Социологические проблемы культурной адаптации в европейском ареале

Драматическая политическая и социальная динамика конца XX – начала XXI в. привела к качественной трансформации европейского общества. Существенным элементом этой трансформации стало усиление социокультурной и ценностной разнородности европейского социума. Традиционные для Западной Европы ценности, положенные в основу вновь создаваемой политики ЕС и обеспечивавшие продвижение к новому качеству общеевропейской идентичности, были поставлены под сомнение [2, с. 570]. А вся концепция мультикультурализма, осуществляемая ЕС, столкнулась с проблемой культурной адаптации прибывающих мигрантов для большой включенности их в общественные процессы.

Таким образом, перед современным обществом возникает проблема аккультурации – есть передача культурного кода одного этноса другому, как правило, без учета специфической модели этнического устройства того общества, на которое направлена аккультурация, так как освоение новых культурных ценностей ведет к благополучному существованию личности в новой социальной среде и новое понимание протекающих в ней взаимодействий. [1, с. 47]. Многие социологи, когда говорят о проблеме аккультурации (или культурной адаптации), выделяют ряд основных ее стратегий, которые активно используются мигрантами:

1. Стратегия «геттоизации» (пассивной автаркии), реализующаяся в ситуациях, когда адаптанты, оказавшись в новом окружении, стремятся избежать прямых контактов с чужой культурой и тем самым устранить негативные симптомы культурного шока. Следующие данной модели мигранты создают свой особый микро - мир, в котором присутствует исключительно «родная» этнокультурная среда, живут свои соотечественники и соплеменники. Пассивная автаркия, как правило, характерна для представителей этнических меньшинств (переселенцев и беженцев), проживающих в крупных городах, индустриальных центрах, мегаполисах.

2. Стратегия «культурной колонизации» (агрессивной автаркии) характеризуется активным проявлением у «пришельцев» этноцентризма и интолерантности. В данном случае новая реальность воспринимается крайне неадекватно, другая культура резко критикуется и отвергается. Более того, мигранты (колонизаторы) активно стремятся перенести свои атрибуты культуры и этнические стереотипы в новую среду, навязать принимающему окружению собственное мировосприятие и образ жизни.

3. Стратегия ассимиляция, предполагающая отказ мигрантов (добровольный или вынужденный) от родной культуры и полную идентификацию («растворение») с новым этнокультурным сообществом.

4. Стратегия интеграция (аккультурация) – наиболее предпочтительная и успешная стратегия адаптации, заключающаяся в сохранении этноменьшинствами приверженности своей культуре и параллельной интернализации ими инокультурных атрибутов. Данная модель предполагает также активизацию паритетного межкультурного диалога между мигрантами и доминирующим этническим большинством, взаимное приспособление последних: когда меньшинствам необходимо усвоить базовые ценности, нормы, знания и образцы новой социокультурной среды, а принимающему сообществу – адаптировать свои социальные институты к потребностям и запросам всех составляющих его этнических групп [3, c. 89].

Рассматривая культурно – адаптационный процесс мигрантов в реалиях сегодняшнего дня, мы можем отметить странную закономерность, что наиболее предпочтительная стратегия (интеграции), как правило, в действиях государств, принимающих мигрантов, а не у самих мигрантов. А сами же мигранты, прибывающие в европейский ареал, выбирают стратегию «культурной колонизации», в особенности, данная стратегия является характерной чертой беженцев из других регионов мира.

Распад культурных стереотипов и размывание этнических границ не только на уровне общественного идеологизированного сознания, но и в повседневной жизни людей, как бы дает человеку способность ощущать культурное многообразие, но на деле он теряет чувство целостности и исключительности своего этнического мировосприятия, что в дальнейшем приводит к маргинализации личности. Индивидуальность, сформировавшаяся на стыке двух разных культур, часто далеких друг от друга, постоянно пребывающая на грани, колеблющаяся в выборе стиля своего поведения между той и другой культурами, и потому вынужденная затрачивать значительные усилия на поддержание внутреннего равновесия. Поскольку эти усилия далеко не всегда дают результат, маргинальная личность, находящаяся в постоянном поиске своего места в обществе (и потому обладающая сниженной социальной приспособленностью) и в культуре (поэтому нередко, в конечном счете, отвергающая ее), исходно обречена на страдание. Особенное, выделенное положение маргинальной личности, предоставляет ей, с одной стороны, мировоззренческие преимущества, с другой стороны, не позволяет целиком погрузиться в культуру, лишает чувства культурной партикулярности. Обретение этого чувства предполагает длительное «введение в культуру» – процесс социализации индивида. Социализация имеет определяющее значение для формирования маргинальной личности. Именно от того, в какой степени и на сколько будет «уклоняться» процесс социализации от культурных стереотипов, традиций, зависит и то, пойдет ли развитие личности по «нормативному» для данной этнической общности либо по маргинальному пути [5, с. 3 – 4].

Дальнейшее маргинальное развитие создаваемых общин в европейском ареале может привести к нарушению баланса культур и упадка главенствующей культуры, так как сформированные культурные установки и цели в сознании у новообразованных общин, не вошедших в действующие общественные отношения, способны побудить их, на мятеж.

Такой тип приспособления выводит людей за пределы окружающей их социальной структуры и побуждает их представить и попытаться воплотить в реальность новую, в значительной степени модифицированную социальную структуру. Это предполагает отчуждение от господствующих целей и стандартов. Их начинают считать чисто произвольными, а произвольное – не то, что может требовать приверженности и обладать легитимностью, ибо оно могло бы быть и другим. Организованный мятеж может находить опору в огромном резервуаре обиды и недовольства, когда до предела обостряются институциональные деформации.

Когда институциональная система расценивается как препятствие для удовлетворения узаконенных целевых устремлений, расчищается площадка для мятежа как приспособительной реакции. Чтобы эта реакция переросла в организованное политическое действие, приверженность должна быть не только отделена от существующей социальной структуры, но и перенесена на новые группы, одержимые новым мифом. Миф выполняет двойную функцию: он обнаруживает источник широкомасштабных фрустраций в социальной структуре и изображает альтернативную структуру, которая, предположительно, не будет приносить разочарование достойным. Это хартия действия. В этом контексте становятся еще более ясными функции контрмифа консерваторов: каков бы ни был источник массового разочарования, его не следует искать в базисной структуре общества. Консервативный миф может, таким образом, уверять, что эти разочарования заключены в самой природе вещей и присущи любой социальной системе.

И миф мятежа, и миф консерватизма стремятся «монополизировать воображение», пытаясь так определить ситуацию, чтобы либо подтолкнуть недовольных к данному типу приспособления, либо, наоборот, отвадить от него. Из всех мятежников объектом наибольшей ненависти становится, прежде всего, ренегат, который, достигнув успеха, отвергает господствующие ценности. Ведь он не только ставит под сомнение ценности, как это делает они - группа, но и становится знаком того, что единство группы разрушено [5, c. 275 – 276].

Решением данной проблемы может стать общая реализация, как со стороны мигрантов, так и со стороны коренного населения европейского ареала воплощение стратегии взаимной культурной адаптации. Но данная стратегия должна иметь в своей структуре четкое понимание ценностей индивидов, которые были созданы различными типами культуры. Это говорит о необходимости углубленного изучения культуры различных народов еще до момента возможного их прибытия в Европейский Союз, также не обходимо и мигрантов, знакомить в обязательной форме с общими ценностями европейской культуры. Только при данном соблюдении баланса равнозначной и полной доступности к информации появится возможность создания и взаимодействия смешанных групп, что благоприятно будет влиять на общественное развитие в целом.

The article indicated sociological problems of cultural adaptation in the European habitat, outlines key strategies used by migrants in cooperation with the European culture. That allows to form some conclusions about the unequal valuable involvement in the process of cultural adaptation.

 

Автор: Нарбут Марк Владиславович