Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі
            (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.)

  Матэрыялы Рэспубліканскай навуковай канферэнцыі
             (Гродна, 23-24 кастрычніка 2008 г.)

                 

 

 

УДК 329.11 (476) (1905-1914 гг.)

 В.Н. Линкевич

 Правомонархическое движение в Белоруссии (1905 – 1914 гг.)

 В статье рассматривается одно из самых влиятельных в Российской империи движений – правомонархическое, которое было представлено такими партиями и объединениями, как «Русское собрание», «Русская монархическая партия», «Союз русских людей» и «Союз русского народа.

 Одним из наиболее влиятельных направлений в российском общественно-политическом движении начала XX века было консервативно-охранительное или право-монархическое. Идейные основы российского консерватизма были заложены ещё ранее, однако организационное оформление сторонников «охранения» традиционных институтов приходится на время, когда Россию охватила революционная стихия. Ответом на радикализацию общества стала консолидация общественных сил, выступавших в поддержку самодержавной власти. По всей стране начали создаваться многочисленные черносотенные организации. Среди них можно назвать возникшее в Санкт-Петербурге Общество активной борьбы с революцией и анархией, Общество русских патриотов в Москве, Русское братство в Киеве, Патриотическое общество в Тифлисе, Царско-народное русское общество в Казани, Союз «Белое знамя» в Нижнем Новгороде и десятки других монархических организаций, звавших народ на борьбу с революцией.

Наиболее значительными правомонархическими объединениями, которые исследователи зачастую относят к политическим партиям, были «Русское собрание», «Русская монархическая партия», «Союз русских людей» и «Союз русского народа». Их программные и уставные позиции практически не различались. Главной своей целью они видели «развитие национального русского самосознания и прочное объединение русских людей всех сословий и состояний для общей работы на пользу дорогого нашего отечества – России единой и неделимой» [1, с. 35]. Идеологи консерватизма выступали за самобытный путь развития России, против перенесения на российскую почву либеральных западноевропейских ценностей и демократии. Они отстаивали существовавшие тогда политические, социально-экономические, религиозные, духовные и бытовые устои российской жизни. В незыблемом сохранении православия, неограниченного самодержавия и первенстве русской народности они видели благо России.

В 1906 – 1908 гг. правомонархическое движение становится самым массовым общественно-политическим течением. Более чем в 200 городах и селах Российской империи действовали монархические организации. Правда, статистика по черносотенцам в разных источниках отличается. По подсчетам Департамента полиции, в это время их насчитывалось около 410 тыс. человек. Современный исследователь Ю.И.Кирьянов называет цифру в 399,5 тыс. человек [2, с. 31]. Сами же черносотенцы числили в своих рядах значительно большее число единомышленников – до трех миллионов человек, учитывая как активных участников движения, так и пассивных – тех, кто разделял идеологию движения, а также тех, кто входил в близкие к черносотенцам местные объединения, такие, как православные братства, Общество хоругвоносцев, общества трезвости и др. Такие расхождения связаны с тем, что практически все тогдашние партии России имели расплывчатые критерии членства.

Следует также отметить наиболее всесословный характер правомонархического движения, что отличало его от партий и организаций либеральной и леворадикальной направленности. В нём принимали участие  рабочие и крестьяне, ремесленники и мещане, купцы и интеллигенция, духовенство и дворяне, служащие. При этом руководящую роль в движении играли представители русского православного духовенства и русской национальной интеллигенции.

Главной всероссийской правомонархической организацией (партией) был «Союз русского народа» (СРН), образованный в Петербурге 8 ноября 1905 г. Его отделения действовали в большинстве губерний Российской империи. Наиболее активно они были представлены в Белоруссии и Украине, где сильно было влияние антирусских сил: здесь насчитывалось более половины всех членов СРН. Так, в Белоруссии отделения СРН действовали в 36 населенных пунктах и насчитывали в своих рядах около 29.5 тыс. членов [3, с. 41]. Так, в Виленской губернии действовали 2 организации (1000 человек), Витебской – 9 (10071), Гродненской – 3 (900), Минской 15 (4420), Могилевской – 20 (11652) [4, с. 96].

Кроме отделений Союза русского народа в Белоруссии действовали идейно родственные СРН организации, в частности общество «Крестьянин», основанное в конце 1905 г., и возникший в 1906 г. «Русский окраинный союз», который впоследствии был реорганизован в «Русское окраинное общество». В 1908 г. в результате раскола общества «Крестьянин» возникло «Белорусское общество», в которое входили представители интеллигенции, служащие и крестьяне. Примерно в то же время в Минске стала действовать ещё одна организация правого толка «Православное братство», а в Гродно и Витебске вели работу отделения партии «правого порядка». В 1910 г. в Гродно был создан «Русский Национальный Союз Гродненской губернии» [5, с. 270 – 271].

В целом все правомонархические организации Белоруссии, несмотря на отдельные различия, стояли на позициях «западнорусизма», полагая, что белорусы наряду с великороссами и малороссами являются составной частью триединого русского народа. Не признавая существование отдельной  самостоятельной белорусской нации, идеологи черносотенства в то же время отмечали некоторую культурную специфику белорусского народа, а политическое, этнокультурное и духовное развитие белорусов связывали с укреплением русской народности, которая должна была иметь в Российской империи первенствующее, главенствующее положение. Главной угрозой этому в западных губерниях, по их мнению, выступал польский элемент, влияние которого сильно ощущалось во всех сферах общественной жизни. По этому поводу в открытом письме к членам Государственной Думы и русскому обществу один из активных участников правого движения в Белоруссии Д.В.Скрынченко отмечал следующее: «Здесь не осталось «тутэйшего» ни дворянства, ни мелкой шляхты, ни купечества, которые не были бы окатоличены и ополячены. Здесь есть лишь немного пришлых русских помещиков. Русские здесь действительно только «поп да холоп». И вот ополяченные здешние паны во главе с фанатиками ксендзами, спешат доделать здесь то, что не сделала прежняя аристократическая Польша, т.е. окатоличить и ополячить крестьянство» [6, с. 4]. В качестве главного средства борьбы с расширяющимся польско-католическим влиянием он видит проведение политики, направленной на то, чтобы «возвратить белорусский народ к его православно-русскому… самосознанию». Такая политика по своей сути, по мнению Скрынченко, есть не русификация, а деполонизация. «Со своей стороны скажу, – говорится далее в его обращении, –  что возвращение здешнего народа к его исстари русскому самосознанию не есть политика «обрусения». Не применяйте этого жупела к нашему краю: этот термин оскорбителен для местного русского населения – белорусов. Здесь по древности- то более коренная Русь, чем, например, в Пензе; она здесь покрыта польским лаком. И весь вопрос «обрусения» здесь сводится к тому, чтобы сбросить этот польский лак» [6, с. 7].  В качестве мер, призванных упрочить в Белоруссии русское влияние, Д.В.Скрынченко называет налаживание изучения истории местного края, издание соответствующей литературы, назначение на все посты в местной гражданской и военной администрации исключительно лиц православного вероисповедания, учреждение должности особых противокатолических миссионеров. Также предлагалось ввести во всем крае всеобщее обязательное обучение на русских православно-национальных началах [6, с. 14 – 15].

Правомонархические объединения принимали активное участие в выборах в Государственные думы. А создание некоторых из них как раз и вызвано было проведением избирательных компаний. Так, например, «Русский окраинный союз», который выступал за «единую и неделимую Россию», ликвидацию экономического влияния польских землевладельцев и еврейской буржуазии и требовавший запретить участие в выборах поляков и евреев, при поддержке государственных учреждений и православной церкви провёл во II Думу 15 депутатов. На выборах в III и IV Думы правые в белорусских губерниях получили абсолютное большинство мест. Так, в последней Думе 30 из 36 депутатов от Белоруссии входили в правый блок [6, с. 292].

Таким образом, правомонархическое движение явилось важным фактором общественной жизни Белоруссии в рассматриваемый период. Деятельность правых партий, союзов и иных обществ содействовала формированию у местного населения общерусского самосознания и консолидации сил, выступавших, с одной стороны, против революции, а с другой, против навязывания белорусам чуждого польского влияния.

 

По материалам: Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі (апошняя чвэрць ХІХ – пачатак ХХІ ст.): матэрыялы Рэсп. навук. канф. (Гродна, 23-24 кастр. 2008 г.) /ГрДУ імя Я.Купалы; рэдкал.: І.І. Коўкель (адк. рэд.) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2009.

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика