Воспоминания об учителе

Данилова Антонина Петровна Данилов Владимир Данилович Чебоксарский филиал Российской академии народного хозяйства

и государственной службы

г. Чебоксары

Воспоминания об учителе

Аннотация: статья содержит воспоминания ученых и преподавате- лей Чебоксарского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы доцента А.П. Даниловой и профессора В.Д. Да- нилова о своем учителе, коллеге по университету, друге докторе истори- ческих наук, профессоре П.В. Денисове. Анализируется его научно-педа- гогическое наследие. Выясняются причины и основные направления вли- яния личности учителя на воспитанников и коллег. Показана широта и разносторонность взглядов и научных интересов профессора П.В. Дени- сова, интеллигентность как основополагающая черта его личности.

Ключевые слова: воспоминания, научно-педагогическое наследие, историческое образование, исторические курсы, гуманитарная среда, ме- тодика преподавания, личность преподавателя.

 

Antonina Petrovna Danilova Vladimir Danilovich Danilov Cheboksary Branch of Russian

Presidential Academy of National Economy

and Public Administration Cheboksary, Russia

MEMORIES OF A TEACHER

Abstract: the article contains the reminiscences of Professors Vladimir Danilov, and Antonina Danilova, researchers and lecturers at the Cheboksary branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, about their teacher, university colleague and friend Professor

P.V. Denisov. the article considers Professor Denisov’s scholarly and pedagog- ical legacy and describes the nature of his influence on his pupils and col- leagues. the article shows the breadth and multifaceted nature of his views, his scientific interests and his essential personality traits, most notably kindness, generosity and intelligence.

Keywords: memoirs, scientific and pedagogical legacy, historical educa- tion, historical courses, humanitarian environment, teaching methodology, teacher’s personality.

 

Воспоминания являются важнейшей частью социального опыта каж- дого человека. С возрастом их роль в жизни человека возрастает. Все чаще мы обращаемся к нашему прошлому, воскрешая картины былого, образы событий и людей тех лет. При этом наше восприятие прошлого стано- вится все более четким, осмысленным, легче поддается анализу, позво- ляет вычленять и на новом, более высоком уровне оценивать как отдель- ные события, так и роль отдельных людей. Мы все более отчетливо видим место этих людей в нашей жизни, в формировании таких качеств нашей личности, как профессионализм, гражданственность и патриотизм.

Особенно значительно влияние на нас наших учителей, в первую очередь на тех из нас, кто пошел той же стезей, т.е. стал учителем средней школы или преподавателем техникума или вуза. В этом случае личность учителя повлияла не только на личностные, но и на профессиональные качества.

Таких учителей у нас было немало в Чувашском государственном университете им. И.Н. Ульянова последней трети прошлого века, периода его становления и развития. То есть того времени, когда мы были студен- тами, а потом аспирантами и молодыми преподавателями. Для развития исторического образования в Чувашии это был своеобразный «золотой век». На историческом отделении историко-филологического факультета тогда работала целая плеяда ученых и замечательных педагогов: П.В. Де- нисов, В.Ф. Каховский, В.Д. Димитриев, И.Д. Кузнецов, Д.Д. Шуверов, Е.Г. Беляев, Д.М. Макаров, Г.А. Варюхин, А.И. Лявукин, А.А. Загидул- лин, И.С. Вайнер и целый ряд других преподавателей, в том числе и с об- щеуниверситетских кафедр (Н.И. Семенов, Э.З. Феизов, М.В. Румянцев, А.И. Калинин и т.д.).

Все они оставили значительный след в нашей жизни, профессио- нальном и личностном росте. Но совершенно особое место среди них за- нимал доктор исторических наук, профессор Пётр Владимирович Дени- сов. Мы оба, и Владимир Данилович, и я испытали большое влияние его личности на наше становление. При этом судьба сложилась так, что мы стали коллегами. Долгое время не только работали, но и дружили, не- смотря на разницу в возрасте. Раньше мы как-то не задумывались, почему такие отношения сложились именно с П.В. Денисовым и его семьей. Что нас, сначала студентов, потом молодых преподавателей, привлекало в нем?

Сейчас же, по истечению времени, мы отчетливо видим как, какими методами, приемами, какими чертами своего характера и мировоззрения он повлиял на нас, что пробудил в наших молодых душах, какой потен- циал заложил в нашем личностном воспитании и развитии. Что нам в жизни дало общение с этим замечательным человеком.

 

В 60–70-е годы XX в. П.В. Денисов читал нам, студентам историкам, общие курсы по этнологии и историографии, а также спецкурсы по этно- графии народов СССР и Среднего Поволжья. Выпускник Казанского уни- верситета, крупный учёный исследователь, он обладал поистине энцикло- педическими знаниями, которыми щедро делился со своими учениками. Каждая его лекция была событием, была по существу публичной, т.е. рас- считанной на широкую аудиторию.

Достигалось это рядом факторов. Во-первых, широтой и глубиной анализируемого материала, он одинаково хорошо знал не только историю и смежные вспомогательные исторические дисциплины, но также литера- туру и искусство. Во-вторых, манерой преподнесения материала. Он за- частую перешагивал за рамки учебной программы. Полет фантазии уно- сил его то в глубины прошлого, то возвращал в современность. Он умел создавать яркие образы культуры и быта разных народов. Преподносил их так эмоционально и заразительно, что сразу же увлекал в мир научных загадок и открытий. Он не стеснялся перед нами, первокурсниками, изоб- разить бушмена, вышедшего на охоту и замершего перед выстрелом из лука по цели. Аудитория затихала в такой момент, и созданная учителем образная картинка надолго сохранялась в нашей памяти.

В тоже время его лекции открывали грандиозную панораму челове- ческих знаний, истории, культуры, показывали сложный и нередко тра- гичный путь постижения истины, давали примеры служения науке. Это особенно важно было на младших курсах, когда стояла задача завлечь в мир истории, побудить интерес к изучаемому предмету, а также к само- стоятельному поиску решения поставленной проблемы, как в популярной литературе, так и в научных монографиях и журнальных публикациях. На лекциях он постоянно приводил яркие примеры, необычные факты, до- бавляя в какой книжной или журнальной новинке они содержатся. По- этому нередко после его лекции увлеченные студенты шли в библиотеку в поисках рекомендованной профессором литературы, потом зачитыва- лись ею. Иногда именно это определяло их последующие научные инте- ресы.

Его лекции на старших курсах становились строго научными, в них усиливался элемент исследования. На наших глазах делались открытия, рождались новые теории, критически анализировались старые, раскрыва- лись загадки истории. Нас особенно привлекало, что П.В. Денисов был лично знаком с целым рядом выдающихся ученых историков, этнографов, чьи теории мы разбирали, по чьим учебникам учились в вузе, чьи моно- графии читали и реферировали.

Он имел научные и личные дружеские отношения с такими учёными, как С.А. Токарев, Ю.В. Бромлей, Л.Н. Гумилев, О.Ю. Шмидт, Н.И. Воро- бьёв, Р.Ф. Итс, Н.В. Зорин, Е.П. Бусыгин, А.С. Шофман, с многочислен- ными коллегами из соседних с Чувашией республик и областей. И все они

 

нередко становились персонажами лекций П.В. Денисова. Он по памяти приводил отрывки из их работ, излагал перипетии научных дискуссий с конференций и защит диссертаций. Давал личностные характеристике тем, о ком мы только слышали и читали. После его рассказов о личных встречах и переписке с известным историком Л.Н. Гумилевым многие из нашей студенческой группы заинтересовались его научным творчеством, стали поклонниками теории «пассионарности». Многих впечатлила не- легкая судьба Льва Гумилева. А вслед за этим заинтересовались поэтиче- ским творчеством его родителей – Анны Ахматовой и Николая Гумилева, а потом уже и других представителей серебряного века русской литературы. На практических и семинарских занятиях, особенно по историогра- фии, П.В. Денисов ставил целью отработку навыков, научной методики в избранной области. По данному курсу они предполагали разбор работ крупнейших представителей отечественной исторической мысли. Подоб- ная работа была не всем студентам по плечу. Профессор П.В. Денисов прекрасно понимал это и очень снисходительно относился к попыткам ряда студентов облегчить свою участь заимствованием материала у своих успешных сокурсников. Он нередко закрывал на это глаза. В тоже время он любил постоянно подчеркивать, что хотя не все из нас, а только немно- гие будут учёными исследователями, но каждый получающий универси- тетское образование должен почувствовать на себе влияние настоящей научной работы, понять хотя бы, что это такое. Без этого какое же уни-

верситетское образование может быть, повторял он.

Дальнейшее освоение методики научного исследования осуществля- лось в спецкурсах и спецсеминарах по этнографии народов СССР и мира, этнографии Поволжья и Приуралья, которые профессор постоянно менял. Так, например, после завершения исследования и издания книги «Этно- культурные параллели дунайских болгар и чувашей» он прочитал одно- именный спецкурс на историческом факультете. При этом спецкурс был таким популярным, что его посещали не только специализирующиеся по этнографии, но и студенты других специализаций, не смотря на то, что им приходилось пропускать свои занятия. А в то время с дисциплиной было достаточно строго. Все студенты, успешно освоившие материал спец- курса, лично из рук профессора получили названную книгу с автографом автора. Для студентов не было выше похвалы, чем получить такой пода- рок из рук профессора. Этот ценный дар и по сей день хранится в нашей библиотеке, как и в библиотеках наших сокурсников как память об учи- теле, так уважающем своих учеников.

Профессор П.В. Денисов не был только кабинетным учёным. Еже- годно он организовывал этнографические экспедиции, где студенты исто- рики в полевых условиях осваивали основные методы сбора и анализа эт- нологического материала, а собранные в ходе учебной практики коллек- ции пополняли этнографический музей при историческом факультете.

 

П.В. Денисов был инициатором и организатором учебного этнографиче- ского музея, в котором студенты наглядно знакомились с этнографией народов Среднего Поволжья и Приуралья. Кстати этот музей носит имя профессора П.В. Денисова. Совместно с местными властями и краеве- дами под его руководством был создан Этнографический музей под от- крытым небом в поселке Ибреси. А сколько школьных музеев по всей Чу- вашии было создано учениками Петра Владимировича!

Являясь заведующим кафедрой истории СССР, а потом кафедры ар- хеологии, этнографии и региональной истории, он большое внимание уде- лял учебным практикам – этнографической, археологической, музейно- архивной, считая их важной формой учебного процесса, позволяющей за- креплять теоретические знания, полученные на лекциях и семинарах, формировать умения и навыки настоящей исследовательской работы.

В полевых экспедициях, руководителем которых был он сам, возни- кала атмосфера сотрудничества профессоров, преподавателей и студен- тов, сопричастности к научному поиску. Общение на равных с учёными, профессорами создавало ощущение университетской корпоративности, как раз той гуманитарной среды, которая издавна высоко ценилась и куль- тивировалась в отечественной высшей школе. Это равенство подкрепля- лись общим бытом, когда ели из одного котла, по очереди готовили зав- траки и обеды. Нередко и студенты, и преподаватели жили в палатках, а спали в спальных мешках. В этих непростых, особенно для городских сту- дентов, условиях профессора учили нас готовить пищу на костре, разжи- гать сам костер, накрывать стол в походных условиях, сберечь продукты в летнее время при отсутствии холодильника. Такая же обстановка была характерна для археологических экспедиций под руководством профес- сора В.Ф. Каховского.

Однако такое тесное общение профессоров со студентами не порож- дало у нас панибратства, но формировало чувство единой университет- ской семьи. После полевой практики учебная группа возвращалась спло- ченным коллективом со своими неформальными лидерами. Приобщение к родной культуре, традициям и обычаям в этих условиях и под таким квалифицированным руководством шло более успешно, чем в кабинет- ных условиях при теоретическом обучении.

П.В. Денисов был очень демократичен в общении. Со студентами даже младших курсов мог поздороваться за руку, что вызывало восхище- ние у мужской половины группы, они очень гордились этим «профессор- ским» рукопожатием. Он был достаточно либерален со студентами. Легко входил в их положение, понимал и прощал слабости и недостатки. Был очень великодушен. Я помню, как меня, молодого и очень строгого пре- подавателя, он увещевал, «мол, не могут все студенты знать все, что зна- ете вы. В этом нет необходимости. Возникнет потребность, выучат они

 

вашу историю древнего мира. Смотрите на все легче, спокойнее». Сейчас я понимаю, как он был прав.

Ещё в Педагогическом институте, где он работал до основания уни- верситета, с чьей-то легкой руки его стали называть «Ибн Фадланом». Студенты часто дают прозвища своим преподавателям. Кстати, нередко обидные. Однако не в этом случае. В этом же студенческом прозвище сквозило восхищение его учёностью, которая по нашему тогдашнему ра- зумению была сродни той, средневековой прославленной восточной об- разованности, о которой так часто мы слышали на его лекциях. Творче- ство Ибн Фадлана, его наследие как исторический источник также были любимой темой нашего учителя.

Всем нам, его ученикам, а потом и коллегам, импонировала широта мышления, либеральный подход в оценке исторических явлений, как про- шлого, так и современности. Тогда мы не задумывались о том, откуда это все берется, каковы причины подобных характеристик личности нашего учителя. Сейчас, имея за плечами более чем сорокалетний педагогиче- ский стаж, мы видим источники его взглядов.

В первую очередь это гуманитарная среда историко-филологиче- ского факультета Казанского университета, одного из старейших в стране, где и в советское время сохранялись традиции дореволюционной высшей школы.

Далее, это сам предмет его научных интересов – этнология. Успех в этой сфере не возможен без глубокого погружения в иные культуры, тра- диции, обычаи, без восприятия их как родных, без объективного, иногда даже несколько отстраненного рассмотрения элементов родной культуры. А это формировало не только научную честность, но и толерантное отно- шение к любому окружению.

Широта его мировоззрения питалась тесными связями профессора со своими коллегами по науке не только в СССР, но и в Болгарии, Венгрии и в других странах, где он бывал не в качестве туриста, а как исследова- тель, учёный.

Конечно, нельзя не назвать и такой фактор, как влияние большой се- мьи. Пётр Владимирович родился и воспитывался в многодетной кре- стьянской семье, поэтому традиции взаимопомощи, коллективизма, по- кровительства и поддержки младших со стороны старших он, как гово- рится, впитал с молоком матери. В его собственной семье, конечно, не такой большой, эти взаимоотношения культивировались постоянно. Его жена Розалия Тарасовна тоже была историком. Две дочери – Нарспи и Олеся – пошли по его стопам. Они получили прекрасное образование на исторических факультетах в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова и Ленинградском университете. Защитили диссер- тации по этнологии. Они живут и работают в вузах – старшая в Израиле,

 

младшая в США. Муж Олеси тоже учёный этнолог, профессор. Истори- ческие традиции в семье Денисовых продолжает внук Петр, сын Нарспи Петровны. Он окончил Иерусалимский университет и аспирантуру. Сфе- рой его научных интересов является библейская археология и ассироло- гия.

Крупный учёный и педагог он создал целую школу чувашской этно- логии, которая успешно занимается исследованием традиционной куль- туры и быта чувашского народа. Под его руководством и при его актив- ном содействии около трех десятков молодых специалистов защитили кандидатские и докторские диссертации. На современном историко-гео- графическом факультете университета в подавляющем большинстве ра- ботают ученики П.В. Денисова. Немало их и в других вузах не только Чу- вашии, но и сопредельных регионов. Пожалуй, трудно найти школу в Чу- вашской Республике, где бы ни работали учителя, испытавшие на себе гу- манистическое воздействие Учителя.

Какое значение для современного образования имеет наш опыт и опыт наших учителей? Что из него особо востребовано в настоящих усло- виях? Что с нашей точки зрения должно являться краеугольным камнем нынешнего опыта образования в России? Задавая сейчас себе такие во- просы, мы все более отчетливо видим, что это опять та же гуманитарная среда, которая через наших учителей воспитала нас, сформировала наши гражданские позиции, высокий научно-методический потенциал специа- листов-профессионалов.

В настоящее время многие исследователи подчеркивают, что каче- ство образования определяется не только количеством и качеством зна- ний, не только эффективностью деятельности, но и качеством личност- ного, духовного, гражданского развития специалиста, что и является од- ной из важнейших его общественных ценностей.

Этот акцент на развитие личности с высокой культурой, широкими гуманистическими воззрениями, нравственным потенциалом и развитой социальной ответственностью как никогда актуален сейчас, когда гума- нитарное образование находится в состоянии кризиса, а студенчество в значительной степени ориентировано только на достижение личного ма- териального успеха. В этих условиях наши вузы должны быть не только центром подготовки профессионалов, но и культурно-образовательным, культурно-нравственным пространством, где существует особая гумани- тарная среда, созданы особые условия для развития личности студентов, вовлечения их в культурный, творческий процесс, побуждающий их при- общаться к культурному потенциалу, выработанному человечеством. Тем более это актуально для классических университетов, которые всегда были центрами культуры, источниками гуманитарных идей и знаний, нравственного и гражданского воспитания. Обращение к историческому

 

опыту отечественного высшего образования, к опыту наших учителей подтверждает это.

Сегодня мы со всей определенностью можем сказать, что особое ме- сто в создании и успешном влиянии этой гуманитарной среды на личность студента, будущего специалиста отводится личности вузовского препода- вателя, педагога. От того, насколько он профессионален в своем деле, культурно образован, духовно и нравственно богат, зависит успех этого сложного процесса социализации будущего специалиста. Во многом именно личность педагога является тем мотивационным фактором, кото- рый побуждает молодого человека к активной деятельности, общению, развитию новых способностей и умений. Поэтому таким высоким должен быть уровень требований к преподавателю высшей школы. Говоря обоб- щенно, он должен быть интеллигентом. А сама интеллигентность должна стать ведущей чертой его личности. Сейчас мы со всем основанием мо- жем сказать, что именно таким был П.В. Денисов.

Кто такой интеллигент? Это человек классически образованный, приверженный справедливости, гуманист по своим моральным установ- кам и убеждениям, имеющий свою точку зрения, но, главное, это тот, кто благороден в своих поступках. На этой последней составляющей настаи- вал известный отечественный мыслитель А.Ф. Лосев, определяя понятие интеллигента и интеллигентности. Он подчеркивал, что интеллигент- ность проявляется в первую очередь в поступках, которые направлены в интересах человеческого и общечеловеческого благоденствия. Таким об- разом, интеллигентность деятельностна, а не созерцательна, о ней судят по поступкам. Можно привести массу примеров из жизни нашего учителя. Так мы, например, на учёбу и защиту диссертаций в Москву уезжали с рекомендательными письмами Петра Владимировича. И эта его забота о коллегах распространялась не только на его ближайший круг историков, но, как мы знаем это сейчас, на все университетское сообщество. Так в аспирантуру в Казань преподаватель кафедры русского языка универси- тета А.П. Алексеева тоже поехала с его рекомендательными письмами. Он прописал на свою личную жилищную площадь бывшего выпускника исторического факультета, ныне доктора наук, профессора Л.А. Тайма- сова, когда у того возникли соответствующие проблемы с поступлением в аспирантуру. А скольким он помогал с организацией консультаций у лучших специалистов-медиков для родителей и родственников. Словом, ни одну просьбу, обращенную к нему, не оставлял без внимания и реше- ния. Таким он был, наш Учитель.

Нам повезло жить и работать с таким человеком. Мы на себе испы- тали благотворное воздействие личности нашего Учителя – Петра Влади- мировича Денисова, и постарались в своей образовательной деятельности передать его своим ученикам. Как у нас это получилось, судить уже не нам.