Роль межкультурного контакта в регуляции межгрупповых отношений

Для современного общества характерна интенсификация социальных, политических, культурных и иных процессов. В условиях глобализации интенсифицируются также и связи между различными общностями, между тем, само по себе это не ведет к увеличению межкультурного понимания. Это делает актуальным рассмотрение тех условий и особенностей межкультурного контакта, которые мог бы сделать взаимодействие между представителями различных этносов более эффективным и удовлетворяющим.

Для описания межгруппового взаимодействия классическими являются теории межгруппового контакта и конфликта. В соответствии с теорией контакта, изоляция порождает необоснованные негативные убеждения, стереотипы и недоверие к «другим». В отличие от этого, разнообразие способствует улучшению межнациональных отношений, межкультурного взаимопонимания и преодолению предрассудков. Данные положения вытекают из интергрупповой теории, созданной Г. Оллпортом и дополненной и расширенной П. Петтигрю. Многочисленные исследования показали убедительные свидетельства в пользу эффективности межгруппового контакта в снижении предубеждения. Исследования проводились с респондентами различного возраста и в различных условиях и подтвердили, что подобный эффект можно наблюдать начиная с трех-летнего возраста у детей и далее к взрослому возрасту.

Теория конфликта, в свою очередь, постулирует, что этническое разнообразие способствует недоверию к другой группе и усилению внутригрупповой солидарности. Предполагается, что взаимодействие между различными этническими группами ведет к напряженности, конфликтам и враждебности из-за конкуренции за ограниченные ресурсы и доступ к общественным благам. При этом, чем больше размер группы меньшинства, тем больше членов доминирующей группы будет чувствовать себя под угрозой, тем сильнее будет их внутригрупповое единство и предубеждение по отношению к меньшинству. Также отношение к «другим» может зависеть от экономической ситуации в принимающих странах. Например, в условиях социально-экономический кризиса, роста безработицы, отсутствия экономических и социальных реформы и отсутствия равных возможностей, мы можем ожидать рост межэтнической, религиозной и общей нетерпимости.

Если ранее считалось, что данные теории демонстрируют противоположные точки зрения, то сейчас представляется, что они носят взаимодополняющий характер. При этом особую важность начинают представлять условия, в которых происходит контакт между членами групп, а также действие различных модераторов контакта (социальных, личностных, ситуационных). В классической теории контакта было описано, что межгрупповое взаимодействие порождает положительные результаты только если происходит (1) на основе равенства, (2) в условиях приобретения совместного опыта и общих целей (3) если контакт является частым и интенсивным. Если эти условия не соблюдаются, межэтнический контакт может вместо этого приводить к интолерантности.

П. Катц выявил три характеристики социальных условий, которые способствует уменьшению предубеждения: (а) межэтнический контакт поощряется авторитетами, (б) участники не демонстрируют распространенные этнические стереотипы, и (в) в контакте присутствует некоторая степень близости [1].

Мультикультурализм лидеров, их приверженность ценностям разнообразия, сегодня признаются одним из решающих факторов формирования толерантной атмосферы группы. Среди таковых лидеров в образовательной среде и представители самоуправления учащихся, и неформальные лидеры, преподаватели, представители администрации. Важно при этом, чтобы подобные убеждения разделялись лидерами добровольно и искренне. Снижение предубеждения происходит через формирование и поддержание эгалитарных норм и правил, поощрение толерантного поведения участников группы, а также путем научения, когда члены группы наблюдают уважительное отношение лидера к «другим» членам группы.

Что касается стереотипов, препятствовать позитивному межкультурному контакту могут не только обычные негативные представления о представителях иной группы, но и так называемые метастереотипы, в основе которых лежат укоренившиеся предположения о том, какими стереотипами в отношении данной группы обладают члены аут-группы. Подобное явление основывается на феномене социальной проекции, так, члены группы могут проецировать свои представления о предубежденности как на членов своей группы(они предубежденные), так и на членов аут-группы(они считают нас предубежденными), в результате взаимодействие, скорее всего, будет, действительно, соответствовать подобным ожиданиям.

Способствует появлению близости в контакте неконкурентная среда, где все участники имеют равный статус и выполняют общую деятельность. Обучающие программы могут способствовать атмосфере сотрудничества в группе, подчеркивая общие цели и минимизируя разочарование, которое возникает в ходе соревнований между учащимися. Это, например, программы репетиторства, в которых более успевающие учащиеся помогают менее успевающим. Или разделение учебного материала для изучения в малых группах со смешанным этническим составом, после чего члены одной группы обучают представителей других групп. Суть заключается в создании ситуации взаимоподдержки, атмосферы сотрудничества, когда общий результат зависит от усилий каждого.

В одном из экспериментов, было обнаружено, что соревновательная взаимодействие (в отличие от кооперативного или нейтрального) приводит к снижение удовлетворенности результатами и пруменьшению заслуг членов другой группой. Примечательно, что более раннее, в противоположность позднему, начало демонстрирования соревновательного поведение приводило к увеличению удовлетворенности результатом (из-за снижения уровня ожиданий), но и сильнее уменьшало межгрупповое доверие и воспринимаемую близость групп [2].

В качестве одного из важнейших модераторов межгруппового контакта выступает воспринимаемая угроза, которая связана как с качеством так и с количеством межкультурных контактов. В частности, высокий уровень воспринимаемой угрозы ведет к менее позитивному контакту. Для членов группы большинства или других высокостатусных групп восприятие угрозы может сопровождаться как страхом, так и гневом и вызывает обвиняющие реакции по отношению к предполагаемому источнику вреда. Поведение членов группы меньшинства обычно расценивается в таком случае как нарушающее внутригрупповые нормы и социальную координацию. Члены низкостатусных групп скорее будут испытывать в такой ситуации только страх и демонстрировать защитные реакции.В то же время, члены этнического большинства, которые имели более частые и более позитивные контакты с мигрантами, воспринимали их как менее угрожающих.

Близкий межкультурный контакт, особенно, дружба, позволяют принимать точку зрения членов чужой группы и сопереживать их проблемам. Это, в свою очередь, способствует улучшению межгрупповых отношений, тем самым выступая в роли посредника в уменьшении предрассудков. Причем, Т. Петтигрю полагает, что более интимные межличностные отношения более эффективны в снижении предубеждения, чем более поверхностные и формальные контакты, т.к. задействует изучение другой группы, изменение поведения, создание аффективных связей, снижение межгрупповой тревоги. Помимо прямого контакта значительную роль может играть и непрямой контакт в виде дружбы другого члена ингруппы с представителем аутгруппы, что также может увеличивать межкультурное доверие и улучшать межгрупповое восприятие. Отмечается, что в то время, как прямые дружеские отношения более эффективны в отношении установок, имеющих в своей основе эмоции, непрямая дружба, скорее, воздействует на когнитивные установки. Также непрямой контакт имеет наибольшую важноть для тех, у кого изначально наблюдались неблагоприятные межгрупповые установки. Такой человек скорее всего не будет инициировать прямые контакты, но знание того, что у его друга есть отношения с представителем другой этнокультурной группы, будет влиять на его знания об этой группе и его отношение к ней, также подобная форма контакта уберегает его от возможных негативных эмоций, которые могут сопровождать столкновение с неизвестным.

Эмпатия и умение встать на место другого (буквально «посмотреть с другой стороны») также рассматриваются в качестве возможных посредников между межгрупповым контактом и предрассудками. Эмпатия отрицательно коррелирует с предубеждением, которое, в свою очередь, положительно коррелирует с авторитаризмом и ориентацией на социальное доминирование. В результате мета-анализа результатов исследований Т. Петтигрю приходит к выводу, что аффективные факторы, такие, как снижение тревоги и эмпатия, оказывают более существенное влияние на снижение предубеждения, чем более когнитивно ориентированные медиаторы, такие, как знания. Этот вывод согласуется с увеличивающимся количеством исследовательской литературы, в которой говорится о центральной роли аффекта в регуляции межгрупповых процессов. Также Т.Петтигрю делает предположение о необходимой последовательности действий в сопровождении межгруппового контакта, подчеркивая особую важность первоначального снижения тревоги, с тем чтобы затем повышение эмпатии, принятие точки зрения другого и знания могли снизить предубеждение в контакте[3].

В тех условиях, когда контакт минимальный или отсутствует, большую роль в снижении предубеждения могут сыграть технологии, использующие медиа. Помимо СМИ в данном случае имеются ввиду малые медиа (например, школьная или университетская газета), просмотр фильмов, чтение книг, в которых содержатся сцены межэтнического контакта со сверстниками. Это формирует непрямой контакт, в которой участник ингруппы идентифицирует себя со сверстником, имеющим друга иной национальности. Систематический анализ показал, что подобные формы интервенций имеют эффективность сравнимую с непосредственным контактом [4].

Как одно из последних достижений социальной психологии рассматривается использование воображаемого контакта в качестве интервенции, снижающей межкультурное предубеждение. Такая техника имеет важное значение, т.к. в реальных условиях не всегда возможно обеспечить удовлетворяющий различным требованиям прямой межкультурный контакт, здесь же необходимой является только психологическая репрезентация контакта. Воображаемый межгрупповой контакт можно обозначить как ментальную симуляцию социального взаимодействия с членом или членами аутгруппы. Воображение позитивного контакта активирует те мысли и эмоции, которые ассоцириуются с успешными отношениями с членами другой группы в реальном мире. Ряд исследований показывает, что такая практика может воздействовать как на эксплицитные, так и имплицитные межгрупповые установки, на восприятие вариативности среди членов аутгруппы, проекцию на них позитивных черт, увеличивать доверие и уменьшать тревогу по отношению к членам данной группы. Также данная техника может использоваться для подготовки к реальному контакту [5].

Рассмотрение литературных источников показывает, что укреплению межкультурных отношений способствют не просто контакты между представителями различных этнических групп, но те из них, которые соответствуют ряду условий: поощряются лидерами, проводятся в безопасном пространстве, на основе принципов открытости, равенства и сотрудничества. Помимо простого прямого межгруппового контакта высокую эффективность в снижении межэтнических предубеждений имеют более близкие формы контакта, например, дружба, в том числе непрямые ее виды. Перспективными являются также техники воображаемого контакта.

К.Л. Соколова