Молодежная субкультура в cоциокультурном пространстве общества

Вторая половина ХХ века ознаменовалась многочисленными социально-культурными, экономическими и политическими потрясениями. Отгремевшие мировые войны, последовавшие локальные конфликты, мировой экономический кризис – все это создало благодатную почву для нарастания социальной напряженности в глобальных масштабах. Наиболее остро ощутили на себе эти негативные тенденции – молодежь. Являясь, с одной стороны, наиболее активной и подвижной категорией населения, а с другой – не имеющая окончательно сформированных и устойчивых социальных позиций, молодые люди стали течением протеста.

В  результате молодежных бунтов 60-х гг. ХХ века произошла глобальная социальная трансформация. Протестное движение подтолкнуло развитие мировой «молодежной  культуры» и предопределило возникновение огромного спектра молодежных  субкультур [4]. Массовые выступления, так называемые «бунты», молодого поколения против окружавшей их социальной действительности показали всему миру, что молодежь является не только преемницей старшего поколения, но и носителем совершенно иного взгляда на политические, экономические и культурные процессы в обществе.

Бунтарство, экспрессивность, вера в возможность изменения положение дел посредством протеста вкупе с обостренным чувством справедливости и юношеским максимализмом сформировали тот уникальный портрет молодежных движений, который был присущ им в 60-е годы ХХ века. «Бунтари» гремели, и лозунги их сотрясали все вокруг. Подобная «инаковость» не могла остаться без внимания.

С 60-х годов ХХ века молодежь стала все больше интересовать научные круги не только как определенный социально-демографический пласт общества, не только как «объект воспитания», но и как субъект социальной жизнедеятельности, как социокультурный феномен всего человечества. Ученые, исследователи социокультурных процессов стали пытаться постичь принципы формирования молодежных объединений, понять специфику субкультурных образований, их генезиса и коммуникационного взаимодействия. Актуальность этих вопросов со временем не уменьшалась, а наоборот, только увеличивалась.

Ввиду своего психоэмоционального развития, культурной и социальной подвижности молодежь являет собой, как правило, наиболее реакционный, жаждущий перемен слой населения. В рамках молодежной культуры – так или иначе, носителя ценностей базовой культуры – особый интерес вызывают молодежные субкультурные образования.

Известно, что в наиболее переломные моменты жизни с человеком происходят морально-нравственные и ценностные метаморфозы. Ни одна война не проходит бесследно. Помимо демографических, экологических и других гуманитарных проблем, возникают явные проблемы с мироощущением и миропониманием. Любой кризис, помимо всего прочего, потрясает еще и глубинные человеческие устои. Перед лицом беды люди могут как сплотиться и показать невероятную силу человеческого духа, так и пасть в бездну своей греховности. В мировой истории таких примеров предостаточно.

Так или иначе, в процессе мировоззренческого переформирования среди молодого поколения особенно отчетливо прослеживаются тенденции к культурным новообразованиям.

Наиболее ярким примером культурного новообразования середины ХХ века может послужить субкультура хиппи. В конце 1960-х годов на территории США это движение стало особо популярным. Молодежь, выступающая как против войны во Вьетнаме, так и против любой войны в целом, и не желающая участвовать в кровавых политических играх, отчетливо демонстрировала свою «инаковость» броским внешним видом (длинные волосы, специфическая символика, свободная одежда и др.). Представители этой субкультуры возвеличивали свободу, внутреннее саморазвитие, пацифизм; организовывали так называемые «духовные общины» и, тем самым, обособляли себя от окружающего мира.

Естественно, что далеко не каждый социальный кризис порождает субкультуру, но любая социальная напряженность создает благодатную почву для ее формирования. Так, существование музыкальных субкультур определяется наличием того или иного музыкального течения в культуре общества, а то или иное музыкальное направление формируется, как правило, вокруг какого-то идейного субстрата. К примеру, появление такого музыкального рок-жанра как «метал», основанного на идеях индивидуальной свободы, культа «сильной личности», братства и на чувстве справедливости, объединило вокруг себя большое количество людей, сплотившихся в характерную субкультуру металлистов.

Существование в современном обществе большого количества молодежных субкультур как схожих между собой, так и совершенно различных говорит нам о том, что данный культурный феномен не стоит на периферии жизнедеятельности человека, а напрямую вовлечен в формирование социальной действительности общества.

Таким образом, в молодежной среде субкультура может выполнять ряд значимых для общества функций.

Во-первых, это функция эмансипации (от лат. emancipatio – освобождение от зависимости, подчиненности, угнетения, предрассудков) [2, с. 1521]. Вхождение молодого человека в субкультурное сообщество способствует повышению его статуса в собственных глазах, а также в глазах представителей референтной группы. Таким образом, вхождение в субкультуру, как правило, означает попытку подростка уйти от контроля родителей, и поэтому обычно эмансипация сопровождается конфликтами с родителями. Обретение нового статуса и исполнение ролей в молодежной субкультуре сопровождается явным неприятием,  как детских, так  и взрослых норм поведения. Так появляются условия для образования подростково-молодежной субкультуры.

Во-вторых, молодежная субкультура – это среда, в которой проходят явные социализирующие процессы.

Специфика всякой сформировавшейся субкультуры такова, что одного желания потенциального участника недостаточно для его вхождения в данную субкультуру. Прежде, чем это произойдет, человек должен выполнить предъявляемые ему субкультурой требования. Внешний вид (ирокез у панков, бритые головы у скинхедов), идейная приверженность (пацифизм у хиппи, расизм у скинхедов), увлечение и хобби (мотоциклы у байкеров, скейтборды у скейтеров) и др. могут являться как специфическими показателями, так и своеобразными фильтрами (барьерами) для вхождения человека в субкультуру. Эти фильтры являются защитным механизмом от «размывания» границ субкультурного образования и способствуют сохранению идентичности и узнаваемости субкультуры в социокультурной среде общества.

Если человек разделяет ценности неформального сообщества и следует правилам, по которым оно функционирует, тогда этот человек становится полноправным членом данного субкультурного образования, пополняя его ряды.

Таким образом, социализация выступает как принятие подростком норм, правил и социальных ролей, овладение коммуникативными навыками, необходимыми для успешного функционирования в данном обществе. Конечным итогом пребывания подростка в большинстве молодежных субкультур является его возвращение во взрослое общество. Обычно средний срок  пребывания подростков в неформальном движении – 3 года [1, с. 7].

За эти условные три года, когда молодой человек испытывает на себе субкультурное влияние, процесс социализации не прекращается, а становится иным. Вместо норм и ценностей базовой культуры, при переходе из детства во взрослую жизнь, подросток ищет способ видения мира отличный от общепринятого. Данный поиск воплощается в желании быть «не таким, как все». Удовлетворить подобные желания и призвана субкультура.

Естественно, воспитание и становление человека в рамках одной лишь субкультуры происходить не может. Так или иначе, субкультура является частью целого – общества, а общество никогда не перестает влиять на человека и неважно в каком контексте.

Так, на формирование личности молодого человека решающее влияние оказывают еще и следующие факторы:

  • целенаправленное воздействие общества на личность, то есть воспитание в широком смысле слова (воспитательное влияние школы, университета, спортивной секции и т.п.);
  • социальная среда, в которой человек постоянно находится, воспитывается и формируется (непосредственное влияние семьи, школьного класса, университетской группы, в более широком смысле – социально-политическая и экономическая обстановка в стране);
  • активность самой личности, ее самостоятельность в отборе и усвоении знаний и их осмыслении (психоэмоциональная структура личности, темперамент и характер);
  • умение сопоставлять различные точки зрения, критически их оценивать;
  • активное участие в практической, преобразовательной деятельности.

Таким образом, социализацию нельзя сводить лишь к механическому «наложению на молодежь» готовых социальных «форм», к простому взаимодействию или только к сумме внешних влияний макро и микросреды. Это процесс целостного формирования, воспитания и становления молодежи как особой социальной группы на основе того круга специфических общественных отношений, в которые она включается при помощи всех видов своей общественно значимой жизнедеятельности [3, c. 70]

Наконец, еще одной немаловажной функцией субкультуры является структурирование времени – организация собственного досуга. Зачастую принадлежность к определенной субкультуре предполагает увлечение каким-то конкретным видом досуговой деятельности (скейтеры увлекаются катанием на скейтбордах, толкинисты – фанаты творчества Дж.Толкина, ролевики увлекаются разыгрыванием различных ролевых игр). Поэтому, если человек причисляет себя к какой-либо субкультуре, то, как правило, он увлечен чем-то определенным, что и отражается на организации его досуговой деятельности.

Следует сказать, что данная специфика неформальных движений весьма характерно сказывается на их существовании в обществе. В недрах определенных субкультур можно отчетливо наблюдать тенденцию по созданию локальных коллективов, сочиняющих и исполняющих конкретную музыку, специфичную для данного неформального движения.

Закономерно, что идейная направленность той или иной субкультуры сподвигает некоторых людей на творчески активную деятельность. Так, определенная часть представителей металлистов занимается сочинительством стихов, песен и музыки к ним. На этой основе появляются музыкальные коллективы соответствующего музыкального направления. Ролевики, увлекающиеся средневековой культурой, устраивают ролевые игры, реконструируют соответствующую атрибутику, занимаются рукоделием, средневековыми танцами, игрой на музыкальных инструментах.

Внутресубкультурная творческая деятельность, с одной стороны, способствует постоянному притоку новых членов неформального сообщества, а с другой стороны, новые члены сообщества поддерживают творческую активность в подобных субкультурах. Таким образом поддерживается устойчивость данных субкультур (гомеостаз) и их определенная независимость от внешней среды.

Подобная деятельность, реализуясь в социокультурной среде, помогает молодым людям самоутвердиться в обществе. Организовывая таким образом свой досуг внутри неформального сообщества (внутресубкультурная творческая деятельность), человек учиться реализовывать свой творческий потенциал. Также в определенной степени развиваются социально значимые навыки и умения, которые подготавливают молодого человека к будущей взрослой жизни.

Социализация, проходящая в рамках какого-либо неэкстремистского субкультурного формирования, не должна считаться отклоняющейся и, уж тем более, губительной для становления личности подростка. Следует также понимать, что самоутверждение человека в рамках субкультуры – это своеобразный поиск того социального комфорта, который он не сумел отыскать в рамках массовой культуры.

Согласно толковому словарю, комфорт – это состояние удовлетворения, внутреннего покоя из-за благоприятно сложившихся обстоятельств [2, с. 447]. С психологической точки зрения, понятие комфорта нам всем интуитивно понятно хотя бы потому, что мы постоянно сталкиваемся с ним в быту. Жизненный пример. Нам удобно в любимом кресле под теплым пледом, мы чувствуем физически себя хорошо и физически нам комфортно. Но в случае, если над нами довлеют тягостные мысли и психически мы испытываем, скажем, тревогу или страх, то физический комфорт будет вторичным по отношению к психологическому. То есть, ощущение психоэмоционального дискомфорта будет доминировать.

Подобное встречается не только у людей, но и у животных. Естественно, что все представители животного мира стремятся жить и размножаться в тех условиях, которые для них благоприятны. Но что явно отличает человека от всего остального животного мира, так это неотрывность человеческого индивида от социальной среды его существования.

Вне общества, вне социального контекста, вне социального взаимодействия человек так и остается индивидом, представителем животного мира. Личность же – специфически социальный уровень бытия и без социализирующей функции общества его не достичь.

Таким образом, комфорт социальный – понятие, относящееся к сугубо общественной среде обитания человека. Конечно, он взаимосвязан и с биологическим (физическим) комфортом, и психоэмоциональным (психологическим). Но, в рамках социокультурного взаимовлияния субкультуры и личности, приоритетно значение именно комфорта социального.

В процессе жизнедеятельности человека его социальный статус и сопутствующие роли могут меняться не раз. Становясь из школьника – студентом, из мамы – бабушкой, из единственного ребенка в семье – старшим братом или сестрой, происходит смена прежних ролей на иные, соответствующие сложившимся новым условиям.

В процессе подростковой ломки, при переходе из стадии «детство» в стадию «взрослость», как правило, проявляется диссонанс между сложностью принятия роли «взрослого» и желанием отказа от роли «ребенка». На этом этапе появляющиеся новые условия социальной среды общества вступают в конфликт с внутренней средой личности. Из-за этого происходит нарушение баланса и нарастание как социального, так и психоэмоционального дискомфорта.

В сложившейся ситуации, зачастую выход находится в принятии определенных норм и ценностей неформального сообщества – субкультуры. Таким образом, вступление ребенка в подростково-молодежную субкультуру можно понимать, как способ преодоления этим ребенком психосоциального дискомфорта, путем смены социального окружения на наиболее приемлемое и отвечающее его запросам.

Иными словами, молодежная субкультура – это специфическая социокультурная среда общества, где человеку предлагаются иные ценности и нормы поведения, тем самым способствуя достижению социального и психоэмоционального комфорта.

Достаточно непросто иерархически структурировать отношения между биологическим, психологическим и социальным видами комфорта. В разных условиях приоритет будет совершенно различным. Если, к примеру, подросток становится панком или готом, а его родители/школа это порицают, то данное обстоятельство может привести к вполне конкретным конфликтным ситуациям. Естественно, что скандалы в семье или насмешки одноклассников будут вызывать психоэмоциональный дискомфорт у этого молодого человека, но почему же он тогда не покидает ряды той или иной субкультуры, несмотря на давление извне?

Очевидно, что в данном случае ценности группы взаимодействия этого подростка не столь важны, как ценности эталонной субкультурной группы. Поэтому юный панк или гот жертвует психоэмоциональным комфортом в семье ради комфорта, достигаемого в процессе социального взаимодействия с референтной группой. Конечно, справедливо отметить, что может происходить и обратная ситуация, но факт в том, что взаимоотношения между различными видами комфорта динамически сложны и конкретно не структурируемы в социокультурных процессах общества.

Таким образом, молодежная субкультура – это сложный социокультурный феномен общества. Он характеризуется специфическими внутренними и внешними коммуникационными процессами, собственными стадиями и динамикой развития, повышенной конфликтностью. Молодежь, вовлекаемая в неформальные сообщества и являя собой ядро данных социальных формирований, представляет еще больший интерес для изучения, ввиду уникальности протекания внутри этих формирований процессов.

По мнению В.Т.Лисовского отличительное социальное качество молодежи на современном этапе определяется не только способностью молодого поколения наследовать и воспроизводить сложившуюся на момент ее становления социальную структуру общественных отношений, но и участвовать в ее активном совершенствовании и преобразовании [3, с. 47].

Р.В. Шевко