Студенческая наука

 

 

Д.В. Шейкин

Основные проблемы истории Польши в творчестве С.М.Соловьева

Статья посвящена анализу  основных проблем истории Польши в творчестве С.М.Соловьева. На примере таких работ С.М.Соловьева как «История России с древнейших времен», «История падения Польши» раскрывается подход историка к отношениям между двумя соседними государствами на протяжении многих столетий, а также анализируются взгляды С.М.Соловьева на отношения между Россией и Польшей в наиболее драматичные периоды истории двух стран (разделы Речи Посполитой, восстание 1863 – 1864 гг.).

История взаимоотношений двух стран – России и Польши – насыщенная событиями и довольно драматичная не раз попадала в поле зрения как польских, так и российских ученых. Одним из наиболее известных русских историков второй половины Х1Х века, в чьем творчестве затрагиваются вопросы русско-польских взаимоотношений, был С.М. Соловьев.

Занимаясь историей России, С.М. Соловьев не мог обойти вниманием такой аспект развития государства как внешняя политика и, прежде всего, отношения с соседними государствами. В этой связи русско-польские отношения не остались без внимания ученого. Взаимоотношения России и Польши рассматриваются в таких работах С.М. Соловьева как: «История России с древнейших времен»[1], «История падения Польши»[2], «Общедоступные чтения о русской истории»[3], «Император Александр I. Политика, дипломатия» [4] и ряде других.

История Польши не была в поле зрения С.М.Соловьева как основная проблематика, но рассматривалась им в контексте изучения истории России. Историческая полонистика Соловьева не подвергалась комплексному историографическому исследованию. Отдельные моменты по данной теме встречаются в работах И.В.Волковой [5], В.Е.Иллерицкого [6], С.С.Дмитриева [7], Т.Т.Кручковского [8].

Большой общественный резонанс в России вызвало восстание 1863 – 1864 гг. на землях Польши, Литвы и Беларуси. С.М. Соловьев был потрясен случившимся и, разумеется, не оставил без внимания это событие, написав несколько работ, наиболее яркой среди которых безусловно является «История падения Польши» (1863 г.).

Реакция большинства русского общества служила наглядным доказательством того, как один национализм (польский) порождает другой (русский). На защиту «русских государственных интересов» поднялись представители разных политических кругов, лица разных политических убеждений. Нераспорядительностью властей в усмирении восставших возмущались Ф.И.Тютчев, М.П.Погодин, И.С.Аксаков, А.А.Фет, И.С.Тургенев. В числе возмущавшихся был и С.М.Соловьев. Если до польского восстания отдельные представители либерального течения были не прочь порассуждать об автономии Польши, то после 1863 года даже теоретическая постановка такого вопроса отметалась [5, c. 118].

Опасность получения Польшей независимости, по мнению Соловьева, была бы чревата не только «цепной реакцией» со стороны других национальных окраин, но и опасным приближением самой России к источникам революционных брожений на Западе. Кроме того, Соловьев считал, что реставрация былой, старой Польши привела бы к образованию враждебного марионеточного государства на границах с Россией [5, c. 119].

Доказывая политическую целесообразность принадлежности Польши к России, Соловьев искренне верил: таков приговор истории. В «Истории России с древнейших времен» на конкретных фактах он стремился показать агрессивный характер польской политики в отношении русских земель – от татаро-монгольского нашествия до заключения «Вечного мира» с Речью Посполитой в 1686 году.

Говоря о причинах разделов Польши, следует отметить, что в оценке русской историографии причины гибели Речи Посполитой сводятся к двум главным: польскому национальному характеру и шляхетскому общественно – государственному  устройству. Некоторые историки не только консервативного направления (М.О.Коялович, Д.И.Иловайский и др.), но и историки либеральной ориентации, в числе которых и С.М.Соловьев, главную причину печального конца Речи Посполитой видели в первой из них, считая «порочное», по их мнению, шляхетское государственное устройство только ее следствием [9, c. 77].

С.М. Соловьев считал, что «польское социальное тело выглядело чудовищем, состоявшим из голов и желудков, но не имеющим ни рук, ни ног» [1]. Оценки польского национального характера, государственного устройства даны С.М. Соловьевым с явно полонофобских позиций. Вероятно, такой подход объясняется временем написания «Истории падения Польши» [9, c. 78], так как тема монографии в год восстания приобрела особую актуальность, и нет сомнения в том, что Соловьев подготовил ее к печати, вполне сознавая значение темы, и ее издание приурочил к польским событиям [6, c. 156].

Либеральная историография (в том числе и С.М.Соловьев) отмечала, что политическое устройство Речи Посполитой довело народ страны до состояния полного безразличия и апатии в отношении дел государства, что сказалось в те моменты истории Польши, когда активность масс была особенно нужна: в период преобразований, иностранного вмешательства. Это выявилось во время восстания Т. Костюшко. С.М. Соловьев считал, что восстание вовсе не было народным, что трудно было подняться на борьбу за веру, не видя, кто и как притесняет ее; трудно было подняться на борьбу за свободу, которой пользовалась одна шляхта [2]. При этом Соловьев считал, что вся эта борьба со стороны поляков велась единственно с целью разбоя и личного обогащения. Потому под знамена конфедерации тянуло всякую голь, дворовую службу, горожан и крестьян [2].

Участие России в разделах Речи Посполитой единодушно рассматривалось русской историографией еще со времен Н.М. Карамзина как политика собирания русских земель. Различия начали проявляться лишь при анализе конкретных мотивов правительства Екатерины II. С.М. Соловьев и ряд других историков считали, что Екатерина II в разделах Речи Посполитой сознательно отстаивала интересы русского народа.

В «Истории России с древнейших времен», писавшихся тогда, когда страсти вокруг польской проблемы уже несколько поутихли, акценты были расставлены более академически, чем в «Истории падения Польши». Здесь тема раскрывалась главным образом в разрезе истории международных отношений. Соловьев утверждал, что ни вооруженная борьба с Польшей, ни тем более расчленение ее территории не предусматривались внешнеполитической программой России. Отношение России к слабеющему соседу определялось замыслом создания Северного союза государств, к которому наряду с Данией, Пруссией и Англией предполагалось привлечь и Польшу, и если бы Польша входила в союз, то имела бы все шансы остаться независимой [5, c. 120].

Причину того, что на практике дело приняло нежелательный для поляков оборот, Соловьев видел в неосмотрительной позиции магнатской верхушки Польши. В «Истории России» Соловьев не затушевывал истинного смысла раздела Польши как сделки между великими державами: Россия поддерживала притязания Австрии и Пруссии на польские земли, а взамен получала столь нужный ей нейтралитет этих государств в своем споре с Османской империей [5, c. 121].

История общественного строя и государственности Польши периода ее упадка служила в работах С.М.Соловьева своеобразной лабораторией отрицательного опыта. Используя пример Польши, где шляхетское сословие перевешивало все остальные, Соловьев призывал правящие круги России поддержать нарождавшуюся отечественную буржуазию.

На изысканиях С.М. Соловьева по польской проблематике лежал более чем заметный отпечаток великодержавного, «имперского» подхода к прошлому, настоящему и будущему России. Впрочем, здесь Соловьев не был каким-то исключением в ученом мире России – таков был стиль всей официальной полонистики вплоть до 80-х годов XIX века. Уроки многовековой истории русско – польских отношений, по мнению историка, следовало помнить и в XIX веке, когда эти отношения стали вопросом внутренней жизни Российской империи. С учетом всей важности этой проблематики, он не выпускал ее из поля зрения, занимаясь историей  XIX столетия [5, c. 121].

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика