Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі
            (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.)

  Матэрыялы Рэспубліканскай навуковай канферэнцыі
             (Гродна, 23-24 кастрычніка 2008 г.)

                 

 

УДК 329.05

 И.О. Змитрович

 О некоторых проблемах классификации

политических партий

 В статье рассматривается основные проблемы, связанные с классификацией политических партий в современных отечественных и зарубежных исторических и политологических школах.

 Важнейшей методологической проблемой в изучении политических партий является их классификация (типологизация). С ней неизменно сталкиваются все исследователи политической истории и диссертанты, убеждаясь в теоретической сложности и неоднозначности данной проблемы, в отсутствии единой или хотя бы «базовой» классификации, в выраженной множественности подходов и критериев типологизации партий и в необходимости выработки некоего принципиального консенсуса в данном блоке теоретико-методологических вопросов.

При этом следует подчеркнуть, что эта проблематика в целом лучше разработана политологами, чем историками, хотя и в их среде нет выраженного единства подходов, критериев классификации политических партий как в исторической ретроспективе, так и особенно в современных условиях. В политологии обычно акцентируется внимание на возможности применения различных критериев, среди которых одни учитывают коренные признаки партий, а другие – второстепенные и даже случайные.

Современная западная политология в большинстве случаев осуществляет классификацию партий на основе признания множественности и равноценности самых различных признаков. Поэтому одновременно используется деление партий на авторитарные и демократические, идеологические и прагматические, национальные и региональные, религиозные и светские, массовые, кадровые и элитарные, представительные и мобилизующие и др. Подобная классификация позволяет характеризовать партии с различных сторон. В то же время признание множественности критериев создает опасность игнорирования или принижения базовых характеристик партий (их программно-идеологических установок, стратегии–тактики и т.д. [1, с.30 ].

Следует признать также определенную практическую значимость современных политологических тезисов о целесообразности учета взаимосвязи конкретных вариантов типологизации политических партий с целями определенного научного исследования, о связи типов партий и партийных систем с условиями социального развития [2, с.4 ].

Современная российская историческая политология не оперирует, к сожалению, единой (общей) типологизацией политических партий как дореволюционной России, так и современной РФ. Так, некоторые специалисты акцентируют внимание на партийных системах прошлого и степени политической оппозиционности партий в настоящем [3, с.278-350]. Другая группа ученых разделяет западный методологический принцип множественности равноценных критериев анализа политических партий [4, с.231-232]. Третьи осуществляют типологизацию на основе организационной структуры и членства, шкалы двух - и многопартийности [5, с.183-187] и др.

На наш взгляд, в российской (и белорусской) исторической науке и политологии налицо: а) массовое признание нецелесообразности абсолютизации, как минимум, классового критерия классификации политических партий; б) отсутствие единой схемы (следовательно, и общих критериев) типологизации отечественных и зарубежных партий; в) попытка выработать универсальную и максимально общепринятую систему классификации партий. При этом третья проблема решается очень медленно и сложно,  сталкиваясь с противоречиями и разночтениями научного, политико-идеологического и субъективного характера.

Тем не менее  существует устойчивое мнение, что система политических партий не является хаосом и, следовательно, может быть теоретически упорядочена. Петербургский исследователь С.И.Степанов пишет, что «классификация как метод усвоения большого количества эмпирического материала, как признак постижения сути явления…, является самоценным политологическим инструментом по адекватному отражению  политической действительности с ретроспективной и прогностической функциями» [6, с.16].

Безусловно, налицо почти общепризнанный факт снижения объясняющей способности социально-классового подхода, ранее самого распространенного в советской исторической науке. Современные реалии информационного общества требуют изменения устаревшего взгляда на политику как на «концентрированное выражение экономики», пересмотра представлений о политической партии как выразителе интересов определенных социальных классов и групп.

В то же время даже в современных российских обобщающих «историко-партийных» работах явно отсутствует единство подходов, критериев и мнений как в вопросе классификации политических партий, так и в общеметодологическом понимании партийно-политических проблем.

Так, например, в учебнике по истории политических партий России 1994 года издания подчеркивалось, что классификация партий осуществляется «по присущим всем им характерным признакам: социальная основа, политическая программа, стратегические и тактические принципы». Авторы настаивали на том, что в основу классификации партий должна быть положена вся совокупность факторов (социально-классовых, политических, национальных, нравственно-этических, религиозных и др.). При этом они отмечали, что в зависимости от целей и задач анализа деятельности политических партий один из многих критериев может выступить на передний план, другой же играет вспомогательную роль [7, с.8-9]. Далее же в учебнике были выделены: а) партии общероссийские и национальные; б) монархические, буржуазные, мелкобуржуазные и отдельно большевики [7, с.11].

Энциклопедическое издание по истории политических партий дореволюционной России (1996 г.) исходило из того, что принципиальные расхождения между партиями и движениями ярко прослеживаются на доктринальном уровне, поэтому предложило выделять три программно-политических блока (направления): консервативные, либеральные и социалистические партии [8, с.5-6]. Сразу следует отметить, что вместо категории «социалистические» более уместно было бы использовать понятие «радикальные».

Модернизированный российский учебник по истории политических партий (2000 г.) делает вывод о том, что «современный уровень знаний позволяет предложить следующую классификацию: консервативные, либеральные, центристские и социалистические партии и движения» [9, с.9]. При этом термин «центристские» не комментируется и не разъясняется, поэтому совсем не понятно, какие именно партии следует относить к этому блоку.

Думается, что, во-первых, принципиально недопустимо классифицировать политические партии на основании разноплановых критериев и необходимо прийти к максимально возможному признанию ведущих (базовых) критериев исторической типологизации партий. Во-вторых, структурирование национальных партий (белорусских, польских, еврейских и т.д.) далеко не всегда вписывается в общую классификацию политических партий.

На наш взгляд, базовым критерием классификации могут быть программно-идеологические установки политических партий, предполагающие их деление на реакционные, консервативные, реформистские (либеральные) и радикальные (революционные). А внутри каждого блока необходимо учитывать степень политического радикализма определенной партии по отношению к родственным политическим структурам. Считаем, что этот теоретико-методологический подход может быть использован как применительно к партиям исторического прошлого, так и для систематизации современных партий.

В то же время не исключена возможность параллельного использования категорий «правые – левые – центристские» партии. При этом, правда, следует обратить внимание на то, что: а) данная типологизация (в традициях Французской революции) значительно упрощает проблему, т.к. в такую схему сложно втиснуть религиозные, этнонациональные и другие интересы; б) исторически весьма подвижно содержание понятий «правые» и «левые»; в) чрезвычайно сложно более-менее четко определить, что собой представляет партийно-политический центр.

Отмечая особые сложности классификации национальных партий в определенном государственном образовании, можно предположить, что при их систематизации в дополнение к базовому (программно-идеологическому) принципу следует учитывать: а) степень радикализма по отношению к государственно-политическому центру (имперскому, федеральному…); б) наличие (отсутствие) конфессионального компонента и др.

Группа российских историков и политологов связывает классификацию политических партий с состоянием общественного сознания. Они используют категориальную цепочку «ценность – мировоззрение – идеология – доктрина». При этом мировоззрение характеризуется как общая картина мира и определенная иерархия предпочтений на основе той или иной ценности, идеология – как описание желаемого состояния общества и основных направлений движения к нему, доктрина – как практические действия и тактика достижения целей, обозначенных идеологией.

Всемерно подчеркивается, что в их понимании «партия – сознательно организованный и социально активный представитель того или иного типа массового сознания» [6, с.17]. В попытке дать исторически абсолютную типологизацию политических партий (в первую очередь современной России) петербургские ученые берут за основу идеологические ценности (национальные, либеральные, социалистические) и выделяют соответствующие группы партий [6, сч.19-23]. Думается, что подобный подход, с одной стороны, довольно убедительно аргументирован, но, с другой, нуждается в исторической конкретизации и дополнительном теоретическом анализе.

 

По материалам: Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.): матэрыялы Рэсп. навук. канф. (Гродна, 23-24 кастр. 2008 г.) /ГрДУ імя Я.Купалы; рэдкал.: І.І. Коўкель (адк. рэд.) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2009.

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика