Студенческая наука

 

В.Н.Бутько

История белорусских земель в творчестве А.С.Трачевского

В статье рассказывается о российском историке, социологе, педагоге второй половины ХIХ – начала ХХ вв. Александре Семеновиче Трачевском. В исследовании рассматриваются суждения, касающиеся истории Великого княжества Литовского, содержащиеся в работах историка. Взгляд Трачевского на историю ВКЛ представляет интерес для современных исследователей, т.к. он имел в своем распоряжении интереснейшие рукописи из фамильных архивов Радзивилов и Сапег. Из-за ограниченного объема статьи особое внимание было уделено взгляду Трачевского на взаимоотношения княжества с Польшей, его анализу уний между этими двумя государствами. В статье раскрыта оценка историка политического строя ВКЛ и Речи Посполитой.

Александр Семенович Трачевский (1838 – 1906) – российский историк, социолог, педагог второй половины ХIХ – начала ХХ вв. Имя этого ученого мало знакомо даже подготовленному читателю. Однако в своё время его работы были достаточно известны. Спектр его интересов был чрезвычайно широк. Он создал труды, посвященные истории Испании, Франции, Германии, Нидерландов и, конечно же, России.

А.С.Трачевский написал учебники по всем периодам русской истории – древней, средневековой и новой. Он являлся автором множества статей, помещенных в различных журналах. Кроме того Трачевский возглавлял политический отдел в таких журналах как «Московские Ведомости», «Москва», «Москвич», «Русская Летопись», «Кавказ», «Северный Вестник», «Русская Жизнь», а так же в «Научном Обозрении» редактировал исторический отдел [1].

Как педагог А.С. Трачевский проявил себя в создании среднего учебного заведения в Одессе – так называемой «Новой школы», открытой им по собственной программе. Методика обучения здесь основывалась на идеях Д.Локка, В.да Фельтре, Н.Пирогова и Д.Ушинского [2]. Как социолог ученый был сторонникам «органической школы», направления в социологии конца ХIХ – начала ХХ вв., которое отождествляло общество с организмом и пыталось объяснить социальную жизнь биологическими закономерностями. Поэтому он переводил на русский язык работы представителей этой школы Р.Вормса и Ш.Летурно [3].

Однако А.С. Трачевский прежде всего был историком, обладающим оригинальной манерой письма. Все его работы изобилуют яркими портретами исторических особ, вписавших свое имя в историю человечества. Это сделало его труды не только источником ценной информации, но и прекрасным литературным произведением.

Конкретно Великому княжеству Литовскому или белорусским землям А.С.Трачевский трудов не посвящал. Однако не однажды обращался к нему в связи с историей других государств. И это не удивительно, т.к. он имел в своем распоряжении интереснейшие рукописи из фамильных архивов Радзивилов и Сапег. В этих обращениях ученого к истории ВКЛ его понимание важности истории этого государства для славянского мира.

В отличие от других историков А.С.Трачевский четко разделял историко-географические понятия – ВКЛ и Польшу. В своих работах он употреблял термин «Литва», но понимал его в широком историческом значении как синоним ВКЛ, а непосредственно «Белоруссией» считал только витебскую и могилевскую губернии [4].

Одной из отличительных черт исследований Трачевского является то, что он много внимания уделял анализу взаимоотношений ВКЛ и Польши. Он постоянно пытался найти причины сближения и расхождения интересов противоположных по политической структуре держав. Союз этих государств, по мнению Трачевского, являлся уникальным. «Это соединение заклятых соперников не только великое, но и весьма поучительное событие. В истории редко так ясно проявлялся закон сродства политических интересов. Литва, с её могучей аристократией и крепким государственным строем, с её сочувствием к русской цивилизации и восточному православию, была противоположностью шляхетской, беспорядочной Польши, подчинённой влиянию Запада с его католичеством. Сверх того оба государства сталкивались в призвании двигаться на восток и юг… И вот между двумя соседями устраивается брак не по сочувствию, а по расчету, со всеми его последствиями, с внутренним раздором и внешнею неразрывностью» [5, с. ХV]. Этим «браком по расчету» Трачевский называет брак Ягайло и Ядвиги, польской королевы, после которого произошла Кревская уния, которая династически объединила ВКЛ и Польшу.

Ученый исследовал и другие унии между этими государствами. Правда, отношение к ним у него столь же негативное. Так, Городельскую унию он называет «бумажною». А значение Люблинской унии для ВКЛ Трачевский оценивал в своей магистерской диссертации «Польское безкоролевье по прекращении династии Ягеллонов» следующим образом: «Литва теряла всё лучшее, чем отличалась от Польши, получая взамен её язвы. А Польша, наградив соседку свеженькою Ливонией, то есть тяжкою борьбою со Шведом и Московским царем, завладела предметом своих давних желаний, Киевом, Подолией (Брацлавом), Волынью и Подляхией – землями, которые Литва считала своими не по одному политическому праву: редкий землевладелец не имел оседлостей и здесь, и в великом княжестве» [5, с. ХХХI]. Унию считал «национальным позором» ВКЛ. Однако он отмечал, что это понимали и политики княжества. «Они (литовцы – В.Б.) так мало доверяли Польше, что, несмотря на ее настойчивые требования, не выдавали хранившихся в Вильно древних государственных актов» [5, с. 19]. По мнению историка, политическая ситуация накалилась после смерти в 1572 г. последнего Ягеллона – Сигизмунда II Августа. «Литовцы намеревались теперь с особою энергией заявить свои права на самостоятельность, свою ненависть к мачехе-Польше, губившей и унижавшей их ради собственных выгод. Они были готовы посадить на свой великокняжеский трон отдельного правителя» [5, с. 20].

Стоит отметить, что Трачевскому была гораздо ближе «аристократическая Литва» нежели польская «шляхетская демократия». Он постоянно идеализировал представителей знатных родов ВКЛ. Так, Радзивилов он называл «литовскими лордами», «братьями немецких императоров» и, конечно же, неотъемлемой чертой Радзивилов был глубокий патриотизм [5, с. 92]. Не меньше лестных слов он пишет и о Ходкевичах. «Ходкевичи, это, можно сказать, «львиная порода», служили вечным стражем родной земли, не выпуская меча из рук» [5, с. 111]. Поэтому не удивительно, что выводом о политическом строе ВКЛ стала цитата, взятая Трачевским у Станислава Карнковского: «литовцы – народ, которым руководят преимущественно лучшие люди» [5, с. 97].

Таким образом, А.С.Трачевского привлекала история взаимоотношений Польши и ВКЛ. В униях этих государств он видел явное неравноправие по отношению к княжеству. Исследователь объяснял эти союзы исключительно постоянной внешней угрозой. Историк видел в ВКЛ большой потенциал, который был заложен в его политической элите, однако для его реализации необходимо было пойти отдельным от шляхетской Польши путем, что так и не смогло сделать Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское. Для объединенной Речи Посполитой ученый давал следующую характеристику: «То было огромное государство с бесчисленными землями и дарами природы, с внешнею пышностью и блеском, с лоском европейской цивилизации; но бедное, экономически патриархальное, с забитою массою народа. То был сброд племен и исторических единиц, связанных между собою лишь чувством страха перед внешним врагом, на которого они ходили стадообразно, огулом, посполитым рушеньем. То было, наконец, не благоустроенное политическое целое, а уродливая историческая аномалия, дворянская республика, шляхетская демократия» [5, с. ХХХV]. Смерть Речи Посполитой виделась ему неизбежной. В своей «Русской истории»[5], в главе посвященной разделам этого государства, он называет ее «пережитком средневековья» и «пирогом королей», подразумевая Россию, Пруссию и Австрию [5].

 

Появится студенческой статье стало возможным благодаря:

 

Внимание!  Ссылки в тексте оригинальны, однако в электронной версии статьи не приводятся! Ссылайтесь на автора статьи и сайт!

 

 

 

 

Яндекс.Метрика