Наименование леса в русских и белорусских говорах

Диалектные слова несут в себе отражение картины ценностного восприятия мира носителями языка. Обращение к лексике объясняет желание исследователей и учёных понять особенности мировосприятия народа. Особого внимания заслуживает лексика, служащая номинациями для различных явлений природы, пока ещё не нашедшая полного отражения в трудах учёных.

В данной работе рассматриваются наименования леса в русских и белорусских говорах. Цель данного исследования: сопоставительный анализ наименований леса в русских и белорусских говорах с точки зрения дифференциальных семантических признаков (сем), положенных в основу номинации.

Материалом для исследования послужили лексемы тематической группы «лес», выбранные из «Словаря русских народных говоров» [1] и из следующих белорусских диалектных словарей: «Слоўнік беларускіх гаворак паўночна-заходняй Беларусі і яе пагранічча» под ред. Ю.Ф. Мацкевич [2], «Слоўнік гаворак цэнтральных раёнаў Беларусі» [3], «Слоўнік Гродзенскай вобласці» Т.Ф. Стешкович [4].

В русских народных говорах общеродовые наименования леса представлены следующими лексемами: болотвина, бор, буклинник, гай, олёх.

Лексема лес употребляется только в названиях видов леса: жаровой лес ‘лес, дающий много жара при горении’, жирной лес ‘здоровый, сильный, быстрорастущий’, взводистый лес ‘высокий лес’.

Характерной особенностью говоров является тот факт, что в них маркируются ценности отрицательного порядка. Так, значение отсутствия леса или его недостаток выражается в говорах лексемой безлесица. Признак ‘отсутствие’ в данном случае выражается с помощью приставки без-.

Для наименования заповедника используется лексема божелесье, образованная путем сложения основ слов божий и лес. Такое своеобразное «священное» наименование связано с тем, что в народной культуре славян дерево и лес – объекты культа и поклонения. Поэтому даже в названия заповедников и заказников вкладывался особый сакральный смысл.

Отдельно можно выделить наименования леса, включающие в себя сему ‘место произрастания’: арема ‘лес, растущий около рек’, вара ‘лес на возвышенном берегу моря’; поречник ‘лес по берегам рек’.

В белорусских говорах наименования леса представлены прежде всего лексемами, производными от слова бор: баравiна, баравуха, боровшчы´на.

Также достаточно распространенной в белорусских диалектах является лексема л, которая отличается от литературного наименования фонетически (замена [э] на [и]). В белорусских говорах существует еще одно наименование леса – зелянеўшчына. В основу данной номинации положен признак ‘зеленый цвет’, который ассоциируется с лесной растительностью.

Лексема лес используется в говорах в сочетании с прилагательным белы для номинации березового леса – белы лес.

Наименования леса, включающие в себя сему ‘место произрастания’ представлены лексемами гай ‘лес посреди поля’, аступец ‘лес посреди болота’.

Поразительное богатство диалектных слов во многом объясняется наличием различных дифференциальных семантических признаков, положенных в основу номинации. В соответствии с этими признаками можно выделить несколько групп лексем:

I. Лексемы, в основе номинации которых лежат дифференциальные признаки, связанные с общими качествами леса.

При номинации лексем данной группы учитываются следующие дифференциальные признаки:

1) Признак ‘редкий, негустой’. В русских говорах лексемы данной подгруппы мотивированы прилагательными жидкий, голый, редкий: жидняк, голок, редколесица, редник.

В белорусских говорах лексемы, мотивированные данным признаком, не выявлены.

2) Признак ‘молодой’. В русских говорах реализуется в следующих лексемах: дубна, заросник, молоде´льник ‘молодой лесок’, молодени´к ‘молодой лесок’, молодёжник, новосек ‘молодой, годный лишь на дрова лес’.

Лексемы молодельник и молоденик кроме основного значения имеют дополнительный признак ‘небольшой’. В данном случае указание на этот признак мы можем увидеть в толковании лексических значений данных слов (лесок, а не лес).

Наименование новосек содержит также сему ‘назначение’, которая актуализируется при помощи корня –сек- (от глагола сечь).

В белорусских говорах наименование молодого леса представлено лексемой параслi.

3) Признак ‘мелкий’. В русских говорах данный признак положен в основу номинации следующих лексем: ошмарник, парусник, поросняк, поросняга, поросняжек. Лексемы поросняк, поросняга, поросняжек представляют собой словообразовательные варианты. Кроме того, лексема поросняга имеет отличие и в роде (ж.р.). Литературным соответствием данных лексем, вероятно, является слово поросль.

Наименование ошмарник является производным от диалектной лексемы ошмара ‘палка, дубина’.

В белорусских говорах наименование мелкого леса представлено лексемой пацэпн.

4) Признак ‘поваленный бурей’. В русских говорах актуализируется в следующих лексемах: буреломник, ветробой, ветровал, вывал. Наименования леса, поваленного бурей, за исключением лексемы вывал, образованы путем сложения в сочетании с суффиксацией, в том числе и нулевой. Так, например, лексемы буреломник, ветровал и ветробой образованы путем сложения основ слов ‘буря’ и ‘ветер’ (‘стихия, производящая действие’) с корнями глаголов ломать, валить и бить (‘действие, производимое стихией по отношению к лесу’) при помощи суффикса –ник- (буреломник) или нулевого суффикса (ветробой, ветровал).

В белорусских говорах данный признак актуализируется в лексеме буралом, которая совпадает с наименованием в литературном языке.

5) Признак ‘густой’ (а следовательно, труднопроходимый). В русских говорах представлен следующими лексемами: ра´менье, подра´менье, арема, куколь, непродор.

В русском литературном языке слово куколь обозначает сорняк, растущий среди злаков. Отсюда возможен метафоричный перенос наименований, основанный на подобии свойств сорняка и труднопроходимого, густого леса.

Лексема непродор мотивирована прилагательным непродорный в значении ‘непроходимый’.

В белорусских говорах труднопроходимый лес получил наименования гусцяк и гушчэр.

6) Признак ‘суковатый’. В русских говорах данный признак положен в основу номинации лексемы вакора.

В белорусских говорах не выявлены наименования леса в соответствии с признаком ‘суковатый’.

7) Признак ‘высокий’. В русских говорах в соответствии с данным признаком выявлены лексемы грива ‘высокий лес, растущий полосой’ и дольё ‘высокоствольный лес’. Наименование грива, вероятно, основано на внешнем сходстве леса с гривой животного. Лексема дольё является производной от диалектного существительного доль в значение ‘длина’.

В белорусских говорах признак ‘высокий’ актуализируется в лексеме вы´сканнiца.

8) Признак ‘употребление, назначение’. В русских говорах положен в основу номинации лексем кольник ‘мелкий лес, пригодный только для заготовки кольев’, палочник ‘молодой лесок, который рубят на палки, жерди’, мостовинник ‘лес, употребляемый на настил моста’. Внутренняя форма данных слов очевидна. Признак ‘употребление, назначение’ лежит и в основе номинации лексемы должинник ‘лес из которого можно получить длинные дрова’. Данное наименование мотивировано диалектной лексемой должина´ ‘длина’.

В белорусских говорах выявлена одна лексема, в основе номинации которой лежит данный признак – тапарняк ‘тонкостволый лес, который высекается топором’.

9) Признак ‘небольшой’: займушка, боровинка, ле´сичек. На данный признак указывает суффикс -к-.

В белорусских говорах не выявлены лексемы, в основе номинации которых лежит признак ‘высокий’.

Отличительным признаком наименований леса в белорусских говорах является признак ‘наличие ягод’: Признак ‘наличие ягод’: кiселiўская ‘лес, где растет много клюквы’, паземкi ‘лес, где растет земляника’. В основе наименования кiселiўская, вероятно, лежит признак ‘кислый вкус’. Однако можно предположить, что такое название связано со словом кисель – блюдо, которое готовят из клюквы.

Наименование паземкi совпадает с одним из названий земляники в белорусском языке.

II. Лексемы, в основе номинации которых лежит дифференциальный признак ‘состав леса’.

Для лексем данной подгруппы характерно наличие синонимических рядов, фонетических и словообразовательных вариантов. Практически все лексемы являются аффиксальными производными от слов, номинирующих соответствующие породы деревьев в говорах и в литературном языке. В пределах данной группы выделяются следующие наименования леса:

1) Лиственный: листвак, лиственник, листвянник, листьяк. Наименования леса лиственник и листвянник употребляются также в значении ‘лиственничный лес’. В белорусских говорах наименований лиственного леса не выявлено.

2) Смешанный: разноброд, разнолесица, рамень.

В белорусских говорах смешанный лес получил наименование мяшняк.

3) Ольховый лес: евшинник, елох, елхарь, елшаник, лешняк, лешинник, олёжничек, олёх, ольшак, ольшеняг. Такое разнообразие наименований ольхового леса связано с наличием в говорах различных наименований ольхи: евшина, елха´, оле´х, лешинина и др.

Фонетические варианты елошник и ёлошник употребляются и в значении ‘еловый лес’.

В белорусских говорах ольховый лес представлен лексемами альшэўн, алешн, але´шына, альшэўнiчак, альшына´, галешн.

4) Березовый лес: бельник, березник, берёзовик, березýга, берéзье и березьё, берéзыща, мутовник, весёльник ‘лес из молодых березок’. В белорусских говорах березовый лес получил наименования беразак, беразняк, белы лес.

5) Еловый: елошник и ёлошник, еловник, елшник, ельница, ельнюк, ельняжник. В белорусских говорах - яльняк, яляга, елажнiк, е´лiна / елина´.

6) Сосновый лес: борня, боровина, бортина, кондовник, мяндовник, краснолесье.

Наименование кондовник произошло от слова конда ‘сосна’, которое послужило основой большого гнезда слов, связанных с процессами заготовки и обработки леса: кондовать ‘обрубать сучья и ветви’, кондованный ‘об обработанных (без сучьев) бревнах’.

В основе наименования краснолесье лежит признак ‘цвет’: верхняя часть ствола сосны имеет желтовато-красную кору.

В белорусских говорах сосновый лес называют саснiк, сасоннiк, сасон.

7) Дубовый: дубник, дубня, дубовник, дубожок.

В белорусских говорах - дуб’ё , дубнiк, дубоўнiк.

8) Пихтовый: пихтарь, пихтач, пихтовик, пихтонник.

9) Осиновый: осинничишко, осиновик, осинняг и осинняк.

В белорусских говорах - асiннiк, асiннiчак, асiняк, асн.

10) Липовый: липник и липняк, липняг, липовник. В белорусских говорах наименований липового леса не выявлено.

11) Лиственничный: лиственяк, листняк, мегловник, мегла .

12) Лесной орешник: лёша, лёшка, лешняк, леща.

В белорусских говорах - трасцянiца, ляскоўнiк.

В белорусских говорах также присутствуют наименования хвойного леса, не выявленные в русских говорах: хвайна / хвайня, хвайня, iголаўка.

III. Лексемы, в основе номинации которых лежат совмещенные дифференциальные признаки ‘cостав’ и ‘общее качество леса’.

В русских говорах данная группа включает в себя следующие лексемы: березнюшек ‘мелкий березовый лес’, дубок ‘мелкий дубовый лесок, роща из дубовой поросли’, елуга ‘большой еловый лес, ельник’, елужник ‘мелкий еловый лес’, ельняжек ‘молодой еловый лес’, игольник ‘мелкий хвойный лес’, криволина ‘кривой хвойный лес’, мутовник ‘небольшой сосновый лесок’, пихка ‘мелкий частый ельник’, пищура ‘лесная чаща, густой непроходимый лес (обычно еловый)’.

В данной группе слов можно выделить лексемы, у которых признаки ‘мелкий’/ ‘большой’ выражаются с помощью суффиксов. Например, в слове березнюшек ‘мелкий березовый лес’ признак ‘мелкий’ выражается с помощью суффикса –юшек. В слове елуга ‘большой еловый лес’ на признак большой указывает суффикс –уг-.

В белорусских говорах данная группа включает в себя небольшое количество лексем: чашчык ‘густой осиновый лес’, бор ‘старый хвойный лес’, гай ‘молодой хвойный лес’, лiпн‘молодой липовый лес’.

IV. Лексемы, в основе номинации которых лежат совмещенные дифференциальные признаки ‘cостав’ и ‘место произрастания леса’.

В русских говорах в данную группу относятся следующие лексемы: армань ‘березовый лес у  реки’, бор ‘1. сосновый лес на сухом песчаном месте; 2. хвойный лес по течению реки’, курдажник ‘еловый лес на топком месте’, борок ‘хвойная роща на холме’, корьб ‘еловый лес на низменном месте’, носкú / нóски ‘березовый лес на краю лесного массива’. В белорусских говорах данная группа представлена лексемами бор ‘хвойный лес, который растет на высоком месте’ и пяскi ‘сосновый лес на песчаной почве’.

V. Лексемы, в основе номинации которых лежат совмещенные дифференциальные признаки ‘место произрастания’ и ‘общее качество леса’.

В русских говорах данную группу составляют следующие лексемы: бережина ‘редкий лес вдоль берега реки’, мямлина ‘плохой лес на болотистом месте’, парма ‘дикий, труднопроходимый лес на обширных пространствах’, гривняк ‘частый лес, растущий по гривам, возвышенностям’, олина ‘низкорослый редкий лес на сырых, болотистых местах’.

В белорусских говорах не выявлены наименования леса, номинированные в соответствии с данными совмещенными признаками.

В результате проведенного исследования нами выявлены дифференциальные семантические признаки, положенные в основу номинации лексем тематической группы «лес». Подводя итоги нашего исследования, можно сделать вывод о том, что для диалектных слов характерна большая степень детализации наименований, наличие большого количества наименований, мотивированных различными признаками, наличие вариантных и синонимических отношений. При сопоставлении лексического состава тематической группы «наименования леса» в русских и белорусских говорах было обнаружено, что при номинации лексем данной группы в белорусских говорах используются те же признаки, что и в русских. Однако в русских говорах диапазон дифференциальных семантических признаков шире, чем в белорусских говорах.

О.И.Каспшиковская

Наука-2015 : сб. науч. ст. В 2 ч. Ч. 1 / ГрГУ им. Я. Купалы ; редкол.: Г. М. Третьяков (гл. ред.)  [и др.]. – Гродно : ГрГУ, 2015. – 291 с.

This article analyzes and identifies the characteristic features of the semantics of names of forests in the Russian and Belarusian dialects on the materials of the "Dictionary of Russian folk dialects and Belarusian dialect dictionaries. Names of forests in the Russian and Belarusian dialects are classified and mapped in accordance with the characteristics forming the basis of their nomination.