Влияние интеграционных процессов на развитие примирительных процедур

Одним из актуальных направлений совершенствования правовых систем на современном этапе в мировом масштабе выступает правовое регулирование правоотношений (получивших условное название примирительных процедур), содержанием которых является попытка урегулирования частноправового конфликта самими его участниками в целях предотвращения возбуждения и развития юрисдикционного процесса в суде или ином органе гражданской юрисдикции. Развитие примирительных процедур позиционируется как направленное на оптимизацию судебной нагрузки (о чем свидетельствует, например, Рекомендация № R (86)12 Комитета министров государствам – членам Совета Европы от 16 сентября 1986 г. относительно мер по недопущению и сокращению чрезмерной рабочей нагрузки на суды [1]). Вместе с тем глубинные причины предпринимаемых в этом направлении на государственном уровне мероприятий обусловлены интеграционными процессами.

Развитие международного экономического сотрудничества, активный товарообмен, поддержка иностранных инвестиций, усиление миграции трудовых ресурсов объективно требуют сближения правовых систем государств, затронутых процессами экономической интеграции. В условиях глобализации экономики унификация и гармонизация гражданского процессуального права, как отрасли, призванной гарантировать субъектам материальных правоотношений эффективную защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов, отмечается как выраженная тенденция его развития [2, c. 25–27]. Как результат констатируется значительная интернационализация и согласование правил отправления правосудия по гражданским делам, которые наряду с судоустройством традиционно были прочно уложены в национальные рамки [3, с. 20; 4, с. 31]. Ярким примером является унификация правил судопроизводства стран Европейского Союза [3, с. 20].

Вместе с тем единение национальных систем судопроизводства –довольно длительный и сложный процесс. По словам Д. Малешина, несмотря на очевидность сближения процессуальных систем, практика правосудия по гражданским делам отличается в странах мира не меньше, чем в прежние годы. Под влиянием культурных особенностей и сложившегося правового уклада из схожести процессуального законодательства автоматически не вытекает идентичность правосудия по гражданским делам [5, с. 8]. По этой причине субъекты материальных правоотношений заинтересованы в наличии механизмов разрешения и урегулирования правовых споров, смягчающих формальность системы правосудия, защищающих от риска, присущего этой формальности, позволяющих разрешать споры на основе справедливости, а не только в соответствии со строгими юридическими нормами [6], более динамичных и вариабельных в плане оперативного согласования процедуры, отвечающей пожеланиям ее участников в условиях трансграничного взаимодействия.

В наибольшей степени такие возможности в системе альтернативного разрешения споров предоставляют субъектам права примирительные процедуры. Мировой опыт демонстрирует их развитие на основе принципа поливариантности, многообразия и свободы выбора способов организации. Например, широкое распространение получили различные технологические виды медиации, смешанные альтернативные способы медиация-арбитраж и арбитраж-медиация, арбитраж с рекомендательным решением, предварительная независимая экспертная оценка.

В своем многообразии примирительные процедуры, и в целом сфера альтернативного разрешения споров (АРС), на наш взгляд, позволяют удовлетворить потребность правовых систем в самоидентификации, которая, по словам Д. Малешина, в «глобализирующемся» мире не становится менее актуальной, а, напротив, обостряется [5, с. 8]. Аспект сравнительно-правового и международно-правового характера на современном этапе настолько значим, что при всей кажущейся самобытности национальных процессуальных систем разработчики гражданского процессуального законодательства находятся в рамках определенных исторически сложившихся подходов правового регулирования, процессуально-правовых концепций, вариантов решения того либо иного вопроса. Оригинальные нормативные модели допустимы, главным образом, на уровне детализации идей применительно к конкретному правовому институту [2, с. 17–18], особенно с учетом зафиксированных на международном уровне стандартов осуществления правосудия. В этих условиях примирительные процедуры, дополняя систему судопроизводства, вносят разнообразие, необходимое для обеспечения социокультурной самодостаточности национальных правовых систем.

При всей свободе конструирования примирительных процедур, данная сфера также подвергается унификации, что проявляется прежде всего в требовании обеспечения их минимальных стандартов – разумности сроков досудебного урегулирования и расходов на оплату услуг лиц, содействующих примирению; права быть услышанным и получить ответ на обращение [2, с. 49–50]. Показательным моментом влияния международной интеграции на развитие примирительных процедур является также широкомасштабная пропаганда медиации как наиболее эффективного способа организации переговоров с целью примирения конфликтующих сторон, обеспечивающего оказание им квалифицированной помощи по урегулированию разногласий за счет привлечения нейтрального профессионального посредника, прошедшего специальное обучение и государственную аккредитацию.

Процессы глобализации обусловливают развитие примирительных процедур не только для целей обеспечения международного гражданского оборота, но и для внутригосударственных нужд. Как отмечает В. В. Ярков применительно к Российской Федерации (что, по-нашему мнению, в полной мере характерно и для ситуации в Республике Беларусь), национальная юридическая система пока в целом не направлена на предупреждение и погашение конфликта, а рассчитана в основном на рассмотрение споров. Развитие АРС сковывается отсутствием традиций, относительно небольшими по мировым меркам продолжительностью и стоимостью судебного процесса, нестабильностью законодательства и судебной практики, вызывающей у сторон соблазн попытаться выиграть судебное дело через систему юридических уловок [2, с. 47–48]. Тем не менее развитие примирительных процедур активно стимулируется, «прививается» государством на национальной почве, поскольку на международном уровне степень их востребованности рассматривается как признак гуманизации правовой культуры, сформированности элементов гражданского общества, демократизма правовой системы.

Таким образом, активное развитие примирительных процедур на современном этапе обусловлено интеграционными процессами в экономике и праве. Поливариантность примирительных процедур обеспечивает возрастающую в условиях сближения и унификации правил судопроизводства потребность национальных правовых систем в самоидетификации, а также позволяет субъектам трансграничных взаимодействий преодолеть инертность судебных систем, моделируя способы урегулирования правовых споров, отвечающие общемировым идеалам справедливости. Интеграционные процессы оказывают влияние на внутреннее законодательство, регулирующее сферу гражданской юрисдикции, устанавливая стандарт наличия примирительных процедур в национальной правовой системе, а также определяя принципы и приоритетные формы их организации. 

 

Cписок литературы

 

1. Рекомендация относительно мер по недопущению и сокращению чрезмерной нагрузки на суды : Рекомендация Комитета Министров Совета Европы государствам-членам, 16 сент. 1986 г., № REC(86) 12 // Права человека : международно-правовые документы и практика их применения : в 4 т. / сост. Е. В. Кузнецова. – Минск : Амалфея, 2009. – Т. 1. – С. 461–462.

2. Ярков, В. В. Развитие цивилистического процесса в России: отдельные вопросы / В. В. Ярков // Вестник гражданского процесса. – 2011. – № 1. – С. 17–53.

3. Сторм, М. Теория лучше практики? / М. Сторм // Гражданский процесс в межкультурном диалоге: Евразийский контекст : сб. докладов Всемирной конф. Междунар. ассоциации процессуального права, Москва, 18–21 сент. 2012 г. / под ред. Д. Я. Малешина. – М. : Статут, 2012. – С. 18–28.

4. Треушников, М. Эволюция российского гражданского судопроизводства в начале XXI в. / М. Треушников // Гражданский процесс в межкультурном диалоге: Евразийский контекст : сб. докладов Всемирной конф. Междунар. ассоциации процессуального права, Москва, 18–21 сент. 2012 г. / под ред. Д. Я. Малешина. – М. : Статут, 2012. – С. 28–33.

5. Малешин, Д. Введение / Д. Малешин // Гражданский процесс в межкультурном диалоге: Евразийский контекст : сб. докладов Всемирной конф. Междунар. ассоциации процессуального права, Москва, 18–21 сент. 2012 г. / под ред. Д. Я. Малешина. – М. : Статут, 2012. – С. 8–10.

6. Блакитная, О. С. Примирительные процедуры по спорам с административными органами / О. С. Блакитная // Концепция развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского Суда по правам человека : сб. науч. ст. – Краснодар – СПб. : Изд-во Р. Асланова «Юрид центр Пресс», 2007 – С. 460–463.

 

The effect of the economic and legal integration in the emergence and development of mediation procedures as an integral part of modern legal systems is considered in the article. It is revealed  that active development of the conciliation procedure is due to the integration processes in the economy and law, their diversity contributes to the identity of the national legal systems in terms of integration; but principles and forms of organization of conciliation procedures are subject to harmonization.

 

Здрок Оксана Николаевна