Особенности организации медицинского обеспечения войск во время проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе (1999 г.)

Среди факторов, оказывающих наибольшее влияние на систему лечебно-эвакуационного обеспечения объединенной группировки Российских войск, в первую очередь следует назвать[1]:

-   позиционный характер боевых действий без широкомасштабных наступательных операций;

- горная местность, отсутствие дорог и, как следствие, возможность эвакуации в отдельные медицинские батальоны (омедб) и медицинские отряды специального назначения (медо СпН) только вертолетом;

- отсутствие четко обозначенных боевых позиций, что снижало защищенность военных лечебных учреждений, ведение маневренных форм и способов вооруженной борьбы на изолированных направлениях;

- низкая укомплектованность подразделений войскового звена младшим и средним медицинским составом;

- применение современного вооружения и активная снайперская борьба.

В результате влияния этих факторов система лечебно-эвакуационного обеспечения (ЛЭО) войск в рассматриваемом вооруженном конфликте имела следующие принципиальные особенности [2]:

- максимальное приближение передовых этапов эвакуации к боевым порядкам войск;

- практически полное исключение из системы ЛЭО доврачебной помощи и минимизация объема первой помощи;

- широкое использование эвакуации вертолетами;

- сокращение сроков оказания всех видов медицинской помощи.

С учетом приведенного выше, система ЛЭО войск в период операции на тер­ритории Республики Дагестан преимущественно организовывалась по схеме «поле боя – военный госпиталь или больница» за счет широкого использования авиации. С поля боя различными видами транспорта раненые доставлялись в медо СпН, в последующем – вертолетами в 71-й военный госпиталь (Буйнакск) либо в лечебные учреждения г. Махачкалы – больницу МВД Республики Дагестан и Республиканский медицинский центр, в которых проводилась подготовка к дальнейшей эвакуации авиационным транспортом в Главный клинический госпиталь МВД, Главный военный клинический госпиталь ВВ МВД России, а также в военные госпитали Минобороны, составлявшие 3-й эшелон[1].

Первая помощь оказана 85% раненых, из них 68,3% - медицинским составом, остальным – в порядке само- и взаимопомощи. Она заключалась в наложении повязки на рану, простейшей иммобилизации и введении раствора промедола. Высокий удельный вес мероприятий само- и взаимопомощи, минимизация объема первой помощи объясняются недостаточным количеством подготовленных штатных санитарных инструкторов подразделений войскового звена (некомплект достигал 70%), а их должности замещали военнослужащие без специальной подготовки [2].

Доврачебная помощь оказывалась довольно редко - в 7,5% случаев ранений. Это объясняется значительным некомплектом фельдшеров. В рассматриваемых условиях для оказания первой врачебной помощи с использованием медицинских сил и средств батальонов и штатного медицин­ского пункта полка формировались объединенные медицинские пункты, которые дополнительно усиливались одним-двумя хирургами из омедб. Медицинские пункты располагались практически в боевых порядках (200-400 м от переднего края) с обязательным первоочередным оборудованием вертолетной площадки [2].

Квалифицированная хирургическая помощь оказывалась в медо СпН Северо-Кавказского военного округа, военных госпиталях и лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) здравоохранения региона [2].

Характерными особенностями работы этапов медицинской эвакуации по оказанию квалифицированной хирургической помощи явились короткие сроки временной госпитализации (в среднем 1,2+0,1 сут) и быстрая эвакуация раненых в первые сутки (82,6%), преимущественно авиационным транспортом, в ЛПУ, оказывающие специализированную хирургическую помощь.

Вместе с тем повышение хирургической активности на этапах квалифицированной медицинской помощи в 1,5-2 раза увеличивало потребность в хирургических вмешательствах по вторичным показаниям в во­енных госпиталях вследствие развившихся после ранения осложнений, а показатель летальности достигал 6,6% по сравнению с 3,2-4,2% у раненых, поступивших в госпитали первого эшелона, минуя этот этап.

Специализированная хирургическая помощь, как и в период контртеррористической операции в Чеченской Республике (1994-1996), в Республике Дагестан оказывалась в военных ЛПУ, которые по срокам оказания помощи делились на 3 эшелона [2]:первый (1458 ВГ, Моздок; 236 ВГ, Владикавказ; 71 ВГ, Буйнакск);второй (1602 ОВКГ СКВО);третий (главный и центральные госпитали МО РФ, главные госпитали МВД и ВВ МВД РФ, клиники ВМедА им. С.М.Кирова).

В ЛПУ первого эшелона завершили лечение 10,2% раненых, умерло – 1,6%, остальные были эвакуированы в лечебные учреждения второго и третьего эшелонов специализированной хирургической помощи (88,2%). Средний срок пребывания раненых на данном этапе составил 2,2+0,1 сут [1].

В госпитали второго эшелона 83% раненых поступали после оказания им неотложной специализированной хирургической помощи, из них только 16% получили квалифицированную хирургическую помощь. В течение первых трех суток после ранения поступило 75,6% человек. Удельный вес неотложных оперативных вмешательств был низким и составил 0,8%, срочных – 2,8%. Отсроченные операции выполнены 19,2% раненых. Наибольший удельный вес составили плановые оперативные вмешательства - 77,2%.Завершили лечение на этом этапе 95,3% раненых, эвакуированы в лечебные учреждения третьего эшелона – 1,9%. Летальность составила 2,8%.

В ЛПУ третьего эшелона направлялись, как правило, наиболее тяжелые раненые, нуждающиеся в узкопрофильных видах специализированной хирургической помощи. Им проводилось лечение с использованием современных медицинских технологий. Абсолютное большинство раненых поступало из лечебных учреждений первого эшелона (98%), часть раненых была переведена из госпиталей второго эшелона (2%). Поступило не по назначению 30% раненых, т. е. они могли завершить лечение на предыдущих этапах медицинской эвакуации. В оперативном по­собии нуждалось 75,8% поступивших. Неотложные операции выполнялись у 1,5% раненых, срочные – 4,6%, отсроченные -8,7%, плановые – 85,2% раненых. Основные виды плановых операций: реконструктивно-восстановительные и пластические. Завершили лечение на данном этапе 90,8 % раненых. Летальность – 9,2 % [1].

В результате проведенного лечения было возвращено в строй 78,3% раненых, уволено из Вооруженных сил – 20,3%, умерло – 1,4% [1].

Опыт организации хирургической помощи раненым в вооруженном конфликте в Республике Дагестан показал, что эффективной система ЛЭО войск может стать при соблюдении следующих условий:

- организация полноценного лечебно-эвакуационного обеспечения раненых на всех этапах медицинской эвакуации;

- развертывание медо СпН на основных эвакуационных направлениях;

- обеспечение бесперебойной эвакуации раненых из зоны вооруженного конфликта в госпитали первого эшелона вертолетами;

- организация специализированного лечения и реабилитации раненых в стационарно расположенных военных госпиталях вне зоны вооруженного конфликта со своевременной эвакуацией раненых из госпиталей первого эшелона в госпитали округа или центра самолетами.

И.А. Полуян

 

Боевое братство славян на защите мира: сб. науч. ст. / ГрГУ им. Я. Купалы; редкол.: С.А. Пивоварчик (гл. ред.) [и др.] - Гродно: ГрГУ, 2014- 341 с.