Состоятельность государства: историко-персонологический дискурс

Основным противоречием нынешнего столетия выступает нарастающая асимметрия и дисбаланс коммуникаций между глобализационно-интеграционными процессами и национальными государствами [1; 4; 5; 7; 8; 9; 20; 23; 24; 27; 28; 29; 31]. Имеющая место дисгармония в этих взаимоотношениях вызывает объективную необходимость в переосмыслении структуры и функций современного государства, другими словами - состоятельности государства в условиях глобализации. В политико-аналитическом дискурсе  на сегодня имеют место два исследовательских подхода, которые условно можно обозначить как «транснациональный» и «национальный». Первый отражает опыт неолиберальной глобализации, где главный рефрен – интересы ТНК и некоторых ведущих государств; второй – нацелен на осмысление устремлений молодых независимых государств сохранить и усилить национально ориентированный путь развития. Республика Беларусь, как суверенное государство, способна в эпоху глобализационных трендов не только отстоять, но и продолжить свой национально ориентированный путь развития. Для этого необходимо наличие сильного и эффективного государства, способного к продуктивному встраиванию в мировой глобализационный процесс и успешному обновлению всех сфер общественной жизни во имя усиления международного статуса страны и повышения благосостояния ее граждан. Именно поэтому мы рассмотрим концепцию государства и государственности в рамках второго –национально-ориентированного - исследовательского подхода, через призму политического учения российского государствоведа И. А. Ильина (1883-1954 гг.). Данный выбор обусловлен рядом характерных для ильинского концепта предпосылок/идей: идеи «нравственного начала» как начальной границы и конечной цели, как истинного глубинного смысла государственности; идеи служения как основного средства осуществления нравственного начала; идеи сильной власти как способа консолидации общества и реализации нравственных задач; идеи эффективной государственности, как меры соотношения затраченного политического и социального ресурса с полученным результатом. Проблематика природы государства, формирования и функционирования государственности в политическом учении Ильина исследовалась в работах Бороздиной Е. А. [2], Булгак  И. Б. [3], Вараксы А. Н. [6], Дубининой М. А. [10], Зернова, И. Н. [11], Золиной, М. Б. [13], Изергиной Н. И. [13], Ковалевской М. Г. [19], Лобановской Е. А. [21], Мальцевой А. В. [22], Окары А. Н. [25], Постникова, К. Р. [26], Фомина А. А. [31], Целикова А. Н. [32], Шашкина П. А. [33]. Перечисленные авторы анализируют только отдельные, определенные аспекты или составные элементы понятия «состоятельность государства» в политическом учении Ильина, и не стремятся к созданию целостной теоретико-когнитивной модели. Восполнению указанного «пробела» будет посвящена данная статья.

Основная часть. Понимание Ильиным природы государства и государственности мы рассмотрим в рамках структурно-функционального подхода. Во-первых, мы выявим общетеоретические, философские первоосновы ильинского политического учения. Тем самым, мы раскроем понимание значимости русским политическим мыслителем морально-этических начал государственности в период социально-политической модернизации общества.

 «Точкой отсчета» в вопросах понимания Ильиным природы государства и государственности выступают духовно-нравственные основы: антропо-онтологические предпосылки; первоценности и их объективированные формы. Духовно-нравственные основы стали для Ильина исходной основой сильной и состоятельной государственности, ибо «государство в его духовной сущности, есть не что иное, как множество людей, связанных общностью духовной судьбы, и сжившихся в единстве на почве духовной культуры и правосознания» [17, с.234]. С их помощью Ильин заложил начало новому концептуальному видению государства.

Антропо-онтологические предпосылки состоятельности государства включают анализ био-физиологической природы человека; морально-нравственного духа; духовного опыта; духовности. В данной категориальной линии общей квинтэссенцией всех предпосылок у Ильина выступает духовность как совокупность высших человеческих качеств, обусловленных его духовной природой. К ним, в первую очередь, русский политический мыслитель относил первоценности: любовь, вера, совесть, свобода, добро. Каждое из этих качеств имеет свое оригинальное содержание и в органической взаимосвязи выступает непременным условием сильной и состоятельной государственности.

Объективированные формы морально-нравственных первоценностей - национализм, патриотизм, солидарность, правосознание – отражают внешнюю сторону морально-нравственных основ государства. В их утверждении Ильин видел  залог сильной и эффективной государственности.

Идеальная природа и не всегда четкая внешняя формализированность духовно-нравственных основ государства требует их закрепления в постоянно функционирующих политико-правовых регулятивах – праве, законе, власти – от которых зависит их повторяемость, сохранность и устойчивость, внешняя сила и мощь. Содержание политико-правовых регулятивов Ильин представил в авторской классификации, где территория и народ стали естественно-социальными предпосылками, а право, закон и власть – механизмами утверждения нравственного здоровья, политического порядка и правового характера взаимоотношений государства, общества и человека.

Согласно геополитической трактовке Ильина территория государства представляет географическую среду, пригодную для проживания людей, которой присущи количественные и качественные характеристики – размер, форма и конфигурация территории, рельеф, климат, плодородие почвы, удаленность от моря, обеспеченность источниками природных ресурсов. «Природа влияет на характер людей, на продовольствие страны, … она определяет ее географические и стратегические границы, ее оборону…» [14, с.48].  Второй естественно-социальной предпосылкой политико-правовых регулятивов государства у Ильина выступает население, которое, в его трактовке, представляет собой устойчивую сложившуюся совокупность людей, постоянно занимающих определенную территорию. «Государство есть не кочующий, а оседлый союз людей» [16, с.122]. Ей присущи отличительные признаки: численность, оседлость, этничность, правовая связь с территорией и государством.

Право как устойчивая, нормированная деятельность, поведение и общение людей, у Ильина представлено в законах долженствования. Законы долженствования описывают необходимый и общеобязательный порядок, который должен постоянно соблюдаться всеми людьми [16, с.101]. Социально нормированное общежитие представлено нормами морали и права. Нормы морали предназначены для внутреннего, душевного мира человека, регулируя его помыслы и мотивы. Нормы права регулируют поступки и внешнее поведение. Мерилом оценки права выступает справедливость и состояние человеческой свободы.

Назначение власти состоит в организации совместной жизнедеятельности индивидов на определенной территории, установлении баланса частных и групповых интересов, достижении общественно значимых целей. «Политическое властвование состоит в социально сосредоточенном и юридически организованном влиянии воли одних, лучших и уполномоченных людей на волю других, подчиненных…» [16, с.292]. Сущностное понятие политической власти Ильиным освещается через характеристику ее двух основных сторон: силы и права. С помощью первой выстраивается активная деятельность государственного управления, с помощью второй – регламентируется, легализуется и легитимируется политическая власть.

Во-вторых, через анализ внутренних форм государственного устройства, или морфологический анализ, выделим те институциональные механизмы, которые, по мнению Ильина, обеспечивают или тормозят устойчивое функционирование государства. Морфологический анализ, в данном случае, представлен тремя логическими блоками, обобщающими критическое исследование Ильиным западноевропейской и советской государственности.

Первый блок посвящен выявлению особенностей теоретико-методологических взглядов Ильина на организационно-функциональную структуру государственности. Ильин одним из первых среди исследователей своего времени создал модельные характеристики политического анализа внутреннего государственного устройства. К таковым Ильин относил различные политические субъекты и организации, исторический опыт, политическую культуру, национальные традиции, состояние экономики и материальное положение народа, юридические нормы и правила. Все то, что составляло объем содержания  системообразующего начала внутреннего устройства государства - «государственного правосознания». Государственное правосознание он определял как особую форму политической активности, направленную на объединение граждан в рамках конкретного государства для достижения государственной цели – всеобщего блага. «Иными словами: именно живое правосознание народа дает государственной форме осуществление, жизнь, силу; так что государственная форма зависит прежде всего от исторического нажитого народом политического опыта, от силы его воли, и от его национального характера» [14, с.47].

Отсутствие универсального государствоведческого эталона, по мнению Ильина, разделяло вопрос о форме государства на две части: а) о совершенной форме государственного устройства; б) о целесообразной  форме государственного устройства. Совершенной выступает та форма государственного устройства, которая соответствует всем духовно-нравственным основам и позволяет осуществить цель государства – всеобщее благо.

Целесообразная политическая форма государства определяется балансом таких способов организации, как учреждение (властное управление) и корпорация (самоуправление). Государство, по Ильину, должно строиться на основе синтеза базовых принципов корпорации и учреждения, что способно сделать его сильным и эффективным. Выбор будет осуществляться в пользу наиболее целесообразной формы государственного устройства. Формальное, механическое копирование формы государственного устройства, без учета политических, исторических, культурных особенностей и уровня правосознания противоречит самой природе государства и является малоэффективным для политической практики.

Во втором блоке мы проанализируем предпосылки, условия и механизмы ограниченности западноевропейских форм правления, необоснованно претендовавших на звание универсального политического эталона. Для этого нами вводится в оборот ильинский термин «формальная демократия».

Феномен «формальная демократия» означает тот формат действий власти, где наблюдается разрыв между формально декларируемыми демократическими ценностями и подвергающими их забвению процессуальными процедурами. Содержательные характеристики этого «разрыва» Ильин создал посредством анализа принципов политической конкуренции и формализма и механизмов наделения властью и реализации власти ее носителями. Политическая конкуренция есть процесс противоборства в групповом и индивидуальном порядке, направленный на реализацию корпоративных либо личных интересов. Формализм представляет собой строгое единообразное исполнение политических процедур в соответствии с заданными правовыми нормативами, в результате которого политическая цель подменяется средствами ее достижения. Основанные на формальном равенстве всех участников политического процесса выборы, как основной механизм  наделения властью, создают опасность манипуляции голосами избирателей. «Формальная демократия никогда не посмеет лишить их права голоса» [15, с.9]. Процесс  реализации власти политическими партиями: во-первых, направлен на осуществление интересов руководящего партийного звена; во-вторых, партия отдает предпочтение реализации краткосрочных политических задач перед стратегическими в угоду своему электорату. Рекрутирование в политическую партию носит эгалитарный характер и основывается на максимальной преданности партийной идеологии и корпоративным интересам. Выявленные Ильиным пределы формальной демократии не только замедляют построение сильного и эффективного государства, но могут привести к легальному установлению тоталитарного режима.

В третьем блоке  мы раскрываем этапы и результаты исследования Ильиным генезиса, функционирования и эволюции тоталитарного политического режима, как крайней противоположности демократического режима

Истоки и предпосылки возникновения тоталитарного политического режима Ильин связывал с кризисом европейской цивилизации и культуры, которые на рубеже XIX-XX веков столкнулись с утилитарным практицизмом раннего капитализма. Крайний утилитаризм тех времен, к сожалению, не подготовил к таким преобразованиям духовную, внутреннюю жизнь индивида. Кризис духовности как отражение примата эгоистичного капитализированного практицизма для Ильина есть основа кризиса государственных институтов и устойчивых диспропорций в функционировании частной собственности.

Наряду с характеристикой причинно-следственных истоков тоталитаризма Ильин особо анализирует условия его возникновения, понимая под последними среду, в которой пребывают и без которой не могут существовать предметы, явления. Таковыми условиями он считал благоприятную технико-технологическую среду, бюрократическую систему управления,  корпоративный эгоизм партий, политизацию культуры, атомизацию социума, пауперизацию населения. Суммируя свои суждения об истоках и условиях, Ильин в 1928 году констатировал, что тоталитарный режим является детищем XX века, подлинным смыслом политического бытия которого был абсолютный произвол власти.

  Ильин также задолго до таких классиков западноевропейской тоталитаристики, как, например, К. Фридрих и З. Бжезинский, охарактеризовал совокупность тех сущностных признаков тоталитарного политического режима, которые лежат в основе канонической объяснительной модели. К таковым русский политический мыслитель относил: идеологию, монопартийность и культ вождя, массовый террор, контроль над СМИ, контроль над экономикой. Созданная Ильиным классификация сущностных признаков тоталитарного режима позволяла связывать ее с условиями его возникновения.  Эта сопряженность позволяла увидеть, какие из этих признаков отражают статику, а какие  - динамику тоталитарного режима. Другими словами, какие из них указывают на опыт прошлого, а какие – на вероятность эволюции в настоящем и будущем. «Тоталитарный строй … навязывает людям целый ряд больных уклонов и навыков, которые распространяются в порядке психической заразы и въедаются в душевную ткань» [14, с.23]. «Сквозным» элементом такой сопряженности, указывающим на возможности трансформации режима, была установка на тотальный контроль общества посредством создания и манипулирования исходными духовными первоценностями.

В-третьих, определим программно-прогностическую составляющую ильинского политического учения, с помощью которой можно определить, какое государство требуется в период социально-политических перемен и модернизации общества. В качестве ее теоретико-методологическую основу нами будет избрана модель сильного и эффективного государства.

Нормативно-ценностной основой данной модели в политическом учении Ильина выступает государственный идеал. Он представляет собой логический конструкт, имеющий нормативный характер и определяющий способ поведения, деятельности человека или социальной группы. В мировоззрении людей регулирующая функция идеала в отношении деятельности раскрывается в форме выбора цели. Формально-логическое построение государственного идеала в научных изысканиях Ильина стало основой для содержательной интерпретации идеальной модели – модели сильного и эффективного государства, контуры которой очерчены исходными ильинскими идеями о государственности.

Модельными характеристиками государственного  идеала выступаю категории «сила» и «эффективность». Последняя, как  функциональная характеристика государственности, выступала для Ильина определяющей. Именно она находится в основе сильного государства. К важнейшим условиям повышения эффективности государственности, Ильину относил: а) высокий духовный потенциал государственных основ; б) наличие сильного государства; в) функционирование демократического политического режима; г) достаточно высокий уровень правосознания и правовой государственности [18, с.483-502].

Ильин считал, что во время социально-политического кризиса и необходимости модернизации общества центральным элементом эффективности государственности становится сильное государство. Сила, в понимании Ильина, - это «всегда реальная способность к действию». Другими словами, та «способность», которая позволяет достигать необходимых обществу целей и задач. Сила означает энергию, воздействующую на общественные процессы, степень интенсивности, позитивно направленной напряжённости этой энергии. Сила государства - это материальное и духовное начало, источник энергии, деятельности, творческий потенциал, фактор движения, активности. Благодаря этому, в первую очередь, достигается эффективность государственности. Это первое. 

Сильное государство - основательное, безупречно юридически оформленное, социально справедливое; его доводы сильны, государственный механизм эффективен. Его главная цель – служение народу. Это второе.

Сильное государство - не просто силовое; хотя его силовое превосходство потенциально всегда было, есть и будет. Силовое превосходство государства - не всегда есть показатель его мощи. Есть ещё сила убеждения, сила коллектива, сила организации, сила дисциплины, сила идеологии. Сильное государство - это инициатор, вдохновитель и гарант созидательной деятельности.  Это третье.

Сильное государство – это государство, способное обеспечить интеграцию, консолидацию, упорядочивание и служение обществу, продуктивную управляемость и надежную безопасность, гарантированное обеспечение основ законности и политической свободы, социальной защиты и образования. Это четвертое.

Необходимыми условиями максимизация показателей силы государства и эффективности государственности Ильин считал правовую государственность и органическую демократию. Правовая государственность выступает необходимым условием не только обеспечения прав и свобод личности, но также реализации ее креативных  способностей в рамках социума. Русский политический мыслитель рассматривал правовое государство как механизм: во-первых, способный предоставить каждому индивиду необходимый минимум правовых гарантий (пресекающий противоправное поведение отдельных личностей, а также сдерживающий государственный произвол); во-вторых, предоставляющий доступ к минимальному набору социальных благ, позволяющих иметь уверенность в перспективах достойного существования.

Ильиным была создана объяснительная модель правовой государственности как структурного элемента государственного идеала. Сущность модели сводилась к тому, чтобы за счет правовых механизмов обеспечить  достижение наибольшего общественного и индивидуального блага. Благо понималось как создание максимально возможных социальных условий в рамках правового закона для личности, реализации ее креативных способностей, соотносимых с потенциалом социума. Русский политический мыслитель подчеркивал, что целостность и органичность всех структурных элементов правовой государственности поддерживается через правосознание как безусловное добровольное стремление личности к соблюдению правовых нормативов и принятия предписанного правом порядка как должного. Построение правовой государственности эффективно только в случае учета объективных исторических, социокультурных и экономических факторов, совокупность которых определяет специфику организации и саму возможность функционирования данной модели.  Социальная справедливость, как условие реализации правовой государственности, законодательно закрепляет обязательства государства по обеспечению необходимых социально-экономических условий жизни гражданина. Политико-правовые гарантии, законодательно закрепляют юридические границы органов власти и  создают реальные механизмы ограничения государственного  произвола.

Необходимость органической демократии выводилась Ильиным из тезиса о том, что «жизнь государства слагается не арифметически, а органически» [14, с.379]. Ильиным было показано, что традиционная западная демократия, распространяясь «вширь», одновременно испытывает все более ощутимые дисфункции, а ее институты – партии, парламенты, правительства, административно-территориальный аппарат, сама система организации и функционирование верховной власти – утрачивают первоначально присущий им высокий общественный резонанс. Ограниченность западноевропейской демократии отмечалась русским политическим мыслителем как объективный факт, как устойчивая тенденция.

Данная констатация побуждала Ильина ставить вопрос об обнаружении в современном социуме тенденций, которые могли бы расширить или уже стали расширять представление о демократическом политическом устройстве. Поиск ответа на этот вопрос привел его к разработке авторского концепта, получившего название «органическая демократия». Главной особенностью этого  концепта было то, что Ильин обосновывал свою объяснительную модель, исходя не из абстрактных умозаключений, а из рассмотрения тех конкретных социальных тенденций и той политической практики, которая их обслуживает, анализируя реальные политические процессы в западных и не западных странах.

Конкретный национально-государственный контекст позволил Ильину создать ряд основных признаков объяснительной модели «органическая демократия», включающей:

  1. Социокультурную однородность: исторические и этнические традиции, особенности национального характера и менталитета, крепость социально-психологических и духовных начал.
  2. Диалектическую взаимосвязь коллективистских и индивидуалистических начал, составляющих естественно-органическое сочетание разобщенных форм человеческого бытия с устремленностью к сплочению и согласованности коллективных творческих усилий.
  3. Самоопределение личности в обществе и государстве. Исходным началом их социального здоровья выступает духовная автономия человека. Чувство собственного достоинства, степень осознания своих и чужих полномочий, стремление к активному социальному сотрудничеству зависят от способностей индивида самостоятельно выбирать исходные жизненные ценности и перспективы.
  4. Взаимодополняющее сочетание властного управления и гражданского самоуправления в социально-политической жизни. Равновесие избавляло от взаимного отторжения и противопоставления государственных и общественных институтов.
  5. Статусное и ролевое положение человека. Ильин трактовал  его как такое распределение ресурсов по управленческим позициям общественной иерархии, которое должно производиться строго по критерию соответствия уровня профессиональной компетентности, способностей и нравственных достоинств кандидата степени полномочий и ответственности, определяющейся властным статусом.
  6. Созидательное взаимодействие сильного государственного авторитета и творчески самоопределяющегося гражданского общества. Соединение вертикальной солидарности и горизонтального доверия позволит обеспечить правильный уровень легитимации государственного курса и деятельности правящей элиты.

Заключение. Таким образом, основу состоятельности государства для Ильина составила модель сильного и эффективного государства.  Ее общетеоретический базис составила идея «нравственного начала» как исходной границы и конечной цели, как истинного глубинного смысла государственности. В политическом учении Ильина данная идея воплотилась в виде духовно-нравственных основ, включавших антропо-онтологические предпосылки, первоценности  (любовь, вера, совесть, свобода, добро) и их объективированные формы (национализм, патриотизм, солидарность, правосознание). Их объективация  в сферу реальной политики, по Ильину, должна была осуществляться через политико-правовые регулятивы: право, закон, власть. Анализируя механику функционирования политико-правовых регулятивов на примере различных форм государственного устройства, Ильин приходит к выводу, что форма государства определяется не формальными критериями организации государственного аппарат, территориального устройства и способом осуществления власти, а направленностью государственного правосознания. Последнее он определял как особую форму политической активности, направленную на объединение граждан в рамках конкретного государства для достижения государственной цели – всеобщего блага. Свои выводы мыслитель подтверждает на примере двух форм государственного устройства – формальной демократии и тоталитарного политического режима, чьи недостатки, ограничения и опасности в значительной мере оказывают влияние на научный поиск Ильиным наилучшей формы государственного устройства – государственного идеала. Модельными характеристиками ильинского государственного идеала выступали категории «сила» и «эффективность», а условиями реализации – правовая государственность и органическая демократия.

 

 

 

Весн. ГрДУ ім. Я.Купалы. – Сер. 1. – 2014. – № 1 (116). – С. 127–135.