Опыт применения противотанкового ракетного комплекса Штурм-С: история и современность.

Исходя из опыта Великой отечественной войны и локальных войн в 50-60-х годах ХХ века, перед правительством СССР вопрос борьбы с танками и другими бронеобъектами становился одним из приоритетных при планировании сухопутных операций. В связи с тем, что Советский Союз проводил политику мирового господства в военной сфере и в этом плане стремился к лидерству в области создания и развития новых образцов вооружения, основным направлением развития противотанкового вооружения было принято – создание противотанковых ракетных комплексов (далее – ПТРК).  

Первым советским ПТРК был "Шмель", принятый на вооружение в августе 1960 года и сразу же запущенный в серийное производство. Однако довольно большая масса и приличные габариты противотанковой управляемой ракеты (далее – ПТУР) с самого начала заставили конструкторов сосредоточить усилия на самоходном варианте. Расчет пусковых установок состоял из двух человек, темп стрельбы — два выстрела в минуту, система управления — ручная, по проводам.  
Параллельно со "Шмелем" в был разработан радиокомандный комплекс "Фаланга". В 1960 году этот комплекс на базе БРДМ также приняли на вооружение.  
Первые отечественные ПТРК прошли проверку боем на Ближнем Востоке, так же как и самый массовый и популярный советский противотанковый комплекс 60-70-х годов "Малютка", который выпускался в носимом варианте. Он устанавливался на боевых машинах, созданных на базе БРДМ и БРДМ-2, а также на БМП-1. В ходе арабо-израильской войны 1973 года ракеты комплекса "Малютка" поразили свыше 800 израильских танков.  
Тем не менее, из-за ручного управления противотанковые ракеты первого поколения были достаточно эффективны лишь на дальности около 1000 м и имели невысокую скорость полета. На повестку дня встал вопрос о создании новых ПТРК с полуавтоматической системой наведения, способных поражать все современные бронецели на дальности не менее 4000 метров и имеющие сверхзвуковую скорость полета — не менее 450 м/с.  
Тогда же, требование к сверхзвуковой скорости полета ПТУР, выдвигалось и натовскими генералами — оно, в частности, осталось в названии широко известного французского комплекса «HOT» — Haut supersonique a guidage Optique et a Tubes (сверхзвуковая, управление оптическое, выстреливается из трубы). Однако за рубежом реализовать это требование удалось только в американском вертолетном комплексе AGM-114 Hellfire (Heliborn, Laser, Fire and Forget — вертолетный, с лазерной СН, «выстрелил и забыл»), принятом на вооружение значительно позднее — в 1984 году, и занимающем как бы промежуточное положение между обычными противотанковыми управляемыми ракетами и ракетами «воздух-земля». Требование по обеспечению сверхзвуковой скорости для ПТУР большой дальности было обосновано тактическими соображениями. Продолжительность полета дозвуковой ПТУР на дальность 4 км составляла около 20 секунд, а 5 км около 30 секунд. За это время при своевременном обнаружении пуска ракеты танкисты противника могли прикрыться дымовой завесой либо, обстреляв позицию ПТРК, физически или морально вывести из строя операторов, благо скорость артиллерийского снаряда многократно превышала соответствующий показатель противотанковой ракеты. При благоприятном стечении обстоятельств танк мог укрыться в складках местности или за какими-нибудь постройками. К работе по новым ПТРК, в качестве головных разработчиков, приступили Тульское Конструкторское бюро приборостроения и Коломенское бюро машиностроения. Конструкторы Тульского КБП, незадолго до этого приступившие к созданию батальонного комплекса «Фагот», решили создавать максимально унифицированный с ним, ПТРК «Конкурс» (т.н. «семейство» ПТРК). Однако понятие «семейства» применительно к образцам вооружения и военной техники не всегда несет в себе однозначно положительный смысл. Унификация по системам и агрегатам и даже просто по принципиальным техническим решениям позволяет сократить сроки и стоимость разработки нового образца, упростить производство и эксплуатацию, но зачастую препятствует достижению наивысших показателей технического уровня. Сжатые сроки создания «Конкурса», высокая технологическая, эксплуатационная и боевая унификация комплексов «Фагот» и «Конкурс» были достигнуты КБП за счет отказа от реализации требовавшейся от ракеты сверхзвуковой скорости полета. Сложнейшая задача создания сверхзвуковой противотанковой ракеты была успешно решена коллективом конструкторов Коломенского КБМ, во главе с С. П. Непобедимым.  
Впервые в мире в комплексе «Штурм» были достигнуты сверхзвуковая скорость полета противотанковой управляемой ракеты и дальность стрельбы 5000 метров. Время полета «Штурма» на дальность 4000 метров — 10,7 с, что вдвое быстрее, чем у ракет комплекса «Конкурс». Система комплекса «Штурм» строилась на двух основополагающих принципах: единая ракета для всех видов комплексов и единые основы построения систем управления с максимальной степенью унификации аппаратуры. Поэтому комплекс «Штурм» изначально разрабатывался в двух вариантах: самоходный «Штурм-С» и вертолетный «Штурм-В» для армейской авиации.  
Испытания были завершены в 1978 году, в 1979 г. самоходный ПТРК 9П149 Штурм-С с ракетой 9М114 был принят на вооружение частей армейского и фронтового звена. Серийное производство было налажено Вольским механическим заводом (ГУП ВМЗ), который являлся и одним из крупнейших производителей и поставщиков противотанковых ракетных комплексов СССР.  
Комплекс «Штурм-С» стал первым ПТРК, изготовленным на ГУП ВМЗ серийно. Самоходный противотанковый ракетный комплекс «Штурм-С», созданный на базе легкого бронированного тягача МТЛБ, оснащен полуавтоматической системой управления ракетой с передачей команд по радиолинии и этим выгодно отличается от аналогичных систем иностранного производства, у которых ракета наводится на цель по проводам.  
ПТРК «Штурм-С» имеет автоматическое перезаряжание, обладает высокой помехозащищенностью при воздействии активных оптических и радиопомех. Он отличается такими боевыми и эксплуатационными качествами, как высокая эффективность поражения целей, мобильность, надежность в эксплуатации и относительная дешевизна.  
В комплексе «Штурм-С» применяются многоцелевые управляемые ракеты 9М114 и 9М120 с многоблочной кумулятивной боевой частью. Это дает возможность уничтожать боевую силу противника, разрушать долговременные огневые точки и другие инженерные сооружения.  
ПТРК «Штурм-С» демонстрировались на международных выставках в Омане, Абу-Даби, Китае, Греции, Индии, Турции.  
 

После резкого сокращения заказов на выпуск комплексов «Штурм-С» завод в последние годы освоил их капитальный ремонт.  

 

Комплекс «Штурм» неплохо зарекомендовал себя в Афганистане. На максимальной дальности обеспечивал попадание в цель размером метр на метр (в амбразуру, пещеру и т.д). Вероятность поражения точечных целей в боевых условиях — 0,9. На западе ракета получила обозначение AТ-6 «Spiral».  

На удивление непрофессионалов, комплексы «Штурм-С» успешно применялись при проведении контртеррористической операции в Чечне. Не смотря на то, что их задача — уничтожение танков и других бронемашин, а у боевиков ничего практически не было, в Чечне противотанковые ракетные комплексы, прежде всего «Штурм-С», зарекомендовали себя как чрезвычайно эффективное высокоточное оружие. По оценкам российских военных специалистов они продемонстрировали высокую точность стрельбы, малое подлетное время ракеты к цели, могущество боевой части, особенно фугасной. Зачастую ПТРК вели огонь с расстояния от 5 километров и более. При этом, как правило, цели поражали первой ракетой. Немаловажно и то, что ни у боевых машин, ни у ракет не было ни одного отказа.  
 

«Во время штурма Комсомольского возникла ситуация», — вспоминает полковник Владимир Пономарев, воевавший в Чечне командиром артиллерийского полка. «Боевики заняли долговременную оборонительную точку в подвальном помещении. Причем сверху лежали несколько бетонных плит. Огнем ствольной артиллерии или авиации уничтожить такое укрепление очень тяжело. На решение этой огневой задачи ушло бы очень много времени и боеприпасов. Поэтому за дело принялись противотанкисты. ПТРК «Штурм-С» вышел на огневую позицию и с расстояния больше двух километров от переднего края противника первой же ракетой поразил цель».  

Не менее интересны и факты применения ПТУР “Штурм” в Ираке. По безоговорочно подтверждённым данным, имело место как минимум, два случая применения иракцами комплексов “Штурм-С” – на начальной стадии боевых действий, в бою при Эн-Наджафе, а так же, в самом конце войны, против танковой колонны из шести М1А2, продвигавшейся по багдадской набережной. В первом случае, ПТРК “Штурм-С” атаковал из засады колонну американской бронетехники. Поскольку, наземные комплексы были оснащены исключительно ракетами 9М114 базовой модификации 1976 года, с несколько меньшей скоростью, бронепробиваюмостью в 700, а не 750 мм, а так же – не имели инфракрасной головки самонаведения и автопилота, огонь вёлся одиночными или спаренными пусками с расстановкой в 8 секунд. ПТРК успел выпустить всего
9 ракет, одна промахнулась, другая не пробила лобовой бронелист М1А2. Одной ракетой был уничтожен ПТРК с ракетами “Хеллфайр” на шасси БТР М-113. Остальные 6 ракет попали в борт “Абрамсам” – все 6 танков были уничтожены. К сожалению, иракский ПТРК был уничтожен КАБ американского истребителя-бомбардировщика. Но, тем не менее, уничтожение ПТРК американцев обезопасило иракские танки от дальнего огня, 6 танков были уничтожены, а боевой порядок нарушен, что дало возможность иракской группе из 5-ти Т-72 и 3 Т-62 атаковать американскую колонну, открыв огонь с 2100м, иракцы попадали в борт американским танкам БПС достаточно мощных 125 и 115 мм пушек, уничтожив ещё 14 танков и 5 БМП, при потере двух машин – Т-72 и Т-62. Правда, ещё 3 из оставшихся шести иракских танков было уничтожено американской авиацией. Фактически, именно благодаря ПТРК “Штурм-С”, первое крупное танковое наступление оккупационных сил на иракский портовый город было сорвано.  
 

Во втором случае, мобильный ПТРК, действуя в полупогруженном состоянии, под прикрытием камышовых зарослей, выпустил 8 ракет из 12 в боекомплекте, уничтожив все 6 М1А2 – на две машины приходилось использовать ПТУР повторно, так как они не были выведены из строя первым попаданием. Иракская машина была уничтожена экипажем, чтобы ПТРК не стал трофеем противника.  

 

Таким образом, на счету ПТУР “Штурм”, в составе комплексов “Штурм-В” и “Штурм-С” во время оккупации Ирака 2003 года 43 уничтоженных основных танка сил коалиции последних разработок, а так же – более 70 САУ, БМП, БТР, ЗРК и ПТРК оккупационных сил. Эта статистика позволяет говорить о том, что ПТУР “Штурм” была в иракской кампании 2003-го года “опасностью №2” после новейшего ПТРК “Корнет”, для американской и английской тяжёлой бронетехники. Если принять во внимание абсолютно различную тактику использования ПТРК “Штурм” и “Корнет” – первая применялась всего с 12-ти воздушных и двух наземных носителей, притом – эпизодически, тогда как “Корнеты” применялись пехотинцами из засад (из укрытий или с джипов), можно сказать, что по относительной эффективности, ПТУР “Штурм” не имел себе равных.
ПТРК «Штурм-С» успешно воплощает в себе требования военно-технической политики к разработке и созданию образцов вооружения. При его создании использовались новые, передовые технологии и прогрессивные материалы, что позволило ему долго морально не устаревать, при наименьших затратах средств на его разработку, производство и эксплуатацию обладать наиболее высокими тактико-техническими возможностями, в первую очередь мощными поражающими свойствами, помехозащищенностью, удобством управления и обслуживания. Не менее важными качествами являются хорошая ремонтоспособность, большие гарантийные сроки эксплуатации, устойчивость работы в экстремальных условиях. При создании данного ПТРК и выработке тактико-технических требований к нему за главный критерий были взяты не стоимость и боевые качества в отдельности, а их соотношение между собой. По оценкам всех мировых специалистов ПТРК «Штурм-С» отвечает удачному соотношению "стоимость — эффективность". Данный образец вооружения доказывает свою эффективность нахождения на вооружении в Вооружённых Силах Республики Беларусь и наглядно показывает направления развития «конструкторской мысли» в вопросах проектирования и создания новых образцов противотанкового вооружения.

Tags: