Процессуальная форма как гарантия стабильности и прогрессивного развития законотворчества в ходе интеграции правовых систем

Качественное законодательство и эффективная правоприменительная практика являются залогом устойчивости правопорядков и прогрессивного развития интеграционных процессов как в рамках национальных, так и наднациональных правовых систем. В этом плане нельзя забывать, что, например, Россия состоит из разнообразных субъектов Федерации, юридический опыт которых должен учитываться на региональном и федеральном уровнях.

 

Важно также иметь в виду, что в процессе интеграции различных по своей природе правовых систем происходят адаптация, обмен опытом и аккультурация, с одной стороны, а также отторжение отдельных юридических явлений и институтов либо их частей и элементов. И здесь существенную роль играет процессуальная форма, которая упорядочивает различные виды юридической деятельности и  служит системообразующим фактором в любом правовом пространстве.

Процессуальная форма – это внутренняя форма законодательной практики и технологии. В самом общем плане она проявляется в соответствующей последовательности действий компетентных органов и должностных лиц, осуществляющих в рамках определенных производств и режимов достижение необходимых целей и результатов законотворчества [1, с. 71–76]. К. Маркс указывал, что «ту роль, которую в судах играет судопроизводство, в законодательных органах играет порядок дня и регламент» [2, с. 374].

Наличие процессуальной формы законотворчества обусловлено объективно-субъективной реальностью. Гносеологически в ее основе лежит многократная повторяемость определенных юридических действий компетентных субъектов и участников, используемых средств (техники), приемов, способов, методов и правил (тактики) их осуществления, стабильность, устойчивость, цикличность (даже стереотипность при наличии соответствующих общественных отношений, условий, предпосылок и факторов) законодательной деятельности. Недооценка этого момента обычно приводит либо к попытке искусственно создать, сконструировать ту или иную процессуальную форму, либо к ее отрицанию в тех случаях, когда эта форма объективно необходима, юридически и социально полезна.

Процессуальная форма закладывает алгоритм законодательной технологии, обеспечивает порядок, целеустремленное совместное движение субъектов и участников к определенным целям и результатам. В правоведении ей посвящена обширная литература [3; 4; 5; 6]. Не останавливаясь подробно на всех аспектах этой интересной дискуссионной проблемы, выделим лишь общие требования, характеризующие внутреннюю (процессуальную) форму законотворчества, которая, по нашему мнению, сводится к следующему. Она определяет:

а) круг субъектов и участников законотворчества, основные их качества, объем их прав и обязанностей, условия вступления в законодательный процесс и выбытия из него, процессуальные режимы и производства, место и роль каждого компетентного органа и должностного лица, их процессуальные возможности и роли. Например, Конституция Российской Федерации дает исчерпывающий перечень субъектов, обладающих правом законодательной инициативы (ст. 104). Особое внимание, как правило, уделяется субъекту законодательной деятельности, к которому предъявляются специальные профессиональные и процессуальные требования, позволяющие ему беспрепятственно на всех стадиях процесса производить необходимые властные действия, эффективно рассматривать все вопросы и выносить оптимальные правовые решения;

б) задачи и цели, стоящие перед законодателями разных уровней, основные принципы и направления их воздействия на реальную действительность;

в) содержание и характер действий и операций субъектов и участников законодательной деятельности. Каждый из  них может совершить только те действия, которые ему разрешает определенное, к нему относящееся правило, т.е. действия, которые ему необходимы для реализации своих правовых статусов, компетенций, прав и обязанностей. Обособленные во времени группы действий и операций, которые поэтапно и последовательно раскрывают содержание законодательного процесса, образуют процессуальные стадии законотворчества – важнейший компонент процессуальной формы;

г) предметный характер законотворческой деятельности, связанный с необходимостью обособления процессуальных режимов и производств. Выделение указанных компонентов имеет важное методологическое значение, позволяя не только четче видеть структуру процессуальной формы, но и более конкретно изучать, например, эффективность, качество, социальную ценность, напряженность и другие параметры законодательной технологии применительно к конкретным социально-правовым ситуациям;

д) перечень соответствующих средств (общесоциальных, технических, собственно-юридических, т.е. законодательную технику), необходимый при разработке, принятии, оформлении и опубликовании законов;

е) систему приемов, способов, методов и правил (законодательную тактику), использование указанных  средств;

ж) порядок оптимального оформления и реализации концепций, планов, прогнозов, программ (законодательную стратегию);

з) процессуальные гарантии, позволяющие целенаправленно обеспечивать правовой статус компетентных законодательных органов и должностных лиц;

и) сроки и время совершения действий законодателей и других участников процесса;

к) систему процессуальных правовых актов, в которых фиксируются действия и операции субъектов и участников, закрепляются результаты законодательной деятельности, процессуальные особенности структурирования законов, их содержания и форм, а также требования, предъявляемые к ним;

л) порядок обжалования совершенных законотворцами действий, вынесенных решений и официальных актов-документов;

м) условия и процедуру исполнения принятых решений, вступления законов в юридическую силу и порядок их опубликования (обнародования);

н) социальные юридические последствия, которые могут наступить в случае нарушения указанных выше процессуальных требований;

о) механизм правотворческого  мониторинга.

Отдельные разновидности законотворчества имеют достаточно развитую внутреннюю форму, другие – менее совершенную, упрощенную. Но в любом случае эта форма – непосредственный атрибут законодательной технологии, обеспечивающий взаимную связь, оптимальную зависимость элементов законодательной деятельности, вносящий в их соотношение упорядоченность, целесообразность, стабильность и четкую направленность на принятие качественных и эффективных законов.

Законодательная форма включает в себя три главных компонента: процессуальные стадии, производства и режимы. Таким образом, процессуальная форма не только дисциплинирует субъектов и участников законодательной технологии на различных уровнях, но и способствует повышению качества и эффективности принимаемых правотворческих решений.

 

Список литературы

 

1. Карташов, В. Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность / В. Н. Карташов. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1989. – 218 с.

2. Маркс, К. Собрание сочинений / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М. : Гос. изд-во полит. лит-ры, [б. г. и.].– Т. 11. – 816 с.

3. Панова, И. В. Юридический процесс / И. В. Панова ; под ред. Н. М. Конина. – Саратов : Светопись, 1998. – 76 с.

4. Павлушина, А. А. Теория юридического процесса: проблемы и перспективы развития : дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.01 /А. А. Павлушина. – Самара, 2005. – 459 c.

5. Юридическая процессуальная форма. Теория и практика / Н. В. Виртук, В. М. Горшенев [и др.] ; ред.: В. М. Горшенев, П. Е. Недбайло. – М. : Юрид. лит., 1976. – 279 c.

6. Законодательный процесс в зарубежных странах / под ред. Ю. И. Лейбо [и др.].– М. : МГИМО, 2012. – 172 с.

 

We consider the concept and the basic features of the procedural form of legislative practice. It is determined that the legislative form includes the procedural stages of production and modes. We formulate a conclusion that procedural form disciplines the subjects and members of legislative technology, improves the quality and effectiveness of the law-making decisions.

 

Карташов Владимир Николаевич