Референдум о статусе Крымского полуострова и референдум о статусе города Севастополя: международно-правовая и политическая оценка

Для получения ответа на данный вопрос необходимо обратиться к международно-правовым нормативным актам. В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном пакте о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. (статья 1) сказано: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие... Все участвующие в настоящем Пакте государства ... должны в соответствии с положениями Устава ООН поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

В Декларации о принципах международного права (от 24 октября 1970 г.) указано: «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава» [1].

В этой же Декларации указывается, что способами осуществления права на самоопределение могут быть «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса».

Также отдельно следует отметить, что Международный суд ООН в консультативном заключении 2010 г. прямо заявил, что одностороннее провозглашение независимости не нарушает норм международного права. Решение о независимости, принимаемое на референдуме, как раз подпадает под определение «одностороннее провозглашение независимости». При этом, вынося свое решение по данному вопросу, Международный суд рассматривал ситуацию, когда решение об одностороннем отделении объявили незаконные власти Косово и Метохии. В случае с Крымом мы имеем дело с законным и демократически избранным органом власти. Так что сам по себе референдум не может нарушать никаких норм международного права, т.к. таких норм просто не существует.

И еще в доказательство противоречивости и необоснованности заявлений о неправомерности крымского референдума разрешите процитировать один документ: «Когда ход событий приводит к тому, что один из народов вынужден расторгнуть политические узы, связывающие его с другим народом, и занять самостоятельное и равное место среди держав мира, на которое он имеет право по законам природы и ее Творца, уважительное отношение к мнению человечества требует от него разъяснения причин, побудивших его к такому отделению.

Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье. Разумеется, благоразумие требует, чтобы правительства, установленные с давних пор, не менялись бы под влиянием несущественных и быстротечных обстоятельств; соответственно, весь опыт прошлого подтверждает, что люди склонны скорее сносить пороки до тех пор, пока их можно терпеть, нежели использовать свое право упразднять правительственные формы, ставшие для них привычными. Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа» [2]. Данная цитата взята из декларации независимости США от 4 июля 1776 г.

В одной из своих речей Б. Обама заявил, что разница между референдумами в Косово и Крыму заключается в том, что в первом случае были человеческие жертвы, а во втором обошлось без таковых. Позиция, мягко говоря, странная. В той же речи он заявил, что по этой причине следует считать референдум о статусе Косово и Метохии прецедентом, а крымский референдум не признавать легитимным. «Косово отделилось от Сербии после референдума, организованного в рамках международного права при тесном взаимодействии с ООН при участии стран соседей», – сказал Барак Обама. «В Москве обратили внимание на то, что президент Обама, оправдывая провозглашенную в обход резолюции Совета Безопасности ООН независимость Косово, упомянул о каком-то референдуме по данному вопросу, – заявили в МИД. – Это утверждение президента США вызывает удивление, поскольку никакого плебисцита, тем более согласованного с международным сообществом, не проводилось. Решение об отделении от Сербии было принято так называемым парламентом в Приштине в 2008 г. в одностороннем порядке. Вместе с тем, мы согласны, что судьбоносные решения должны приниматься через референдум, как и было в Крыму» [3].

Но тут следует напомнить, что результаты любого референдума не подлежат одобрению со стороны других государств.

Другие представители лагеря несогласных заявляют о том, что референдум нарушает принцип территориальной целостности Украины. На первый взгляд звучит весомо, но – юридически несостоятельно.

Чтобы определить, что означает «принцип территориальной целостности», следует обратиться к «Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций». Данная декларация была принята резолюцией 2625 (XXV) Генеральной ассамблеи ООН 24 октября 1970 г. На самом деле принцип территориальной целостности «растворен» в принципе запрещения применения силы или ее угрозы. Полностью рассматриваемый нами принцип называется следующим образом: «Принцип, согласно которому государства воздерживаются в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо иным образом, несовместимым с целями ООН». А содержание данного принципа таково: «Каждое государство обязано воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо иным образом, несовместимым с целями ООН. Такая угроза силой или ее применение являются нарушением международного права и Устава ООН; они никогда не должны применяться в качестве средства урегулирования международных проблем» [1].

Как видим, территориальная целостность упоминается в контексте вмешательства извне. Внутреннюю политику государства данный принцип не затрагивает. Западные же аналитики пытаются представить дело так, будто существует некий принцип территориальной целостности, который заключается в том, что территорию государства нельзя изменить. Как видим, это не так.

Если уж западные юристы и ссылаются на Декларацию принципов международного права 1970 г., то обращает на себя внимание их избирательный к ней подход. В этом документе содержится принцип запрещения вмешательства во внутренние дела государств (официально именуемый «Принцип, касающийся обязанности в соответствии с Уставом не вмешиваться в дела, входящие во внутреннюю компетенцию любого другого государства») означает следующее: «Ни одно государство или группа государств не имеет права вмешиваться прямо или косвенно по какой бы то ни было причине во внутренние и внешние дела любого другого государства. Вследствие этого вооруженное вмешательство и все другие формы вмешательства или всякие угрозы, направленные против правосубъектности государства или против его политических, экономических и культурных основ, являются нарушением международного права».

Декларация четко указывает на то, что вмешательство запрещается по «любым» причинам, какими бы важными они ни казались тем или иным внешним силам. Кроме того, запрещаются «любые» формы вмешательства и «любые» угрозы. Однако именно этим – вмешательством и угрозами – занимаются западные страны. Здесь и вмешательство в дела Крыма с навязчивыми заявлениями о «нелегитимности» референдума, и угрозы санкций в адрес России.

Кроме того, в той же Декларации 1970 г. содержится принцип самоопределения народов. Данный принцип гласит, что «все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава» [1]. Опять-таки «без вмешательства», тогда как Запад непрестанно вмешивается в дела Крыма.

Может быть, они имеют в виду, что не сам референдум, а вопросы, вынесенные на него, нарушили международное право? Однако даже и в этом случае все будет соответствовать международному праву. Столь любимая Западом Декларация принципов международного права гласит: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение» [1].

Тогда, может быть, западные представители имеют в виду, что международное право нарушается тем, что референдум проводится только в Крыму, а не на всей территории Украины? Но и в этом случае встанет вопрос: а какую же международно-правовую норму нарушает референдум, проводимый только в Крыму?

Может быть, имея данный аргумент в виду, стесняются его приводить в силу того, что западные политики пока не придумали, как объяснить мировому сообществу, почему они первыми признали независимость Южного Судана, который отделился от Республики Судан после референдума, проведенного только на юге, причем под эгидой ООН? То же касается референдума, проведенного ООН в Эритрее, отделившейся от Эфиопии и также признанной всеми странами. Также потребуется объяснять, почему Запад не провозгласил противоречащим международному праву прошедший в сентябре 2014 г. референдум в Шотландии, не предусматривающий голосования в других регионах Великобритании.

Примером двойных стандартов западных юристов в применении норм международного права выглядит ссылка на решение Верховного суда Канады 1998 г., в котором Суд постановил, что отделение Квебека невозможно только по результатам референдума в самом Квебеке, а требует всеканадского голосования. Аргумент, конечно, весомый, но с одним уточнением: Канада пока еще не управляет миром, и ее решения не составляют часть международного права [4].

22. 02. 2014 г. Европейская комиссия «За демократию через право» (Венецианская комиссия) обнародовала Заключение по вопросу «Соответствует ли решение, принятое верховным советом Автономной Республики Крым в Украине об организации референдума о том, чтобы стать субъектом Российской Федерации или восстановить Конституцию Крыма 1992 г., конституционным принципам», в котором пришла к следующим выводам:

  1. Конституция Украины, как и другие конституции государств-членов Совета Европы, предусматривает целостность страны и не позволяет проводить какой бы то ни было местный референдум об отделении от Украины. Это следует, в частности, из статей 1, 2, 73 и 157 Конституции. Эти положения в совокупности с Разделом X Конституции свидетельствуют о том, что этот запрет применим и к Автономной Республике Крым, и Конституция Крыма не позволяет Верховному Совету Крыма назначать такой референдум. По Конституции Украины мог бы быть допустимым лишь консультативный референдум о более широкой автономии.
  2. Кроме того, обстоятельства в Крыму не позволяли провести референдум в соответствии с европейскими демократическими стандартами. Любому референдуму о статусе какой-либо территории должны предшествовать серьезные переговоры всех заинтересованных сторон. Таких переговоров не было [5].

Следует отметить некоторые положения, связанные с этим заключением. Во-первых, в данном документе нет упоминаний о референдуме в городе Севастополь, следовательно, законность данного референдума у Венецианской комиссии сомнений не вызывает. Во-вторых, английский и русский тексты имеют ряд отличий, которые позволяют говорить о предвзятости выводов в данном документе. В-третьих, говоря о референдуме как форме волеизъявления народа, комиссия признает, что на Украине отсутствует закон о референдуме, т.е. отсутствует сама процедура проведения данного мероприятия.

Особо хочется обратить внимание на две статьи Конституции Украины, а именно на статьи 2 и 73. Статья 2 гласит: «Суверенитет Украины распространяется на всю ее территорию. Украина является унитарным государством. Территория Украины в пределах существующей границы целостна и неприкосновенна» [6]. Унитарное государство (от фр. unite – единое, составляющее одно целое) – это целостное государственное образование, состоящее из административно-территориальных единиц, которые подчиняются центральным органам власти и не обладают государственным суверенитетом. В унитарном государстве власть составляет единую и неделимую вертикаль, вершиной которой являются общегосударственные органы, а основанием – государственные органы на местах [7, с. 75]. Следовательно, в унитарном государстве не может быть никаких автономных образований, имеющих свое собственное законодательство. На наш взгляд, если такое образование является частью унитарного государства, то либо государство не может быть унитарным, либо автономия имеет право на более широкую компетенцию в решении большинства вопросов, в т.ч. и вопросов референдума.

Статья 73 «Исключительно всеукраинским референдумом решаются вопросы об изменении территории Украины» [6]. Само содержание данной статьи позволяет утверждать о том, что такой референдум в принципе невозможен. Но тогда данная статья противоречит нормам международных конвенций, договоров и различных деклараций, которые ратифицировала Украина, и противоречит статье 9 Конституции («Действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, являются частью национального законодательства Украины» [6]). Исходя из данного противоречия и отсутствия закона о референдуме, а также из того, что речь идет об автономном образовании в составе государства, Заключение Венецианской комиссии является, на наш взгляд, не соответствующим объективной действительности.

По мнению юриста Ю. Шулипы, решение о проведении референдума, назначенного на 16 марта 2014 г. о включении Крыма в состав России, незаконно по следующим основаниям:

  1. решение о проведении референдума принято под символом власти другого государства-агрессора, – российского флага (не являющегося символом законной власти Украины);
  2. референдум о расширении полномочий автономии в Крыму противоречит Конституции и законодательству Украины, поэтому он не будет признан ни одним международным сообществом;
  3. Парламент Автономной республики Крым не является субъектом инициирования референдума;
  4. согласно законодательству, референдум может инициировать только собрание граждан;
  5. собрание граждан не вправе решать вопрос о самоопределении Крыма (решение этого вопроса только в компетенции властей Украины);
  6. референдум официально запрещен Верховной Радой Украины по вышеуказанным основаниям;
  7. вопреки международному праву и прецеденту референдумы (плебисциты) нельзя проводить на оккупированных, милитаризированных территориях, находящихся под влиянием незаконных вооруженных формирований и сепаратистских самозваных властей, оказывающих существенное информационное и тактическое влияние на общество в целях получения властями нужных результатов референдума;
  8. ссылка на решение международного суда от 22.07.2010 по Косово не может быть принята во внимание, хотя бы потому, что власти АР Крым не исчерпали установленные украинским законодательством законные процедуры для инициирования проведения подобного референдума [8].

Выше мы уже дали оценку многим доводам в пользу незаконности крымского референдума, но тут делается акцент на агрессию со стороны другого государства. Ни Россия, ни Украина не были в состоянии войны на момент проведения референдума, поэтому довод об агрессии кажется не убедительным.

Таким образом, следует отметить, что референдум, проведенный на Крымском полуострове, полностью соответствует нормам международного права. Также данную модель можно использовать для самоопределения статуса и других территорий компактного проживания славянских народов, при пассивности и политической неспособности действующей власти или в ситуации неприкрытого национализма, больше похожего на нацизм и фашизм в отношении определенной группы населения страны. По личному убеждению автора, такие референдумы возможны на территории южных и восточных областей Украины, а также в Республике Приднестровье.

Какие перспективы в свете крымского референдума видятся для остального мира? На мой взгляд, ответ на данный вопрос должен состоять из нескольких частей. В политической сфере данный референдум является большой победой всего славянского мира и полным крахом западной политики в отношении его. Отсюда становится понятной реакция США и их стран-сателлитов – теория «управляемого хаоса» дала сбой и привела к парадоксальному результату, также не замкнулось «кольцо анаконды», да и в «дуге напряженности» явно не хватило этой самой напряженности. Следовательно, мы видим полный коллапс попытки США править миром единолично.

Что же касается других стран, то определенная политическая напряженность, на наш взгляд, ожидается в тех из них, где присутствуют разного рода попытки выхода различных территорий из состава государств. Помимо попыток сугубо национального определения своей государственности, во многих странах присутствуют попытки отдельных территорий получить экономическую независимость. Не секрет, что Европа долгое время жила за счет ограбления колоний и третьих стран. Но если приглядеться к экономическим картам некоторых государств, а также обратиться к истории этих государств, то мы увидим следующую картину: государства Европы не только жили за счет колоний, но и эксплуатировали и эксплуатирует отдельные свои территории, богатые ресурсами. При этом жители этих территорий практически не участвуют в распределении добываемых ими богатств и зачастую живут значительно беднее небогатых территорий. В Европе к таким государствам можно отнести Италию (республика Венеция и Пьемонт), Германию (земля Бавария), Испанию (страна Басков, Каталония), Великобританию (Шотландия и Северная Ирландия). В неевропейский список можно занести США (штаты Аляска и Техас), Канаду (провинция Квебек). В чем состоит реальная опасность для этих государств? Для ответа на этот вопрос надо еще раз обратиться к референдуму в Южном Судане, а точнее, к его причинам. Основной причиной разделения Судана явилось нежелание южных территорий, богатых полезными ископаемыми, содержать бедный Север. Из выше приведенных фактов мы помним, что данный референдум был санкционирован ООН, а, следовательно, причина референдума законна и обоснованна. Вышеназванная причина может при желании жителей данных территорий послужить основанием для проведения референдума по определению статуса их территорий без санкционирования его со стороны ООН. Опасность заключается в том, что представители данных территорий могут обратиться к крымскому референдуму как процессуальной составляющей их прав, который показал, что поддержка и разрешение со стороны ООН для этого не нужны.

Таким образом, если принять во внимание южносуданский и крымский референдумы, то причины паники и давления на Россию становятся понятными.

Забашта А.С.

Актуальные проблемы современного социогуманитарного знания: сборник научных трудов по результатам работы городского межкафедрального теоретико-методологического и методического семинара / ГрГУ им. Я. Купалы; редкол.: Ч.С. Кирвель (гл. ред.) [и др.]. – Гродно: ГрГУ, 2014.