Студенческая наука

 

 

А.Ф.Цыдик

Военно-политические взаимоотношения США и ЕС в начале XXI века

Европейский союз и Соединенные Штаты Америки на сегодняшний день представляют собой – наряду с Россией, Китаем и Японией – два из пяти «гравитационных центра» мировой политики и два из четырех - мировой экономики. От единения трансатлантических партнеров или раскола между ними зависит конфигурация мира в наступившем веке. Как партнерство, так и разногласия США и ЕС безусловно отражаются на обстановке в мире. Данная статья повествует о не простом переплетении военных и политических аспектов взаимодействия. Автор попытался доказать, что роль ЕС как «послушного младшего брата» Соединенных Штатов сегодня не приемлема для характеристики трансатлантических взаимоотношений. В статье приведены ключевые моменты взаимодействия, но далеко не все.

Сбалансированное партнёрство США и Европы – цель, зафиксированная в «Европейской стратегии безопасности», – предполагает признание США как равного партнёра ЕС. Однако США, претендующие на статус единственной сверхдержавы и представляющие собой преобладающую силу в отношении Европы, к этому явно не готовы, что и подтверждает «Стратегия национальной безопасности», принятая в 2002 году.

Дело в том, что часть американского политико-академического сообщества рассматривает объединённую Европу прежде всего как политического конкурента в мировых делах. Она видит в укреплении ЕС угрозу появления противовеса аме­риканскому влиянию и отвергает идею равного партнёрства. Они считают, что политически сильная структурно целостная Европа не отвечает американским национальным интересам. Их оппоненты утверждают, что если в ближайшие 10 – 20 лет и появится реальный конкурент США, то это будет скорее Китай, чем Европа [1].

Американскую элиту настораживает трансформация Европы и формирование стратегической культуры континента, на основе собственно европейских ценностей вместо опоры на идею атлантизма. Вашингтон беспокоит и рост глобального влияния Евросоюза. Конечно, никто не ожидает, что ЕС может стать военным соперником США. Однако вне силовой конкуренции Европа способна успешно соперничать с Америкой, и это понимание отражается во взглядах противников укрепления ЕС.

На другой стороне Атлантики избрание Дж. Буша на президентский пост вызвало неоднозначные прогнозы на будущее отношений. ЕС опасался, что Буш, которого и раньше обвиняли в проведении «ковбойской» внешней политики, активизирует внешнеполитическую деятельность [2]. Что же произошло дальше?

Дальше были террористические акты 11 сентября 2001 г. вызвавшие в США волну возмущения, которая позволила Дж. Бушу, пренебрегая мнением ООН, европейских союзников и мировой общественности, начать под предлогом расширения широкомасштабной борьбы с терроризмом войну в Афганистане и Ираке.

Вторжение американо-британских войск в Ирак было начато без реальных на то оснований, поскольку до настоящего времени не доказано, что режим Хусейна имел конкретные связи с «Аль-Каидой» или другими террористическими организациями. Также не нашлось доказательств наличия в Ираке оружия массового уничтожения [3].

Последствия войны в Ираке в глобальном контексте неоднозначны.  Военная операция США, проведенная без согласия ООН, расколола международное сообщество, затронув не только ООН, но и другие международные организации, в частности НАТО.

Война в Ираке оказала существенное влияние на развитие трансатлантических отношений, став одной из главных причин обострения противоречий между Европейским союзом и США [4].

Внутри ЕС наметился раскол европейских государств на союзников и оппонентов США в решении иракской проблемы. К группе европейских сторонников политики США в отношении Ирака можно отнести Великобританию, Португалию, Данию, Нидерланды, Италию, Испанию. Американская политика нашла поддержку и в ряде стран Центральной и Восточной Европы, являющихся на тот момент кандидатами на вступление в ЕС. Польша, Венгрия, Чехия, являясь членами НАТО, поддержали США [5].

Ряд европейских государств, авангард которых составили, прежде всего, Франция и Германия, выступили против войны в Ираке. К этой группе примкнули европейские страны, традиционно придерживающиеся позиции нейтралитета или неприсоединения, такие как Швеция, Финляндия, Австрия, Ирландия, которые выразили глубокую обеспокоенность, связанную с войной в Ираке и отсутствием резолюции, санкционирующей применение силы [6].

Затем последовали саммит США-ЕС и саммит НАТО в июне 2004 г. Оценивая итоги саммитов, нужно признать, что разногласия между странами ЕС и США не были устранены. Несмотря на заявление президента Дж. Буша об устранении противоречий между ЕС и США в иракском вопросе, глава американской администрации не воспринял положительно призыв ЕС к предоставлению ООН ведущей роли в послевоенном восстановлении Ирака [7]. Европейский союз, в свою очередь, не дал новых обещаний в связи с призывом Вашингтона в адрес стран ЕС участвовать в подготовке сил безопасности Ирака и увеличить стране финансовую помощь.

Следующим краеугольным камнем в отношениях является вопрос вокруг иранской ядерной программы. Американская сторона настаивала на передаче проблемы Ирана в Совет Безопасности ООН. Европейцы же уверяли, что в данной ситуации наиболее приемлем метод сотрудничества с Тегераном.

Еще одно противоречие США и Европы касается одного из самых больных вопросов международной политики – израильско-палестинского конфликта. Традиционно Соединенные Штаты лоббируют интересы Израиля. ЕС, опять же традиционно, выступает только за мирное урегулирование вопроса. Такие позиции стороны занимали и во время проведения Израилем спецоперации «Литой свинец». Более того, президент Франции Николя Саркози лично участвовал в переговорах по урегулированию конфликта.

В целом отношение США к развитию самостоятельных европейских внешнеполитических и военных структур было всегда неоднозначным. С одной стороны, Вашингтон заявлял о поддержке и необходимости усиления военного потенциала европейских союзников. Однако с другой стороны, любые попытки создания полностью автономных внешнеполитических или военных структур Евросоюза воспринимались американцами крайне негативно, что в свою очередь отрицательно сказывалось на взаимоотношениях США и стран Евросоюза [9]. Говоря о вооруженных силах рассматриваемых стран, нельзя забывать о разнице в расходах на военные нужды.

Однако, несмотря на наличие спорных и конфликтных моментов, США и ЕС остаются главными и, конечно, взаимовыгодными партнерами в военной сфере, главными носителями демократии и политической культуры «западного» образца, главными экономическими партнерами. Очевидно, что конфликт между ЕС и США был вызван различиями в их политике, в видении современного мира и своего места в нём [10]. Однако эти различия не столь велики для того что бы поставить ЕС и США по разным углам ринга.

Подводя итог всему выше сказанному, автор данной статьи хотел бы отметить растущее влияние на международной арене Европейского Союза. Вместе с тем, роль США на сегодняшний день по-прежнему остается одной из ведущих на мировой арене. И Европа и США исповедуют принципы демократии и рыночной экономики, а различий между такими близкими союзниками, как например японцы и американцы, во много раз больше, чем между американцами и европейцами.

Общность Европы и Америки не заканчивается только рыночной экономикой и демократией. Их объединяет общее историческое и культурное наследие, долгие годы союза в «холодной войне» против коммунизма, общая военная структура в рамках НАТО, тесное переплетение экономических структур и, наконец, общий страх перед терроризмом, распространением оружия массового поражения, демографическими проблемами, преступностью, наркотиками.

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика