организаций: Товарищества белорусской школы (ТБШ), Белорусского института экономики и культуры (БИЭиК), Белорусского научного товарищества (БНТ), Белорусского союза студентов, Общества «Будучыня», Белорусского союза учителей, Объединения белорусских женщин, корпорации «Скарыня», Товарищества белорусского просвещения и других [1].

Среди польских межвоенных изданий проблема развития белорусских общественных организаций исследуются в книге З.Урабаньского. Автор выступает с антибелорусских позиций, усматривает в проявлениях общественной и политической активности представителей белорусского нацменьшинства антигосударственную деятельность. По его мнению, ТБШ является однозначно прокоммунистической организацией, которую используют как ширму для диверсионной деятельности [2].

Не нашла достаточного отражения история развития общественных организаций белорусов и в польской историографии периода ПНР. В работах А.Бергман сведения о ТБШ приводятся на фоне развития Громады и КПЗБ и при рассмотрении биографий некоторых белорусских политических лидеров [3].

Незначительного внимания удостоились белорусские организации и в публикациях, посвященных белорусским школам, в развитии которых они играли существенную роль. Так, Ст.Мауэрсберг в своей монографии вскользь упоминает о ТБШ, БНТ, Товариществе белорусского просвещения [4]. Не устранили этот недостаток работы по данной теме в современной польской историографии. Ни в книге С.Валасека, ни в статьях М.Семаковича не дается исчерпывающей информации о роли белорусских культурно-просветительских организаций [5]. Некоторые сведения об участии этих организаций в школьных плебисцитах можно найти в работах последнего автора.

Деятельности БНТ посвящена статья Я.Гaрневича. Однако она не содержит архивных данных и больше представляет собой обзор научной деятельности белорусов, проживающих в Вильно, и польских ученых, заинтересованных белорусской проблематикой [6].

Не расширяют наши знания по проблеме и многие другие публикации современных польских исследователей. В статье Е.Василюка лишь перечисляются организации и содержатся ошибочные сведения по деятельности ТБШ, которые противоречат данным более ранней публикаций Г.Майецкого [7].

Директор архива в Белостоке Г. Майецкий опубликовал исследование о деятельности ТБШ на Белосточчизне. Он высказывает мнение, что усиление влияния Громады в организационных структурах ТБШ было связано с тем, что лидеры громадовцев предвидели возможность репрессий против БКРГ и таким образом хотели закрепить свои политические позиции на территории северо-восточных воеводств. Касаясь проблемы радикализации ТБШ, автор полагает, что в сложившихся условиях нельзя было заниматься культурно-просветительской деятельностью и сохранять аполитичный характер организации, поскольку решение проблем развития белорусской культуры без изменения существующей на тот момент ситуации в Польше было невозможно. В статье также на основе материалов белостокского архива рассматривается развитие сетки кружков БИЭиК [8].

В.Хоружи рассматривает деятельность Белорусского крестьянского союза и хадеции в конкретных поветах через призму активности БИЭиК, приводит данные о динамике формирования сети кружков и более подробно описывает деятельность ячеек Института в д.Порослы и Наревце как наиболее активных организационных структур [9].

Книга Р.Домбровского содержит слабую источниковую базу и представляет собой неудачную компиляцию отрывков из работ П.Трейденьского и З.Урбаньского с более поздними исследованиями, что приводит к противоречиям и ошибкам в тексте. Выводы сделанные автором о роли и характере белорусских общественных организаций абсолютно не соответствуют изложенному в основной части материалу [10].

Скупую информацию об общественных объединениях приводит К.Гомулка в своей хабилитационной работе, посвященной белорусам во ІІ Речи Посполитой. В книге раскрыты общие сведения о ТБШ, автор воздерживается от утверждений о полной зависимости ТБШ от Громады и решающей роли КПЗБ в этой организации в более поздний период. В работе не показана динамика развития сетки кружков и слабо освещается участие ТБШ в школьных плебисцитах. Общие сведения, на основе периодической печати, даны о БНТ, Белорусском издательском товариществе, Товариществе белорусской интеллигенции. Практически не содержат нового последующие публикации автора [11].

Работы М.Мороз посвященны БХД и БИЭиК. В них приводятся количественные характеристики развития Института, сведения об его издательской деятельности. М.Мороз отмечает, что БИЭиК создавался не для конкуренции с ТБШ, а в силу опасений, что радикализация ТБШ и Громады приведет к ликвидации единственной белорусской культурно-просветительской организации. Автор полагает, что деятельность БИЭиК опровергает распространенное в польской историографии мнение о слабом участии белорусских организаций в борьбе за белорусскую школу и развитие белорусской культуры [12].

Таким образом, можно утверждать, что деятельность белорусских общественных организаций не нашла достаточного освещения в польской историографии. Широко представлено в польских публикациях только развитие ТБШ и БИЭиК. Однако эти работы (за исключением статьи Г.Майецкого) не раскрывают проблему функционирования организаций на местах. Дальнейшие исследования могут доказать безосновательность утверждений о политической и общественной инертности, а также «крайне низком цивилизационном уровне развития культуры» белорусов во ІІ Речи Посполитой.

По материалам: Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.): матэрыялы Рэсп. навук. канф. (Гродна, 23-24 кастр. 2008 г.) /ГрДУ імя Я.Купалы; рэдкал.: І.І. Коўкель (адк. рэд.) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2009.

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика