Место человека и социума в либеральной теории Иммануила Канта

Иммануил Кант – основатель немецкой критической философии. Рассматривая политические воззрения И. Канта, следует отметить его стремление обосновать идеологию либерализма. В основу своей политической теории он ставит положение о том, что каждый человек обладает абсолютной ценностью и не может быть орудием осуществления каких бы то ни было целей [1, с. 235]. Из этого положения, по сути, происходит «категорический императив» Канта.

Основными проблемами, затронутыми в работе «Критика практического разума» являются проблемы о свободе человека и его поведении в мире         [3, с. 55]. Согласно Канту, жизнь природы и ход истории не являются бессмысленной и бесцельной игрой форм и сил. Все в них, и в первую очередь существование человека, целесообразно и ориентировано на определенные, не всегда, правда, ясные самим людям цели. Для мировой цивилизации такой целью-задачей выступает полное развитие человеческих способностей. Философ убежден в первоочередной роли практического разума перед разумом теоретическим. Знание имеет ценность только в том случае, если оно помогает человеку стать человечнее, обрести твердую нравственную почву, реализовать идею добра [3, с. 76]. Единство самосознания, по Канту, проявляется в том, что человек не может жить, находясь в противоречии с самим собой. Далее в работе следует постулат о том что, человек разумное существо и он способен сохранять единство собственного «Я» [3, с. 80]. Личность не распадается, сохраняет тождественность поскольку способна направлять и поддерживать свою волю самостоятельно. Мыслитель утверждает: «Что из разумного постоянства воли следует, что жизнь самосознающей личности подчиняется правилам, законам, которые каждый индивид устанавливает для себя самостоятельно» [3, с. 101]. Анализируя данное выражение мы приходим к выводу, что источник морального действия заключен в неких рамках, которые индивид устанавливает сам для себя не детерминируя их со стороны чего бы то ни было.

В результате такого анализа исследователь выходит на ещё один важный компонент кантовской этики – учением об автономии личности. «Дай себе закон», – призывает Кант [1, с. 46]. Жизненный путь человека невозможен без следования некоторым самостоятельно установленным правилам. Ещё один категорический императив Канта – моральный закон, который должен быть обязателен для всех людей. По мнению философа, он естественен, как любой природный закон, и может быть принят каждым человеком. У Канта есть несколько формулировок категорического императива: поступай так, чтобы человечество рассматривалось как цель и никогда только как средство.

Данная формулировка предполагает наличие определённой свободы как свободы наших поступков. Анализируя работы Канта можно прийти к выводу о том, что он сформулировал принцип безусловного достоинства личности. С его точки зрения человек не может быть принесен в жертву ни так называемому «общему благу», ни светлому будущему. Высшим материалом отношений между людьми с позиций категорического императива является не чистая полезность, а значимость личности [5, с. 44].

Категорический императив основан на признании важности тех свойств и признаков (прежде всего разума и свободы), по которым все люди могут быть отнесены к единой категории рода человеческого. Никто из предшественников Канта не связывал понятие природы человека с его волей и свободой. Понятие внутренней свободы как чистого практического разума – занимает центральное место в философии Канта. Кант разграничивает внутреннюю (моральную) свободу и свободу внешнюю, правовую, которая может и должна быть обеспечена соответствующим государственным устройством. Это разграничение не носит абсолютного характера, так как именно категорический императив формулирует закон справедливости, в соответствии с которым оцениваются любые правовые установления. Единственно возможным и достаточно реалистичным путем преодоления этой трудности является неуклонное развитие государственных, политико-правовых институтов, гражданского общества и международных отношений.

Кант большей частью пользовался понятием не гражданского общества, а гражданского состояния, рассматривая последнее как состояние правовое, основанное на трех априорных принципах: 1) свобода каждого члена общества как человека; 2) равенство каждого с каждым в качестве подданных; 3) самостоятельность каждого члена общества как гражданина [5, с. 87].

 Гражданское общество характеризуется Кантом как такой государственный строй, в котором благодаря конституции становится возможным законодательное обеспечение свободы всех членов общества как основой для развития их способностей. Право, таким образом, выступает основой установления принципов гражданского общества. Право есть сущность выражения условий, при которых произвол одного члена общества может быть совмещен с произволом каждого другого члена общества по всеобщему закону свободы. Такое согласование волеизъявлений граждан достигается лишь посредством законосообразного принуждения, т.е. путем применения силы, которое правомерно как выражение всеобщей воли. С помощью права государство оберегает свободу и достоинство граждан. Оно же эту свободу и ограничивает. Кант дает собственное определение права как совокупности условий, при которых произвольные волеизъявления одних лиц совмещаются со столь же свободными волеизъявлениями других лиц, не мешая и не вредя друг другу. Право гарантирует гражданам поддержание стабильного правопорядка, личную безопасность, сохранность их собственности и многие другие преимущества цивилизованного существования. Эти гарантии предполагают наличие принудительно осуществляемых законов, равенство граждан перед ними, возможность разрешения споров в судебном порядке. В перспективе же становятся возможными динамично-равновесные отношения внутри государства, достаточно совершенное гражданское (правовое) состояние общества в целом. Чтобы этому не помешали внешние силы, государствам необходим продолжительный, а, по возможности, и вечный мир.

Одна из главных задач права в том и состоит, чтобы способствовать достижению всеобщего правопорядка и вечного мира, что предполагает: 1) наличие правомерных форм цивилизованного социального порядка внутри государств; 2) свободное согласие государств быть субъектами международных правоотношений, готовность соблюдать их нормы; 3) последующую разработку «космополитического права», строящегося на принципах взаимной благорасположенности государств [5, с. 187].

Принцип всеобщей воли гласит: «поступай внешним образом так, чтобы свободное пользование твоим произволом могло сочетаться со свободой каждого другого гражданина, согласно общему закону» [2, с. 437]. Однако повиновение механизму государственного устройства должно сочетаться с духом свободы, так как каждый гражданин, по Канту, желает убедиться с помощью разума, что такое принуждение правомерно, ибо иначе он впадает в противоречие с самим собой. Послушание, несмотря на то, что оно носит внешний характер, есть вместе с тем и согласие с самим собой. Хотя границы принуждения предписываются законом, в его применении возможно злоупотребление даже в рамках правового государства. Учитывая существование правовых норм, люди подчиняются им не из-за сознания внутреннего долга, а из-за страха наказаний. Соблюдение правовых норм является как бы первым шагом на пути к нравственному поведению. Нормы права содержат в себе тот минимум нравственности, без которого общество не может нормально существовать. Люди могут недолюбливать, презирать и даже ненавидеть друг друга, но, подчиняясь законам, они не должны давать волю своим чувствам.  Характеризуя свою эпоху как «век Просвещения», Кант определяет правовое государство как «выход человека из состояния своего несовершеннолетия, понимаемого как «неспособность пользоваться» своим умом «без руководства со стороны кого-то другого» [3, с. 438]. Естественных носителей просвещающего свободомыслия Кант видел в философах, социально остро и достаточно четко определяя желаемые результаты их деятельности: «…народ становится постепенно более способным к свободе действий, а правительство находит «для самого себя полезным обращаться с человеком, который есть нечто большее, чем машина, сообразно его достоинству» [3, с. 487]. В результате нескончаемой вражды мир погряз во зле, войнах, преступлениях. Данное обстоятельство заставляло мудрецов прошлого сравнивать социальный мир с самыми неблагообразными заведениями — сумасшедшим домом (где люди бессмысленно и жестоко вредят друг другу), ночлежным домом (где людям уготована роль временных постояльцев), исправительным домом (где терпят наказание духи, низвергнутые с небес и превратившиеся в людей), грязной клоакой (где оседают нечистоты, спускаемые из других, высших миров) [3, с. 502].

Смягчить антагонизмы, обуздать зло можно только путем построения цивилизованного общества, достижения такого гражданского состояния, при котором нормы и законы права наделяют каждого такой мерой свободы, что она может успешно сочетаться со свободой других. Достичь этого чрезвычайно трудно, и одна из причин состоит в том, что люди всегда были склонны употреблять свою свободу во зло другим. В качестве разумных духовных существ они признают необходимость нравственно-правовых ограничений собственной свободы, но как природные, эгоистические существа сами же нарушают эти ограничения.

Уточняя в работах 90-х годов свой социальный идеал, Кант указывал, что «гражданское устройство в каждом государстве должно быть республиканским» [3, с. 504]. Республиканизм – существо правового строя, ибо только в республике осуществляется действительное объединение свободы и закона с принуждением и этим она отличается от анархии и деспотизма. Кант приходит к выводу: достижение гражданского, управляемого правовыми законами республиканского устройства общества, в котором каждый гражданин свободен в границах определяемых свободой его граждан, составляет высшую задачу человечества, решение которой создает основу для развития всех присущих человеческой природе творческих задатков. Кант проводил мыль о том, что наилучшим образом принципы республиканского правления могут быть осуществлены в государстве возглавляемом монархом, который руководствуется той общей волей граждан, которую адекватно выражают философы. Кант подчеркивал, что воспеваемое им республиканское правление вовсе не тождественно демократии, которая, по его мнению, наряду с автократией и аристократией чревата деспотизмом, нарушениями или полным неприятием правопорядка, противозаконным использованием власти. В истинной республике должны править общеобязательные законы, а входящим в правительство людям надлежит лишь обеспечивать их неукоснительное исполнение. Кант приходит к выводу: достижение гражданского, управляемого правовыми законами республиканского устройства общества, в котором каждый гражданин свободен в границах определяемых свободой его сограждан, составляет высшую задачу человечества, решение которой создает основу для развития всех присущих человеческой природе творческих задатков. Великий философ понимал, как далеко отстоит его эпоха от будущих времен осуществления этой его мечты. Но политические принципы и международные связи, которые «служили бы постоянному приближению к состоянию вечного мира, вполне осуществимы…». В своем гуманистическом трактате «К вечному миру» Кант утверждает проект установления «вечного мира» посредством создания федерации самостоятельных равноправных государств [4, с. 238].

Таким образом, либерализм Канта является источником метафизики свободы и обосновывает ее совершенно новое понимание во всемирной истории, а тем самым и в будущих судьбах всего человечества. В целом кантовская концепция всеобщего мира была либеральной, где одно из главных мест отводилось человеку и межличностным отношениям. Её автор ратовал за соблюдением международных договоров, невмешательство во внутренние дела государств, за развитие торговых и культурных связей.

С. М. Лущик