Определение маргинального статуса личности в полиэтническом регионе

Лысенко Екатерина Григорьевна Чувашская государственная сельскохозяйственная академия

г. Чебоксары

Аннотация: статья посвящена изучению критериев окраинного положения индивида, находящегося на границе различных конфессиональных и национальных групп. Противопоставляются понятия «свой» – «чужой» в границах традиционного общества.

Ekaterina Grigoryevna Lysenko

Chuvash State Agricultural Academy

Cheboksary

THE DEFINITION OF INDIVIDUAL MARGINAL STATUS IN A POLYETHNIC REGION

Abstract: the article is devoted to the study of the criteria determining the marginal position of an individual located on the border of various confessional and national groups. The concepts of “native” vs “alien” are contrasted in the context of traditional society.

Термин «маргинальность» используется при определении окраинного положения различных социальных групп. Однако одна из групп бо- лее всего соответствует определению и толкованию промежуточного по- ложения человека, данного создателем термина, Р.Э. Парком. «Без сомне- ния, периоды перехода и кризиса в жизни большинства из нас сравнимы с теми, которые переживает иммигрант, когда он покидает родину, чтобы искать фортуну в чужой стране. Но в случае маргинального человека пе- риод кризиса относительно непрерывный. В результате он имеет тенден- цию превращаться в тип личности» [1, с. 882]. Кто более чужеземцев и стран- ников, истинных чужаков, «других», соответствует данному понятию?

В современном полиэтническом обществе проблема определения образа «чужого» является актуальной. Взаимоотношение народов, куль- тур и религий в прошлом является причиной проблем их сосуществования в настоящее время. Стремление и умение войти в «чужую» духовную жизнь имеет огромное значение для развития и самоидентификации соб- ственной культуры. Симбиоз различных цивилизаций обязательно по- рождает осмысление неожиданного возникновения «чужих», связывание их с личной историей, поиск для них необходимой ниши. В соответствии с позицией Д. Харитонович, отношения «свой – чужой» определяют: 

«свои», истинные, традиционные члены социума. Могут быть «свои – чу- жие», «чужие – свои» и «чужие – чужие». «Свои – чужие» – это зачастую соседи. Наиболее контрастное деление на своих и чужих проявилось в от- ношении к «чужим–своим», иноверцам [7].

Социальная среда представляет каждого человека как тип, к кото- рому он принадлежит в силу своей особенности, общество мысленно под- водит его под некую общую категорию, однако, индивид полностью её не охватывает. В процессе познания личности социум наблюдает не чистую индивидуальность, но то, как его поддерживает, возвышает либо унижает тот всеобщий тип, к которому его приписывают [3]. Если индивид не со- ответствует той позиции, что ему предлагает общественная система, он становится Другим.

В любом социуме присутствует некий механизм, контролирующий процесс мобильности социальных групп. Этот аппарат анализирует инди- видов для определения адекватного выполнения ими социальных функ- ций; распределяет членов групп для особых социальных позиций, по раз- личным общественным слоям. Эти институты в обществе могут быть представлены церковью, политическими и профессиональными организа- циями, семьей.

«Они являют собой не только каналы социальной циркуляции, но, в то же самое время, и «сито», которое тестирует и просеивает, отбирает и распределяет своих индивидов по различным социальным стратам и по- зициям» [6, с. 407]. Нарушившие дозволенные границы «зоны обществен- ного обитания» человек или группа людей определяются как «аутсай- деры» или могут занимать «маргинальное положение», если соответ- ствуют особым признакам.

Данные институты стали главными критериями оценок общих и кон- кретных свойств личности для уточнения её статуса. Для уточнения мар- гинальных групп используются различные критерии: экономические, идеологические, социальные, политические [5, с. 80]. Маргинальные объ- екты меняются в зависимости от необходимого критерия дифференциа- ции общественного пространства, следовательно «маргинальность» – осо- бое пространственное понятие, которое характеризуется социальным кон- текстом и системой отношений [2, с. 174].

Носитель этноцентричного традиционного сознания считает, что культурным статусом обладают исключительно представители «своей» традиции. Исключительно язык «своей» культуры является полноценным и подходящим для человеческого общения. При уточнении статуса Чу- жого важно и наличие ортодоксальной веры, принадлежность к ней. Во взгляде носителя традиционной культуры на «чужую» веру, присутствует

 

не истинное знание, а фольклорно-мифологические представления, со- зданные внутри собственной традиции, для которой критерий этноцен- тризма является фундаментальным. Принадлежность к конфессии-доми- нанте является для представителя этногруппы главным условием того, что он выступает неотъделимой частью «своего» народа. Вследствие этого в фольклорных представлениях о «личной» вере и «личном» народе знак конфессиональности отождествляется с признаком этничности, а осознание конфессиональной принадлежности определяется над этниче- ским сознанием [4, с. 80].

Промежуточное понятие «маргинальность» определяется положе- нием групп личностей, находящихся на границе двух и более культур, вступающих во взаимодействие друг с другом, но не смешивающихся. Маргиналы и маргинальная культура появляются при миграциях, образу- ющихся межэтнических и межнациональных браках, этнических смеше- ниях, колонизациях.

Литература

  1. Park R.E. Human migration and the marginal man // American Journal of Sociol- ogy. – Chicago, 1928. – Vol. 33. – №6. – P.881–893.
  2. Галсанамжилова О.Н. К вопросу о структурной маргинальности в россий- ском обществе // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2006. – №4.
  3. Зиммель Г. Как возможно общество // С.П. Баньковская Теоретическая со- циология [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www. ssu. samara. ru/~ philosophy/exlibris/zimmel.html
  4. Лысенко Е.Г. Проблема маргинальности в западноевропейском средневеко- вом обществе в исследованиях отечественных авторов середины XIX–XX вв. // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2010. – №1. – С. 77–81.
  5. Лысенко Е.Г. Традиционная и промежуточная роль индивида в социальной группе // Теоретические и прикладные вопросы науки и образования: Сб. науч. тр. по материалам Междунар. науч.-практ. конф. – Тамбов, 2015.
  6. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М., 1992. 
  7. Харитонович Д.С. Что есть человек // Легенды и мифы европейской истории [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: lectures. edu. ru/default.asp?ob_no= 13217