Партизанское движение на территории Беларуси в документах РГАСПИ

С первых же дней Великой Отечественной войны советский народ развернул в тылу врага широкую партизанскую борьбу. Быстрый рост и увеличившаяся активность партизанских отрядов весной 1942 года остро поставили вопрос о реорганизации руководства партизанским движением. Вопросами партизанского движения занимались Центральные Комитеты республиканских парторганизаций и обкомы ВКП(б), органы НКВД, разведотделы фронтов и армий, отделы и отделения при политуправлениях фронтов и политотделах армий. Сложившиеся ведомственные системы организации и руководства партизанским движением к весне 1942 года уже не были способны обеспечить эффективное взаимодействие. В каждом ведомстве понимали ненормальность ситуации, когда вопросами партизанской борьбы занимается несколько параллельных и независимых друг от друга структур. Ненормальность такого положения понимали и в Кремле, куда записки о необходимости изменения системы руководства партизанским движением поступали регулярно. Порой на местах одним и тем же отрядам давались многие, иногда противоречивые указания. Слабо изучался, обобщался и распространялся опыт партизанской борьбы. Кроме того, сложившаяся к лету 1942 г. дислокация партизанских формирований настоятельно требовала их перегруппировки в соответствии с задачами, вставшими перед Красной Армией [1, с. 346].  

Решение этих важных вопросов было под силу только влиятельному  центральному органу, облеченному большими полномочиями и посвященному в планы Верховного Главнокомандования. Такой орган и был создан 30 мая 1942 года, решением Государственного комитета обороны (ГКО) при Ставке Верховного Главнокомандования начал свою работу Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Начальником ЦШПД был утвержден первый секретарь ЦК КП(б)Б П. К. Пономаренко [2, с. 189].  
Первоначально свои задачи ЦШПД должен был осуществлять через штабы партизанского движения при военных советах фронтов. Однако уже первые месяцы работы ЦШПД и фронтовых штабов показали серьезные недостатки такой структуры. Полосы и направления действий фронтов часто менялись и не совпадали с довоенными границами республик и областей. Это создавало трудности во взаимодействии армейского командования с руководителями местных подпольных партийных и советских органов на оккупированной территории. Учитывая эти обстоятельства и опираясь на опыт руководства борьбой со стороны республиканских и областных партийных организаций, был взят курс на реорганизацию штабов партизанского движения по административно-территориальному принципу [3, с. 5]. В соответствии с этим были созданы следующие штабы партизанского движения: Украинский 28 июня 1942 г., Южный (Краснодарский) 3 августа 1942 г.; Белорусский 9 сентября 1942 г.; Эстонский 3 ноября 1942 г.; Литовский 26 ноября 1942 г.; Латвийский 8 января 1943 г.; Крымский в июле 1943 г.; Воронежский в октябре 1942 г. [4, с. 75].  
Свою деятельность Центральный ШПД осуществлял до 14 января 1944 года с перерывом с 7 марта по 17 апреля 1943 г., который объясняется тем, что постановлением ГКО от 7 марта 1943 г Центральный штаб был расформирован как «выполнивший серьезную работу по развитию и руководству партизанским движением на территории оккупированных областей и в связи с изменениями условий обстановки» [5, л. 4]. Но месяц с небольшим, проведенные без штаба, показали его значение в руководстве партизанским движением, и уже 17 апреля 1943 г. постановлением ГКО Центральный штаб был восстановлен [6, л. 32]. К началу 1944 г. большинство территорий, на которых действовали партизаны, уже были освобождены от немецко-фашистских захватчиков. Партизанские формирования, продолжавшие борьбу на оккупированной территории Беларуси и Украины, имели свои республиканские штабы. Поэтому 13 января 1944 г. ГКО принял постановление о расформировании ЦШПД. Специальным пунктом этого Постановления все документы ЦШПД были переданы на хранение в архив ЦК ВКП(б) [7, л. 154-155] и по акту от 15 февраля 1946 г. приняты в Центральный партийный архив. После распада СССР и запрещении деятельности КПСС Центральный партийный архив института истории партии был реорганизован в Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).  
Все документы ЦШПД общим объемом в 19 122 единицы хранения выделены в отдельный фонд № 69 и распределены по девяти описям [8]. В них содержится огромный массив документов несущий бесценную информацию о зарождении и развертывании партизанской борьбы на территории Беларуси. В описи 1 собрано 1453 единицы хранения содержащие документы командования и оперативного отдела ЦШПД. По характеру и содержанию они представляют собой постановления ГКО СССР, директивы НКО СССР, ЦШПД по формированию, реорганизации и расформированию органов партизанского движения; оперативные разведывательные, агентурные сводки и справки ЦШПД по фронтам и областям; оперативные планы штабов (операции по уничтожению в тылу противника железных дорог – «Лампа», «Рельсовая война», «Концерт», «Зимний концерт»; железнодорожных мостов – «Дуб»; водоснабжения – «Пустыня»; боевому использованию новых средств борьбы – «Техника» и др.). Сюда же входят документы по развертыванию партизанского движения за период предшествующий созданию ЦШПД.  
В описях 2 – 4 (общим объемом 15517 ед. хр.) содержатся личные дела сотрудников ЦШПД, других штабов в том числе БШПД, командного состава партизанских отрядов, курсантов центральных спецшкол при ЦШПД с биографическими сведениями о них. В описи 5 (387 ед. хр.) собраны материалы по подготовке партизанских кадров в центральных спецшколах и пункте сбора резерва. В описях 6 – 9 (1765 ед. хр.) собраны документы финансового, шифровального и других отделов ЦШПД.  
Как отмечают работники архива документы описи 1 исследованы учеными довольно основательно. С их использованием было написано немало научных работ. Слабо изучены исследователями документы отдела кадров и финансового отдела. Вне научного оборота остались документы шифровального отдела и спецшкол, так как доступ к ним был либо закрыт, либо сильно ограничен. Так, например, в феврале 1948 года на справке «О содержании документальных материалов ЦШПД», подготовленной заведующим партархивом в адрес ЦК, была сделана запись: «Есть указание Управления пропаганды т. Шепилова через т. Кружкова о том, что пользование материалами ЦШПД ограничить и по особым разрешениям допускать только военных исследователей с ходатайством Политуправления Советской Армии». Фактически такое положение сохранялось более 40 лет [9, с. 202].  
Подводя итог, можно сказать, что в РГАСПИ находится богатейшая и открытая для пользователей источниковая база по партизанскому движению на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны.