Подготовка военных кадров для воинских формирований Красной армии на территории Сибирского военного округа в годы Великой Отечественной войны

Великая Отечественная война началась в неблагоприятных для Советского Союза и его Вооружённых Сил условиях. К лету 1941 г., завершив боевые действия сухопутных войск в Европе и продолжая их только в воздушно-морском пространстве против Англии, Германия сосредоточила на западных границах СССР группировку войск, состоящую из 190 дивизий[1, с.9]. При этом в первом эшелоне были развёрнуты 103 дивизии, в том числе 12 танковых[2, с.70]. История войн ещё не знала такой мощной армии вторжения, которая насчитывала 5 млн. человек, около 4,4 тыс. танков, 47,2 тыс. орудий и миномётов, около 4,5 тыс. боевых самолётов, 192 боевых корабля [3, с.267]. Вся германская армия вместе с союзниками составляла свыше 7,3 млн. человек[3, с.269], имела двухлетний опыт ведения войны и была полностью отмобилизована и укомплектована, а немецкая экономика, с опорой на ресурсы оккупированных стран, была переведена на военное положение.

В свою очередь, Красная Армия, не завершив технического перевооружения, не была отмобилизована и не обладала опытом ведения современной войны. Не хватало опытного, хорошо подготовленного начальствующего состава, имевшего боевой опыт управления крупными объединениями войск, особенно после прошедших массовых репрессий по отношению к командным кадрам в предвоенные годы.И это при том, что военная промышленность страны находилась только в процессе освоения новой военной техники, массовый выпуск которой еще не был налажен.

Тем не менее, к лету 1941 г. Вооружённые Силы СССР насчитывали 5,7 млн. человек, 18,7 тыс. исправных танков, 115,5 тыс. орудий и миномётов, свыше 16 тыс. боевых самолётов и 277 кораблей. По количеству основных видов вооружения им не было равных в мире, а по численности призванных под ружьё людей они уступали лишь германской армии.

К началу войны в западных приграничных военных округах СССР дислоцировались 170 дивизий [4, с.90 – 91], при этом следует отметить, что в отличие от немецких пехотных дивизий, имевших в своем составе до 15 тыс. человек, советские стрелковые дивизии, не успев провести доукомплектование, насчитывали по 8 – 9 тыс. бойцов и командиров вместо планируемых 12 тыс. [4, с.82].

Количественно, на бумаге, Красная Армия по сравнению с вермахтом выглядела очень даже внушительно, но вследствие грубых просчётов руководства страны в военном строительстве, оценке обстановки, сложившейся непосредственно перед началом войны, и сроков возможного нападения на СССР эта огромная масса сил и средств вооруженной борьбы оказалась не готовой к отражению фашистской агрессии. Более того, эффект внезапности нападения фашистской Германии существенно повлиял на выполнение важнейшей первоочередной задачи начального периода войны по переводу страны на военное положение, в результате чего сложились весьма тяжелые условия для проведения мобилизации в Красную Армию и Военно-Морской Флот.

По мобилизационному плану 1941 г. («МП-41») для полного отмобилизования соединений первых эшелонов армий прикрытия требовалось два – три дня. Процесс отмобилизования вторых эшелонов занимал 8 – 15 суток, при этом корпуса и дивизии вторых эшелонов округов пополнялись офицерским составом до штатов военного времени к четвертому дню мобилизации[4, с.76 – 77]. Фактически же, ход событий вынудил войска западных округов вступить в сражение в том состоянии, в каком они находились в мирное время.

Для мобилизационного развёртывания Красной Армии требовалось довольно большое количество командных кадров. По штатам военного времени в Красной Армии и Военно-Морском Флоте предусматривались 1052 тыс. офицеров, генералов и адмиралов. В кадрах армии и флота на 1 января 1941 г. состояло 579 тыс. человек. Недостающую потребность в командном составе (473 тыс. человека) планировалось восполнить путём призыва офицеров запаса, состоявших на общем учете армии и флота на 1 апреля 1941 г. в количестве 915 951 человек[5, с.66].

При развёртывании армии по мобилизации в первый месяц войны было призвано (в том числе и для Военно-Морского Флота) 652 336 офицеров запаса, что составляло 74,1 % всех ресурсов офицеров запаса.

Остаток свободных ресурсов офицеров запаса на 20 июля 1941 г. (СВ, ВВС и ВМФ) составлял 263 615 человек (из них 9 % командного, 20,4 % технического, 22,5 % политического и юридического, 15,5 % административно-хозяйственного, 30,4 % медицинского, 2,2 % ветеринарного состава) [5, с.86].

После укомплектования первоочередных формирований осталось много офицеров запаса старших возрастов, ограниченно годных к военной службе, а также лиц, не имевших военной подготовки. В медицинском составе в запасе было 43 777 женщин (54,7 %), имевших малолетних детей.

Кроме этого, в начале войны из общего числа оставшихся в резерве офицеров запаса было дополнительно забронировано за народным хозяйством свыше 60 тыс. человек.

Проведенные мобилизационные мероприятия в шестнадцати военных округах и Дальневосточном фронте СССР прошли в соответствии с полученными задачами и исходя из условий реальных возможностей. Так, Сибирский военный округ из четырнадцати военных округов, где была объявлена общая открытая мобилизация, планово и своевременно выполнил свою задачу по мобилизационному предписанию. К июню 1941 г. в СибВО состояли на военном учёте более 1030 тыс. резервистов. На седьмые сутки войны только из Новосибирской области в войска было отправлено 3328 офицеров запаса, что составляло 97,7 % к мобилизационному заданию, сержантов соответственно 4334, или 101,6 %, солдат 27 529 человек, или 100,8 %, всего 35 181 военнообязанных граждан[6].

Если мобилизационные мероприятия во внутренних округах проходили планово с огромным патриотическим подъёмом, то в войсках приграничных округов они были осложнены из-за внезапного нападения врага. Наступление противника протекало настолько стремительно, что на главных направлениях за первую неделю ему удалось продвинуться вглубь страны на 200 км и более. Случилось то, о чем передовые советские военные теоретики предупреждали перед войной[4, с.107].В сложившейся обстановке особо сложно проходила мобилизация в районах, охваченных боевыми действиями. Практически отмобилизование армий прикрытия во всех особых военных округах (Прибалтийский, Западный и Киевский[7]) было сорвано.

К этой проблеме прибавились большие потери личного состава в ходе ведения боевых действий. Это вызывало острую, всевозрастающую потребность в подготовленных резервах и особенно в командных кадрах.

Несмотря на предпринимаемые Наркоматом обороны СССР решительные меры по своевременному пополнению действующей армии начальствующим составом за счет военных учебных заведений страны, получить желаемый результат было довольно проблематично ввиду местонахождения большинства военных академий и училищ  в западной части Советского Союза.

Многие военные училища, школы и курсы усовершенствования, располагавшиеся к началу войны и на первом ее этапе в прифронтовой полосе, с продвижением врага вглубь территории нашей страны были вынуждены временно прекратить занятия. Личный состав этих учебных заведений по приказам высшего командования направлялся в полном составе или отдельными подразделениями (батальонами, дивизионами), сводными курсантскими полками и бригадами на передовые позиции угрожаемых участков фронта, где принимал активное участие в боях. Например, в 1941 г. личный состав 15 артиллерийских училищ (из 33) участвовал в боях с немецко-фашистскими захватчиками[8, с.62 – 71]; курсанты многих пехотных училищ участвовали в обороне Москвы, Вильнюса, Киева, Днепропетровска, Орла и других городов[9, с.10 – 11]; курсанты восьми училищ бронетанковых и механизированных войск сражались на территории Украины и Белоруссии; личный состав военно-морских учебных заведений защищал Ленинград, Севастополь, Выборг и Либаву [5, с.232].

Военные училища и школы ВВС, когда фронт подходил к районам их расположения, прикрывали с воздуха важные промышленные и военные объекты, города, железнодорожные мосты, оперативные перевозки. Выполняя эти задачи, летчики из училищ и школ ВВС сбили не один десяток вражеских самолетов (Грозненское авиаучилище, Батайская, Сталинградская, Качинская, Борисоглебская, Мелитопольская и другие школы).

У стен родного г. Лепеля на р. Березине 5 июля 1941 г. вступили в бой с фашистами курсанты Лепельского минометного училища. Правда, воевать им долго не пришлось. Основная часть личного состава училища, прорвавшаяся в г. Витебск для участия в его обороне, а затем вместе с войсками отступившая к г. Смоленску, по приказу наркома обороны и распоряжению командующего Западным военным округом генерал-лейтенанта В.Н. Курдюмова была передислоцирована железнодорожным транспортом в г. Барнаул[10], куда и прибыла 26 июля 1941 г. в составе 761 человек (70 человек офицерского состава и 691 курсант).Они стали организационным ядром, вокруг которого началось формирование по сути нового училища. Часть курсантов, оказавшихся в окружении и самостоятельно, небольшими группами прорвавшихся к своим войскам, в последующем была направлена вслед за училищем.До 12 августа 1941 г. в г. Барнауле собралось 1022 человека[11].

Буквально с первых дней войны приняли участие в боевых действиях и курсанты Виленского военно-пехотного училища, которое было сформировано в г. Вильнюсе в соответствии с приказом НКО от 25 августа 1940 г. на базе Литовского юнкерского училища, переведённого из г. Каунаса, и до 10 декабря того же года именовалось Литовским военно-пехотным училищем. Период с 23 июня по 3 июля 1941 г. для Виленского военно-пехотного училища, как состоявшего в действующей армии, официально подтверждён[12]. Организационно училище состояло из двух батальонов. Первый был сформирован из молодёжи, прибывшей из разных республик Советского Союза, второй – только из молодёжи Литовской ССР. С 22 июня по приказу штаба Прибалтийского военного округа училище выступило на оборону г. Вильнюса с задачей оборонять его южную часть.

К утру 8 июля 1941 г. поредевшие подразделения училища с оставшимися в строю командирами и преподавателями при сохранённом знамени вошли в г. Витебск, который обороняли наши части, где получили новый приказ – продолжать движение до ст. Вязьма, погрузиться в эшелон, следовать в  г. Сталинск Новосибирской области (ныне г. Новокузнецк Кемеровской области) и с 1 августа приступить к прерванным занятиям[13]. По прибытии к указанному месту дислокации училище было размещено в аудиториях бывшего медицинского института и в течение почти двух месяцев с 28 июля по 21 сентября именовалось Сталинским военным пехотным, пока с 22 сентября 1941 г. вновь не стало Виленским[14, с.9].

В конце августа 1941 г. для усиления войск 40-й армии Юго-Западного фронта и прикрытия направления ст. Ворожба – г. Сумы по приказу командующего войсками Харьковского военного округа был сформирован отряд особого назначения, в состав которого были включены курсанты Сумского и Харьковского артиллерийских училищ, Харьковского пехотного училища и бывшего Ахтырского пехотного училища (к 1 августа 1941 г. было расформировано), 521-й отдельный саперный батальон, Сумской коммунистический батальон, Сумской кавалерийский полуэскадрон (сформированный из добровольцев) – всего свыше 7 тыс. курсантов. Около двух месяцев отряд принимал участие в ожесточенных боях за населенные пункты Ворожба, Белополье, Путивль, Волокитино, Софановка, Бурынь, Бондари, Михайловка.

Высокое боевое мастерство и беспримерный героизм курсантов, входивших в состав отряда особого назначения, вынужден был признать и гитлеровский генерал Г. Гудериан. В своей книге «Воспоминания солдата», изданной после войны, он пишет о том, что в те дни лично выезжал в подчиненный ему 46-й танковый корпус, действовавший в направлении Белополья с целью выяснения причин задержки в продвижении вперед. На основании доклада командующего корпусом генерала Фитингофа и своих личных наблюдений он пришел к выводу, что одной из основных причин задержки наступления являются умелые действия и стойкость курсантов Сумского и Харьковских военных училищ, которые сражались здесь под командованием своих преподавателей[15, с.211 – 212].

После приказа Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина о выводе из боевых действий всех военных училищ в глубокий тыл страны, Сумское артиллерийское училище 23 ноября 1941 г. двумя эшелонами убыло к новому месту дислокации и 12 декабря произвело выгрузку в г. Ачинске Красноярского края. В свою очередь, Харьковское военно-пехотное училище 5 декабря 1941 г. было выведено из состава действующей армии и передислоцировано в г. Наманган, а Харьковское артиллерийское училище – в г. Фергана Среднеазиатского военного округа [8, с.69 – 70; 16].

Несколько раньше в г. Ачинск было эвакуировано Киевское военно-пехотное училище им. Рабочих Красного Замоскворечья. Некоторая часть курсантов этого училища тоже успела повоевать на подступах к Киеву и в последующем, после выполнения боевой задачи, присоединилась к своим товарищам уже на сибирской земле.

Сформированное к 1 июля 1941 г. в результате реорганизации Ленинградского училища инструментальной разведки зенитной артиллерии им. П.И. Баранова Ленинградское артиллерийское техническое училище зенитной артиллерии уже 3 июляприступило к осуществлению непосредственного прикрытия г. Ленинграда от ударов с воздуха[17]. Первая атака немецких самолетов была отбита 4 июля 1941 г. В последующем, к            22 августа 1941 г. училище было передислоцировано в г. Томск.

В период с 10 по 17 августа 1941 г. в г. Омск было эвакуировано Ленинградское зенитно-прожекторное училище, ставшее в дальнейшем Омским прожекторным училищем.

Приняли участие в боевых действиях и курсанты Московского пехотного училища им. Верховного Совета РСФСР. Совершив 12 октября 1941 г. суточный марш-бросок, курсантский полк училища вошёл в состав 16-й армии генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского. Командовал училищем генерал-майор С.И. Младенцев, а воевать курсантам пришлось вместе с 316-й стрелковой дивизией генерал-майора И.В. Панфилова[9, с.10]. Свой первый бой они приняли под с. Ярополец на Волоколамском направлении. Отдельный курсантский полк участвовал в боевых действиях до дня своего расформирования 6 декабря 1941 г. Основной части курсантов, оставшихся в живых, было присвоено звание «лейтенант», и они убыли по предписанию в части действующей армии, а командно-преподавательский состав училища и 158 курсантов вернулись на место постоянной дислокации в г. Москву с целью дальнейшего убытия в г. Новосибирск, куда уже передислоцировалась основная часть училища.

Наряду с боевыми по своему предназначению военными училищами в сражениях против фашистской Германии приняло участие Ленинградское военно-медицинское училище им. Н.А. Щорса.В августе – сентябре 1941 г. оно было эвакуировано из г. Ленинграда в г. Омск[18, с.47].

В жаркие дни июля – августа 1941 г. активное участие в боевых действиях в одном строю со стрелковыми, танковыми, артиллерийскими частями и соединениями Красной Армии принимали не только давно действующие, но и вновь созданные военные училища. Так, в составе Юго-Западного фронта на танкоопасных направлениях стояло насмерть с 3 августа по 20 октября 1941 г. Днепропетровское артиллерийское училище, сформированное в конце июля 1941 г. на базе Днепропетровских артиллерийских курсов усовершенствования начальствующего состава повышенного типа[19]. Рядом, в составе Южного фронта, на двух рубежах: г. Кривой Рог – г. Вознесенск и с. Полтавка – с. Пески – вело боевые действия Одесское военно-пехотное училище[20, с.458, 465].

К 30 августа 1941 г. Днепропетровское артиллерийское училище было отправлено к месту новой дислокации в г. Томск, куда прибыло 9 сентября 1941 г. Не осталось в сражениях и Одесское военно-пехотное училище, получив новое назначение в г. Чистополь Татарской АССР

Для восполнения больших потерь начальствующего состава Красной Армии в первые месяцы Великой Отечественной войны за счёт мобилизационных ресурсов тыловых частей СССР в Сибирский военный округ продолжали прибывать эвакуированные военные училища и курсы. Так, сформированное в сентябре 1941 г. в г. Таллине Эстонской ССР Таллинское военно-пехотное училище к 26 июля 1941 г. было передислоцировано в г. Славгород Алтайского края. Чуть позже, в начале августа 1941 г. прибыли в г. Красноярск Киевское военное училище связи им. М.И. Калинина и Киевское Краснознаменное артиллерийское училище им. С.М. Кирова, а в г. Рубцовск Кемеровской области – Броварские пехотные курсы усовершенствования начсостава запаса, которые в соответствии с приказом командующего СибВО были реорганизованы в Рубцовское пехотное училище.

К ноябрьским праздникам 1941 г. в г. Томск было передислоцировано Тульское оружейно-техническое училище им. Тульского пролетариата[21].Дважды сменив место дислокации, в конце ноябре 1941 г. в г. Минусинск Красноярского края прибыло Орджоникидзеградское автомобильно-мотоциклетное училище.

На этом передислокация военно-учебных заведений из западной части Советского Союза не закончилась.В связи со сложившейся обстановкой на советско-германском фронте и блокадой Ленинградав г. Томск по постановлению Государственного Комитета Обороны была переведена Ленинградская Военная электротехническая Краснознамённая академия связи им. С.М. Будённого.

Военный факультет 2-го Московского медицинского института и Ярославское интендантское училище  прибыли в г. Омск 4 ноября  и 15 декабря 1941 г. соответственно.

Исходя из возрастающих потребностей в командных кадрах для формирования новых частей и соединений, восполнения потерь действующей армии и создания резерва, в военных округах, не ведущих боевые действия, дополнительно к имеющимся и прибывающим в эвакуацию военно-учебным заведениям, стали создаваться новые военные училища по основным военно-учетным специальностям, востребованным фронтом. Так, к девяти функционировавшим к началу Великой Отечественной войны: Белоцерковскому, Кемеровскому, Новосибирскому, Омскому, Тюменскому военно-пехотным, Томскому артиллерийскому, Новосибирскому военно-политическому, Омским интендантскому и зенитно-артиллерийскому училищам, и пятнадцати прибывшим в эвакуацию, дополнительно были сформированы 2-е Омское военно-пехотное училище[22, с.83], Барнаульское военно-пехотное училище, 2-е Томское артиллерийское училище (2-е ТАУ). Ранее созданное артиллерийское училище в соответствии с приказом НКО от 16 августа 1941 г. получило наименование 1-е Томское артиллерийское училище (1-е ТАУ)[29, с.247].

Не остался Сибирский военный округ и без военно-авиационных училищ и школ. Новосибирскую и Омскую военно-авиационные школы пилотовдополнили Борисовская и Коростенская военные школы пилотов, Роганьская военная авиационная школа, Харьковская военно-авиационная школа стрелков-бомбардиров, Таганрогская военная школа пилотов[23, с.9], 2-я Ленинградская военная школа авиационных механиков, 2-е Ленинградское военно-авиационное техническое училище им. Ленинского комсомола,  Олсуфьевская военно-авиационная школа стрелков-бомбардиров[24], Бирмская военно-авиационная школа [25], Канская резервная военно-авиационная школа стрелков-бомбардиров, Балашовская военная авиационная школа.

Таким образом, принимая на свою территорию представителей различных родов войск Красной Армии, Сибирский военный округ с каждым месяцем военной поры расширял возможности по комплектованию создаваемых воинских формирований командирами всех специальностей. К 1 января 1942 г. на территории СибВО располагались: 1 академия, 12 пехотных, 10 артиллерийских, 2 интендантских, 1 связи, 1 военно-политическое, 1 военно-медицинское и 1 мотоциклетное училища и 11 авиашкол[26 – 28], выпустившие к концу 1941 г. 28 443 командиров Красной Армии [29, с.442 – 443].

В 1942 г. в городах Сибирского военного округа продолжился приём прибывавших и развёртывание новых военных училищ и курсов.Так, в первых числах января 1942 г. в г. Бийск  было эвакуировано Мичуринское военно-инженерное училище.

На станции Асино Томской железной дороги в соответствии с приказом Народного комиссара обороны СССР от 15 февраля 1942 г. было сформировано Асиновское военно-пехотное училище.Комплектование училища личным составом осуществлялось преимущественно за счёт призывников из областей, входивших в СибВО. Помимо этого, в Асиновское военное пехотное училище направлялись курсанты других военных училищ. В феврале 1942 г., например, в г. Асино прибыло почти в полном составе Серпуховское военно-лётное училище[30, с. 20 – 21].

Чуть позже, на территории Тюмени к 17 марта 1942 г. было открыто ещё одно – 2-е Тюменское военно-пехотное училище [31]. Кроме этого, в соответствии с приказом командующего СибВО к 23 мая 1942 г. было создано Ленинск-Кузнецкое военно-пулемётное училище.

За три месяца 1942 г. военно-учебные заведения СибВО выпустили 19 320 командиров, а за весь год – 53 968 [29, с. 444 – 449]. Благодаря наличию военно-учебных заведений и разных военных курсов в СибВО с июля 1941 г. по декабрь 1942 г. были сформированы и отправлены на поля сражений в состав стратегических резервов страны только стрелковых – 37 дивизий и 20 бригад.

Не предусмотренное никакими мобилизационными планами массовое размещение и развертывание новых военно-учебных заведений, особенно в сложных условиях сибирской зимы, с большими и резкими перепадами температур, без достаточного количества казарменной и учебно-материальной базы, тяжелым грузом легло на плечи командования СибВО, партийной и исполнительной власти на местах дислоцирования академий, училищ и военных курсов. Такие же проблемы были и в других военных округах. Так, на территории Среднеазиатского военного округа были развернуты к работе        10 военных академий, 17 военных училищ, 10 авиационных школ, 4 военных института и 2 военных факультета.

Кроме материально-бытовых проблем, все военно-учебные заведения СибВО, в том числе и ранее действующие, ощущали острый недостаток в командно-преподавательском составе, так как значительная часть командиров, политработников, преподавателей и даже начальников училищ направлялись в формируемые на территории округа войсковые части[29, с.277].

Создавшееся положение с постоянным составом офицерских кадров в военных училищах крайне отрицательно сказалось в первую очередь на качестве боевой подготовки и воспитании курсантов. В соответствии с этим потребовалось приложить значительные усилия для закрепления лучшей части офицеров за военными училищами, решительно приостановить текучесть постоянного состава и ликвидировать некомплект. Достичь желаемых результатов удалось только в 1943 г., когда было запрещено откомандировывать постоянный офицерский состав из военно-учебных заведений. Наряду с этим были приняты меры к пополнению военных училищ недостающим офицерским составом главным образом за счет выписывавшихся из госпиталей фронтовиков, а также путем специального отбора офицеров в частях действующей армии.

Основными источниками укомплектования военно-учебных заведений в 1943 г. являлись призывники, рядовой и младший командный состав запаса и действующей армии, соответствующий условиям набора, а также выпускники военно-артиллерийских школ, находившихся в эвакуации на территории СибВО. Несмотря на все сложности набора, особенно в 1943 г., когда людские ресурсы Сибирского военного округа были почти исчерпаны, и значительная часть молодого пополнения поступала из других военных округов, следует отметить положительное обстоятельство, связанное с прохождением призывниками, направляемыми в военно-учебные заведения, программы Всевобуча, что весьма позитивно сказывалось на быстроте их овладения воинской специальностью при сокращенных сроках подготовки.

В 1943 г., исходя из потребностей действующей армии, военно-пехотные училища СибВО по распоряжению командования Красной Армии направили в войска без присвоения звания 43 248 подготовленных бойцов и выпустили к концу года 31 272 командира разных военно-учетных специальностей [29,         с. 452 – 454].

В отличие от сухопутных, военно-авиационные школы укомплектовывались выпускниками 16 аэроклубов Осоавиахима, располагавшимися на территории округа, лётно-техническим составом после излечения в госпиталях, выпускниками специальных школ ВВС, передислоцированных на период войны в СибВО, а также младшим начсоставом авиации. На курсы подготовки и переподготовки летного офицерского состава направлялись офицеры запаса, офицеры-фронтовики, младшие командиры, отличившиеся в боях. В годы Великой Отечественной войны на территории Сибирского военного округа было подготовлено 12123 лётчика и 3733 штурмана.

К концу Великой Отечественной войны удалось не только ликвидировать крупнейшие недостатки в работе с постоянными офицерскими кадрами военно-учебных заведений, характерные для первых двух лет войны, но в ряде случаев значительно улучшить качественный состав этих кадров даже по сравнению с довоенным периодом.

За годы Великой Отечественной войны в Советском Союзе сложилась стройная, постоянно совершенствующаяся система подготовки командных кадров, обеспечившая необходимым количеством офицерского состава действующую армию. Ни одна страна в мире никогда не получала такого опыта подготовки командно-начальствующего состава, какой получили Советские Вооруженные Силы в годы Великой Отечественной войны.

Только Сибирский военный округ за 1941 – 45 гг., ведя подготовку командиров пехотных, артиллерийских, танковых, зенитных, авиационно-технических подразделений, медицинского и лётного составов и подразделений связи в 36 военных училищах, 12 лётных школах и 1 академии без учёта выпускников всевозможных курсов, подготовил 178 244 командиров Красной Армии и отправил в войска в качестве рядового и сержантского состава 90 909 специалистов по профилю военного учебного заведения[29, с.459 – 463].

В.И.Голиков

по материалам: Боевое братство славян на защите мира: сб. науч. ст. / ГрГУ им. Я. Купалы; редкол.: С.А. Пивоварчик (гл. ред.) [и др.] - Гродно: ГрГУ, 2014- 341 с.