Отечественная социология

Отечественная социология

Обращаясь  к  истории  отечественной  социологии  образования,  следует  отметить, что многочисленные публикации  (преимущественно теоретического характера) по социальным проблемам образования появляются во второй половине XIX века. Прежде всего, это было связано с тем, что в начале 1860-х годов в России началось широкомасштабное обсуждение  очередной  учебной  реформы.  

 

Российские  социологи  Я. У. Астафьев  и В. Н. Шубкин  в  книге  «Социология  в  России»  по  этому  поводу  пишут:  «Что  касается высшей  школы,  то  здесь  обсуждались  вопросы  автономии  профессорской  корпорации, положения  студентов  в  учебных  заведениях,  надзора  за  учащимися. В отношении средней школы  дискуссии  велись  главным  образом  вокруг  проблемы,  придать  ли  среднему образованию классический или “реальный” характер. Дискуссии на данные темы стимулировали развитие исследований в области теории и истории образования в России. Однако значение этих исследований не стоит преувеличивать. Дореволюционная литература по  нашему  предмету  слагается  в  основном  из  публицистических  статей  и  немногочисленных юбилейных изданий, написанных профессорами, преподавателями, чиновниками на  основе  официальных  источников  и  представляющих  собой  достаточно  объективистские хроники деятельности как Министерства народного просвещения в целом, так и отдельных учебных заведений» [1, c. 265].   

 

Становление и ускоренное развитие отечественной социологии образования начинаются  лишь  в  1960-е  годы. В первой  половине 1960-х  годов  количество публикаций  в этой области знания было крайне малым. Однако после 1965 года число статей увеличивается в несколько раз,  затем продолжает возрастать, достигает максимума в 1975-1979 гг. и стабилизируется на уровне примерно 150 публикаций в год [6, c. 4].  

 

Возрождение  отечественной  социологии  образования  началось  с  осуществления эмпирических исследований проблем профессионального самоопределения и ценностных  

 

ориентаций  советской  молодежи,  социальной  мобильности,  престижа  профессий,  влияния  образования  на  другие  социальные  институты.  К  числу  известных  исследователей  

 

социологических  проблем  образования  советского  периода  следует  отнести В. В. Водзинскую,  Р. Г. Гурову,  А. Г. Здравомыслова,  С. Н. Иконникову,  Л. Н. Когана, В. Т. Лисовского,  Л. Н. Лесохину,  А. А. Овсянникова,  М. Н. Руткевича,  М. Х. Титму, Ф. Р. Филлипова, Г. А. Чередниченко, О. И. Шкаратана, В. Н. Шубкина, В. А. Ядова и др.   

 

Современная  отечественная  социология  образования  расширяет  свои  границы  на базе междисциплинарного  сотрудничества  и  проведения международных  кросскультурных исследований жизни и деятельности субъектов в сфере образования, а также активного изучения проблем социальной стратификации и социокультурных процессов, харак-теризующих постсоветское общество. Вместе с тем приходится констатировать, что в настоящее  время состояние отечественной социологии образования  требует  разработки целостных  и  завершенных форм  представления  этой отрасли,  в  том  числе определения  ее предмета и категориального аппарата, а также преодоления разрыва с опытом зарубеж-ной социологии образования.  

 

Комплексность и многоаспектность образования обусловливают дискуссии по поводу объекта и предмета изучающей его социологической отрасли. Приходится констатировать,  что  на  сегодняшний  день  не  все  вопросы,  связанные  с  местом  этой  отрасли  в структуре социологии, ее предметной и проблемной областью, решены полностью и однозначно. Обратимся к анализу имеющихся позиций относительно определения объекта и предмета социологии образования.  

 

Среди самих социологов определение объекта социологии образования на первый взгляд не вызывает серьезных разногласий, поскольку  этот объект очевиден — образование, точнее, система образования. Однако возникает вопрос: что представляет собой система образования? При ответе на этот вопрос как раз и обнаруживаются разночтения в понятиях и различные подходы. Так, на протяжении многих десятилетий  в литературе су-ществовала  традиция  понимания  системы  образования  как  совокупности  образовательных  учреждений. Преодоление  такого отождествления несомненно выступает ключевым моментом развития теории и практики образования.  

 

Иной подход к пониманию объекта рассматриваемой отрасли представлен в работе В. Я. Нечаева «Социология образования». Он пишет: «Объект социологии образования достаточно очевиден. Он  вполне фиксируем  эмпирически —  это  сфера образования,  т. Е.  та социальная  среда,  где  развертывается  функционирование  процессов  образования,  действуют  определенные  субъекты  в  форме  разнообразных  учебных  занятий  (обучая,  учась, поддерживая процесс учения) в ситуациях, складывающихся в ходе таких занятий, с определенной  системой  взаимоотношений  людей,  с  их  институциональной  и  неинституционалъной организацией» [5, c. 12].  

 

Анализируя данную точку зрения, следует отметить, что в ней образование ограничено учебными ситуациями и взаимодействиям людей в них. При таком подходе неправомерно исключаются неформальные и внеаудиторные взаимодействия и все вспомогательные структуры образования.  

 

По  мнению  другого  автора  одноименного  учебного  пособия  Г. Е. Зборовского, объектом  социологии  образования  является  «система  образования  и  информация о ней» [3,c. 15].  Российский  исследователь  предлагает  рассматривать  образование  как  систему, выступающую в виде совокупности и взаимосвязи различных образовательных подсистем: допрофессионалъного,  профессионального  и  внепрофессионального  образования;  дошкольного, школьного и внешкольного образования; начального, среднего, высшего, послевузовского  образования  и  т. Д. При  этом  Г. Е. Зборовский  отмечает,  что  образование выступает одной из важнейших сфер и одним из наиболее значимых средств самореализа-цииличности.