Размещение и условия содержания репатриантов в городах Гродненской области (1945 – 1950 гг.)

Помимо огромного числа советских граждан, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, за пределами СССР оказалось около 5 млн. человек из Советского Союза (из них около 399374 человек с территории БССР) [6, с.22]. Большинство составляли «восточные рабочие», т.е. советское гражданское население, угнанное на принудительные работы в Германию и другие страны. Уцелели также примерно 1,7 млн. военнопленных, включая поступивших на военную или полицейскую службу к противнику [6, с.6].

24 августа 1944 года Государственный Комитет Обо­роны (ГКО) СССР принял постановление «Об организации приема возвращающихся на родину советских граждан, насильно уве­денных немцами, а также по разным причинам оказавшихся за пограничной линией между СССР и Польшей». 23 октября 1944 г. было создано Управление Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации граждан СССР из Германии и оккупированных ею стран во главе с генерал-полковником Ф.И.Голиковым [6, с.6].

11 февраля 1945 г. на Крымской конференции были подписаны двусторонние соглашения между СССР и Англией (Соглашение относительно военнопленных и гражданских лиц, освобожденных войсками, находящимися под Советским Командованием, и войсками, находящимися под Британским Командованием),  СССР и США. В них закреплялись принципы обязательной репатриации всех граждан СССР [7, с.283]. В соглашениях оговаривались условия содержания советских граждан в лагерях или сборных пунктах до момента их передачи советским властям. 13 марта и 29 июня 1945 г. аналогичные соглашения были заключены  СССР с Бельгией и Францией. 15 января 1945 г. начал работу отдел СНК БССР по делам репатриации граждан СССР (с 22 января 1946 г. реорганизован в отдел переселения и репатриации). Бессменным руководителем отдела являлся И.П.Барков [6, с.6]. При обл-, рай- и горисполкомах действовали отделы репатриации.

В г.Гродно в феврале 1945 г.  для приема и отправки репатриантов был организован областной приемно-распределительный пункт (ПРП) (размещался в одном километре от железнодорожного вокзала, в отдельном 3-этажном здании вместимостью свыше 600 человек) [4, л.6]. С декабря 1945 г. ПРП переместился в помещение ПФП НКВД СССР. Были также пять сборно-пересыльных пунктов (№308, 311, 312 в г.Гродно, №309 в г.Волковыске и №313 в г.Мостах) и по одному проверочно-фильтрационному пункту НКВД СССР в г.Гродно и  в г.Волковыске [4, л.6].

Приграничные СПП формировались в соответствии с Постановлением ГКО от 16 июня 1945 года. Руководствуясь этим документом, СНК и ЦК КП(б)Б 23 июня 1945 года приняли со­вместное постановление, которым предусматривалась организация для репатриантов, следующих из Германии походным порядком, сборно-пересыльных пунктов емкостью на 10 тыс. человек каж­дый. Волковысский пересыльный пункт занимал здание военного городка, рассчитанного на 10000 чел. В Мостах, где имелись бараки, могли вместить 5500 человек, но при условии постройки нар 9000 чел. [6, с.253].

ПФП были созданы в соответствии с приказом народного комиссара внутренних дел БССР от 30 августа 1944 г. «Об организации проверочно-фильтрационных пунктов» с пометкой «Совершенно секретно». В приказе говорилось: «В соответствии с приказом НКВД СССР за №001063 от 28 августа 1944 г… 1. Начальникам УНКВД по Брестской и бывшей Белостокской областям майору государственной безопасности тов.Овчинникову и подполковнику государственной безопасности тов.Гредасову в пятидневный срок организовать проверочно-фильтрационные пункты емкостью на 3000 человек каждый – для приема, проверки и фильтрации бывших военнослужащих Красной Армии и гражданского населения, насильно уведенного немцами, а также по разным другим причинам оказавшегося за пограничной линией между СССР и Польшей. 2. Проверочно-фильтрационные пункты организовать в г[ородах] Брест, Высоко-Литовск, Пружаны, Волковыск и Гродно» [6, с.29].

4 сентября 1944 г. ПФП начали прием репатриантов, которые следовали эшелонами и походным порядком через погра­ничные контрольно-пропускные пункты (на гродненском направ­лении – в поселках Беляны и Кузница, на волковысском направ­лении – в поселке Бобровники), на пограничные СПП НКО и проверочно-фильтрационные пун­кты НКВД [6, с.7].

При проверочно-фильтрационных пун­ктах имелось опер-учетное отделение, в которое поступали списки  репатриантов, принятых ПФП. В этих списках указывались фамилия, имя, отчество каждого репатрианта, год рождения, национальность, состав семьи, количество и возраст детей, при каких обстоятельствах оказался за пограничной линией. При приеме спецконтингентов составлялись специальные акты. Такой акт, например, был составлен на Волковысском ПФП 10.08.1945 г. Начальником проверочно-фильтрационного пункта НКВД СССР подполковником Борисовым был произведен  прием спецконтингента, подлежащего направлению в проверочно–фильтрационный лагерь НКВД от начальника конвоя 26 сборно-пересыльного пункта НКО старшего сержанта Г.С.Бойко [2, л.47 об]. При приеме оказалось, что по списку числились 562 человека, а налицо оказалось 552. Из 10 отсутствующих «а) оставлены в госпитале №1400 г.Грандершхаген (на р.Одер)…3 чел.; б) бежавших в пути следования, по заявлению нач. конвоя т.Бойко - 2 чел.; в) умерших – 3 чел.; г) два человека были в пути следования расстреляны по распоряжению нач. конвоя ст. сержанта Бойко» [2, 47 об].

Все этапируемые проходили в ПФП полную санобработку, им оказывалась медицинская помощь. Репатрианты  также обеспечивались запасом продовольствия, рассчитанным на время нахождения в пути и пятидневным аварийным запасом. Продовольствие включало в себя сухари, консервы мясные, сахар, картофель, сало [2,  л.1-4].

Проверочно-фильтрационные пункты (лагеря) не предназначались для длительного содержания людей. Но из-за огромного наплыва ре­патриантов фильтрационные службы не могли выполнить свою работу в отведенный срок. Недостаток транспорта и другие при­чины заставляли людей жить там порой месяцами в тяжелых условиях, жуткой скученности. Так, 6 августа 1948 года заместитель председателя Совета Министров БССР К.В.Киселев писал уполномоченному Совета Министров СССР по делам репатриа­ции генерал-полковнику Ф.И.Голикову о результатах обследования лагеря № 312 в Гродно: «В бараках №№ 3, 6. 7, санчасти; столовой, клубе, складах крыши пришли в негодность, во время дождей сильно текут, вследствие чего людям, находящимся в жилых и обслуживающих бараках, некуда деваться, а продукты и ценности, находящиеся на складах, портятся,… печи полуразрушены…». К.В.Киселев от имени Совета Министров БССР просил Ф.И.Голикова принять срочные меры по ремонту и подготовке лагеря к зиме [6, с.11-12].

После фильтрации подавляющее большинство репатриантов возвращалось домой поездами. Так, в середине февраля 1945 года в Волковыске жда­ли отправки 4149 прошедших проверку репатриантов, о чем сообщал начальник отдела СНК БССР по делам репатриации И.П.Барков в телеграмме Управлению Уполномоченного СНК БССР с просьбой дать сто двадцать вагонов на станцию Волковыск [6, с.89]. Репатрианты следовали в Пензенскую, Ровенскую, Кустанайскую, Киевскую, Ленинградскую, Орловскую, Житомирскую, Запорожскую, Рязанскую и другие области СССР. Репатриируемые с ПФП направлялись также в  спецлагеря  НКВД и на спецпоселение. Так, конвои из Волковыского ПФП  направлялись на станцию Калинин Октябрьской железной дороги в спецлагерь НКВД СССР №140 [2, л.1], 30 апреля 1945 г. этап был отправлен до ст.Малеевка в проверочно-фильтрационный лагерь НКВД СССР №0318 [2, л.19]. Этап отправляли по железной дороге в двухосных вагонах, «оборудованных… нарами, железными печками, решетками и унитазами. В вагоне для конвоя оборудована кухня для приготовления горячей пищи как для этапируемых, а так же и для конвоя» [2, л.1]. Репатрианты имели на руках справки о прохождении ими проверки органами НКВД или «Смерш». Для сопровождения эшелона назначались начальник, замполит и еще 2 – 3 офицера. Репатрианты, не имевшие пропусков на проезд по железной дороге, органами милиции снимались с эшелонов.

Детей с ПФП направляли в детский распределитель НКВД г.Волковыска и г.Гродно. Так, 21.ІХ.1944 начальник ПФП НКВД СССР подполковник Борисов направил начальнику детского распределителя НКВД г.Волковыска 11 детей, не имеющих родителей, 1929 – 1933 гг. рождения [1, л.1]. При этом прилагался список детей, составлялась опись имущества, которое они имели при себе. Например, у Радковича Семена, 1929 г.р., уроженца д.Минготки, Молодечнского р-на Вильненской обл. при себе имелись: «сапоги хромовые, ношеные, свитер шерстяной новый, брюки черные ношеные двое, шапка зимняя, воротник, гимнастерка». У Кунцевича Виктора, 1929 г.р., уроженца    г.Орша при себе не было ничего, кроме одежды на себе [1, л.6].

Кроме советских граждан через ПФП проходили немцы, которые направлялись на спецпоселение [2, л.46 об, 65, 85].

Репатрианты, прошедшие проверку и направленные по мес­ту жительства в БССР, поступали в областные приемно-распределительные пункты (ПРП), находившиеся в ведении местных органов власти, где проходили регистрацию и отправлялись к прежнему месту жительства. Ожидающие на пункте обеспечивались одноразовым горячим питанием из двух блюд и чая, по нормам, спущенным наркоматом БССР, и хлебом 500 г в день [3, л.59]. 4 часа в день на ПРП работал врач, репатрианты проходили санобработку в первой городской бане. На ПРП работали пропагандисты, которые проводили с репатриантами лекции и беседы, возвращая их к реалиям советского общества. Остро нуждающимся выплачивалось единовременное денежное пособие до 300 руб. По данным на 1.11.1945 г., через Областной ПРП прошло 37750 советских граждан, из них было направлено в Гродненскую обл. 2946 человек [3; л.60].

Отдельно выделенной жилплощади для репатриантов, оставшихся в области, не было [3, л.61]. В городе репатрианты трудоустраивались в промышленности, где обеспечивались жильем в общежитиях или домах коммунального хозяйства, подведомственных этим предприятиям [4, л.4]. Им также выдавались приусадебные участки земли. Репатрианты, работающие на кожзаводах №15, 5, 4, обувной фабрике и других предприятиях, были обеспечены квартирами, получали хлебо-продовольственные карточки на общих основаниях. От производства на зимний период получили дрова [4, л.5].

Репатрианты трудоустраивались на табачном заводе г.Гродно, сахарострое г.Скидель, райпромкомбинате г.Зельва, райпромкомбинате г.Мосты [4, л.33].

Таким образом, в Гродненскую область на 1 декабря 1948 г. возвратились 12690 человек, в г.Лида – 51 человек, г.Гродно – 947 [5, л.16].  

Прием репатриантов велся во всех областях БССР. Они проходили проверку и фильтрацию в фронтовых и армейских лагерях и сборно-пересыльных пунктах Наркомата обороны и проверочно-фильтрационных пунктах НКВД; часть военнопленных — в запасных воинских частях. Выявленные преступные элементы и «внушавшие подозрения» обычно направлялись для более тщательной проверки в спецлагеря НКВД. Подавляющее число репатриантов возвращались к мирной жизни.

 

Источники и литература

 

Государственный архив Гродненской области

1.       Фонд 375. – Оп. 1. – Д. 32.  Документы о направлении детей- сирот в детраспределитель г. Волковыска(1944г.)

2.       Фонд 375. – Оп. 1. – Д. 34. Документы о направлении репатриированных в спецлагеря и на спецпоселение (Волковыский ПФП).

3.       Фонд 1171. – Оп.1. – Д.23. Переписка по вопросам репатриации граждан, сведения о прохождении репатриантов через Гродненский приемно-распределительный пункт, сведения о кол-ве граждан, угнанных в Германию (15 фев. 1945 г. – 9 ноя. 1945 г.).

4.       Фонд 1171. – Оп.1. – Д.39. Переписка по вопросам переселения и репатриации граждан СССР (18 янв. 1946 г. – 25 фев. 1946 г.).

5.       Фонд 1171. – Оп.1. – Д.72. Отчеты о трудовом и бытовом устройстве репатриированных граждан, прибывших в Гродненскую область (2 мар. 1948 г. – 18 авг. 1949 г.)

6.       Белорусские остарбайтеры. Репатриация (1944 – 1951): Документы материалы. Кн.З. В 2 частях. Ч. 1 / сост. Г.Д. Кнатько  [и др.]. – Мн.: НАРБ, 1998. – 368 с.

7.        Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941 –1945 гг.: сборник документов / М-во иностр. дел СССР. – М.: Политиздат,1979. – Т.4. Крымская конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании (4 – 11 февраля 1945 г.). – 1979. – 326 с.: ил.
      

 А.А.Носова 

Па матэрыялам: Гарады Беларусі ў кантэксце палітыкі, эканомікі, культуры: зборнік навук. артыкулаў / Гродз.дзярж. ун-т; рэдкалегія: І.П. Крэнь, І.В. Соркіна (адк. рэдактары) [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 2007.