Политическая мозаика 1920-х гг.

Политико-государственные изменения, связанные с Рижским мирным договором, внесли значительные изменения в общественно-политическую жизнь региона. Процесс становления польской государственности по буржуазно-демократическому пути повлек за собой возобновления деятельности ранее действовавших и возникновения новых польских общественно-политических организаций, которые отражали интересы различных слоев и групп населения страны. На «крессах» делать это было не очень легко: сильное влияние на местное население оказывали коммунистические партии (КПП–КПЗБ), а также партии других национальных меньшинств (Бунд, Украинский сельский союз и т. д.). Это отражалось и на результатах выборов, где партии национальных меньшинств поддерживало значительное количество населения региона.  

 

Очевидным результатом деятельности и влияния польских партий и организаций в регионе можно считать итоги двух избирательных кампаний 1922 г. в законодательные органы: Виленский сейм и сейм и сенат Польши. Учитывая сжатые сроки и условия, в которых проходила подготовка к выборам, по их итогом можно сделать выводы, что польские партии сумели завоевать определенное доверие местного населения, в том числе и сельского. Политические конкуренты в лице коммунистических и национальных партий в своих программах и лозунгах говорили о необходимости самоопределения белорусского народа, даже о создании независимого государства. Длительная неопределенность или нежелание предоставления национальным меньшинствам какой-либо самостоятельности оттолкнуло от многих польских партий потенциальных избирателей.  

 

Несмотря на революционные потрясения и военные действия в 1917 – 1920 гг., еврейские партии и организации на территории Беларуси начали активно набирать политический вес. В этом им помогали еврейские общественно-политические организации и местное еврейское население. Для решения поставленных задач еврейские партии стремились привлечь в свои ряды как можно большее число сторонников. Большинство политических партий имело четкую организационную структуру, включавшую в себя центральные, региональные и местные партийные комитеты, партийные суды, ревизионные комиссии и т.д. Под патронажем партий создавались всевозможные общественные, молодёжные, культурно-просветительские и благотворительные организации, которые должны были охватить своим влиянием широкие слои еврейского населения.  

 

В 1930-е гг. наблюдалось обострение польско-еврейских отношений. Частыми становятсяпроявления неприкрытого антисемитизма: погромы, многочисленные акции бойкота еврейскойторговли. Антисемитские позиции были характерны и отдельным представителям католического духовенства, которые обвиняли евреев в аморальности и борьбе с христианством.  

 

Во второй половине 1930-х гг. праворадикальные, националистические польские силы дажеразработали проекты лишения евреев гражданских прав.        Польские власти отказались их принять, хотя отдельные предложения получили в сейме поддержку. На польской политической сцене в это время не нашлось авторитетной фигуры, которая поддерживала бы идеинациональной толерантности. Поэтому нарушения норм равноправия и демократии в отношении евреев в польском обществе стали обычным явлением.  

 

Белорусское национальное движение в Польше межвоенного двадцатилетия достаточно быстропрошло обратный путь от идеи создания независимого государства к национально-культурному возрождению. Только вот реализация даже этой идеи потребовала на практике не толькодостаточного уровня национального сознания, но и опыт конкретной политической борьбы.Однако именно опыт по продвижению и отстаиванию национальных интересов в условияхавторитаризма белорусским партиям катастрофически не хватило.  

 

Увеличение политических репрессий со стороны польских властей, постепенная стабилизацияхозяйственно-экономической жизни в конце 1920-х начале 1930-х годов «законсервировали» белорусский вопрос во II Речи Посполитой.  

 

Лучшим доказательством того, что белорусский вопрос во II Речи Посполитой потихоньку теряетна своей актуальности может свидетельствовать тот факт, что сама рубрика «белорусское движение» исчезает из большинства служебных отчетов.  

 

Вместе с тем формальная ликвидация организационных форм национального движения не решаладля польского государства собственно проблемы «восточных крессов», которое так и не сумело изменить общую ментальность местного населения.