Медицинская помощь населению Гродненщины в условиях фашистского оккупационного режима

Изучение и анализ исторических документов позволил нам объективно охарактеризовать мероприятия учреждений здравоохранения Беларуси в связи с фашистской агрессией и оккупацией.

В самом начале Великой Отечественной войны военнообязанные медицинские работники, студенты выпускных курсов Минского и Витебского мединститутов, учащиеся медучилищ были призваны в армию. В начале войны армия получила из Беларуси около 500 тыс. человек пополнения.

Кроме того, в 1941 году на незанятой врагом территории республики действовало 40 санитарных дружин, в составе которых было 2160 человек. Сандружинницы участвовали в боевых действиях, оказывали первую медицинскую помощь, ухаживали за больными, становились донорами.

Эвакуация населения и материальных ценностей из Беларуси проходила в сложной обстановке. Не хватало транспорта, шоссейные и железнодорожные магистрали были загружены, на них часто совершала налеты фашистская авиация. В таких тяжелых условиях в западной части республики было организовано 24 эвакопункта по приему и эвакуации мирного населения. На эти потребности Совнарком Беларуси выделил 3 млн. рублей. Из республики выехало более 1,5 млн. человек. В частности, из Беларуси было эвакуировано 110 детских домов, 50 детсадов, 3 спецшколы, 3 детских санатория. Однако многие медучреждения эвакуировать не удалось.

Исторические документы свидетельствуют, что сорванным оказался план развертывания военных частей медицинской службы. В результате фронт лишился 32 хирургических и 12 инфекционных госпиталей. В эвакоприемниках, эвакогоспиталях 17 тыс. коек и 35 других различных санитарных частей.

Проведенный анализ исторических документов позволил нам опровергнуть установившееся представление о том, что все медучреждения были уничтожены и не функционировали на оккупированной территории. Как следует из исторических источников, 17 октября 1941 года были приняты распоряжения рейсхкомиссариата «Остланд», в который входил генеральный округ «Белорутения» – «Об учреждении палаты здоровья» и «О новом оформлении профессии службы здоровья». Возглавляли Палаты здоровья немецкие врачи. Их помощниками были белорусские врачи [3, с. 84].

Оккупационные власти стремились привлечь к сотрудничеству белорусских врачей. Так, в октябре 1941 года создается «Белорусская народная самопомощь». Она провозгласила себя правопреемником имущества довоенного Общества Красного Креста, в частности – оказание помощи белорусам, пострадавшим от войны, опеку над детсадами, яслями, медшколами. В июне 1942был сформирован её совет, имевший и медицинский отдел. В ряде медучреждений были изданы приказы об обязательном участии медперсонала в «Белоруской народной самопомощи», а её членам устанавливались льготы.

Исторические источники утверждают, что на оккупированной территории проводилась подготовка среднего медперсонала (медсестер, фельдшеров, аптекарей) – Барановичская медшкола. При больницах и аптеках некоторых городов (Минск, Слоним, Гродно) действовали шестимесячные, годовые курсы по подготовке медсестер, помощников зубных врачей, аптекарей.

Как видно из архивных документов, сеть медучреждений в период оккупации в Беларуси, несомненно, стала меньше, чем в довоенное время. Так, например, в Гродно и области количество больниц в довоенное время составляло 55 из них 15 в сельской местности, а в годы оккупации лишь 34 и только 10 на селе. Главврач одной из больниц Гродненской области констатировал, что из 10 врачей осталось 6, из 14 фельдшеров – 9, из 22 акушерок – 12 [1, с. 158,304].

Исторические документы свидетельствуют, что согласно приказу Гродненского гебиткомиссара с 10 декабря 1941 года цены на медикаменты возросли на 200% [2, с. 88]. Так как в 1942 году аптекари Гродно не имели точных установок относительно продажных цен, стоимость медикаментов ещё больше завышалась, стоимость одного и того же препарата в разных районах была различна.

В период оккупации Беларуси содержание лечебных учреждений возлагалась на население, а не на органы местной власти. В связи с чем, за оказание медпомощи была введена плата. Размер платы зависел от оказываемой услуги. Так  оплата за койко-день для работников госучреждений составляла 8 рублей, для крестьян – 10 рублей, торговцев – 12 рублей, за оказание медпомощи на дому вводилось двукратное увеличение [3, с. 89].

Установлено также, что в июле 1943 года на оккупированной территории приняли попытку введения страховой медицины, путём 3% отчислений от заработной платы в фонд больничных касс [1, с. 304]. Однако, она нашла практическое воплощение только в некоторых населенных пунктах (Гродно, Новогрудок, Пинск), где имелся подобный опыт в довоенный период.

Вместе со всем советским народом 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны вели борьбу с врагом и медики. Хотелось бы не обойти вниманием судьбы некоторых из них.

22 июня 1941 года застало военврача 2 ранга Бориса Наумовича Беленького в должности начальника медслужбы 36 корпуса, который принял первый удар на западном направлении. После окончания ВОВ Беленький назначается начальником военного госпиталя в Гродно. Много лет работал в областной клинической больнице. За боевую работу в годы ВОВ был награжден орденом Ленина, двумя орденами боевого Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1 и 2 степени, Красной звездой и многими медалями.

По-разному сложились судьбы фронтовых фельдшеров, многие из них после ВОВ продолжили службу в рядах Советской Армии, некоторые продолжили учебу и стали врачами. Бывшие военные фельдшера И.Я.Макшанов, В.М.Нижегородов, М.В.Кораблев, Н.И.Жандаров стали докторами медицинских наук, профессорами, заведующими кафедрами ГГМИ.

Невозможно недооценить огромный вклад в работу военно-медицинской службы, который внесли медсестры. Лейтенант медицинской службы Елизавета Кузьминична Дайнеко 23 июня 1941 года добровольно ушла на фронт и была назначена старшей медицинской сестрой хирургического отделения полевого госпиталя. В боях была ранена и контужена. Награждена многими правительственными наградами.

Таким образом, фашистская агрессия и последующая оккупация оказала огромное негативное воздействие на развитие медико-санитарного дела и на судьбы миллионов людей.