Конституционализм – нормативная основа демократического развития

Наука конституционного права имеет менее долгую историю, чем иные юридические науки. Принято считать, что конституционное (государственное) право как наука сформировалось лишь в середине XIX века. В силу этого, многие ее институты до конца не изучены и не разработаны. По ряду существенных проблем среди ученых государствоведов нет единства, многие термины понимаются по разному и не только в отдельных странах, но даже и в пределах одного государства. Понятие «конституционализм» практически невозможно встретить в обычных энциклопедических словарях, оно почти не встречается и в юридических энциклопедиях. Тем не менее, в Большом юридическом словаре 2002 года под редакцией А.Я.Сухарева, В.Е. Крутских предпринята попытка охарактеризовать обозначенное выше понятие. Под конституционализмом принято понимать: 1) правление, реально ограниченное конституцией; политическую систему, опирающуюся на конституцию и конституционные методы правления; 2) политико-правовую теорию, обосновывающую необходимость установления конституционного строя.[1] Вместе с тем, данный термин широко использовался в правовой литературе. Одним из первых его употребил известный советский ученый-государствовед А.А.Мишин. Он отмечал, что в эпоху буржуазных революций и создания первых конституций в собственном смысле слова появляется и институционализируется концепция конституционализма, под которым понимается правление, ограниченное конституцией. Данная концепция была выведена из идей естественного права, являлась буржуазно-демократической антитезой феодальной тирании.[2] Теоретики того времени учили, что конституция не только ограничивает пределы государственной власти, но и устанавливает процедуры осуществления властных функций. Таким образом, устанавливается юридическая граница между сферой приложения верховной государственной власти и правами гражданского собственника. Идеи конституционализма изначально были прогрессивными, как и само буржуазное государство и буржуазная демократия, тем не менее, в советской правовой науке они не нашли своего отражения. Долгие годы конституционализм воспринимался не иначе как реакционное буржуазное течение в политике. В рамках советского государственного права практически отсутствовали исследования данной проблемы.[3]

Советское государство не устанавливало никаких границ между собой и личностью, а личность в советском государстве была обязана слепо выполнять его предписания. Однако, в период перестройки, т.е. во второй половине 80-х годов XX века, в советской правовой литературе появляются работы, посвященные проблемам конституционализма. Чаще всего к данной проблематике обращаются те ученые, которые исследуют вопросы государственного (конституционного) права зарубежных государств. Здесь, в первую очередь, следует выделить таких ученых как И.М.Степанов, Б.А.Страшун, А.А.Мишин, К.В.Арановский, И.А.Кравец, Н.А.Богданова и  др. Именно они заложили теоретическую основу для последующего исследования данной проблемы.

Разработка и принятие конституций в постсоветских государствах потребовали необходимость обращения научной и политической общественности к предшествующему опыту конституционного развития данных государств, в том числе, и негативному. 

Идеи конституционализма, его становления и развития в настоящий период представляют особый интерес. Особое внимание ученых к ним проявляется в последнее двадцатилетие в связи с крахом авторитарных режимов в бывших постсоветских  и постсоциалистических государствах. Принятие Конституций в них повлекло за собой обращение научной и политической общественности к предшествующему опыту конституционного строительства, как в данных государствах, так и в странах с развитой демократией.

В настоящее время нет единого понимания проблемы конституционализма. Различные авторы понимают под ним не столько правовое явление, сколько явление философской и политической мысли. В силу этого, представляется, что проблема, поставленная в данном научном исследовании, является весьма актуальной. Современный конституционализм оказался в эпицентре споров о перспективах их правового и политического развития наблюдается проявление глубинного конфликта между государством и обществом на этапе модернизации – перехода от традиционного и иерархически построенного общества к обществу гражданскому, от авторитарного государства к демократическому. В этих условиях происходит складывание новой модели конституционного развития. Не стала исключением и Республика Беларусь, где также складывается новая модель отношений между государством и обществом. [4] Современная белорусская конституционная модель занимает особое место в мировом политическом процессе. Она отличается от классической модели, которая сформировалась в странах буржуазной демократии, прежде всего тем, что у нас еще идет процесс формирования среднего класса, способного и готового стать социальной базой демократических преобразований. В Республике Беларусь необходимо проводить реформы в максимально короткий исторический промежуток времени в условиях формирования политической и правовой культуры общества. В отличие от стран Западной Европы социальной базой конституционной реформы не является не буржуазия, а народ Республики Беларусь в целом, являющийся сувереном власти, ее единственным источником и носителем народного суверенитета.

В современной научной литературе нет единого понимания конституционализма. Традиционно под ним следует понимать принцип господства права, который подразумевает ограничение властных полномочий руководителей государства, государственных органов и реализацию данных ограничений с использованием установленных процедур.  Данное понятие тесно связано с понятием государства, которое, в первую очередь, должно существовать как во благо общества, в целом, так и для защиты прав отдельной личности.

Высказываются и иные мнения по проблемам конституционализма. Отдельные авторы считают, что следует использовать различные подходы к данному явлению. Первый подход, выраженный в юридических исследованиях, определяет конституционализм как государственное правление, ограниченное конституцией; второй видит в конституционализме учение о конституции, как основном законе государства и общества и их взаимоотношениях; третий подход, используемый в политологии, утверждает, что конституционализм – это политическая система, основанная на конституционных методах правления. Исторический подход к выявлению истоков современного конституционализма стран развитой демократии позволяет выделять античный, средневековый и современный конституционализм. Последний получил свое развитие в период нового времени в Англии после Славной революции 1688 года, в США в ходе американской революции и принятия Конституции 1787 года, во Франции после 1789 года.[5] Данная проблема, как и в целом, конституционная форма правления, уходит своими корнями в систему либеральных политических идей, возникших в Западной Европе и США в качестве гаранта прав человека на жизнь и на имущество, а также на свободу слова и вероисповедания. Говоря об обеспечении защиты данных прав, создатели Конституции придавали особое значение ограничению полномочий каждой ветви власти, равенству всех перед законом, беспристрастному судопроизводству и отделению церкви от государства. 

На рубеже XX-XXI веков проблемы конституционного правления с новой силой возникли в отдельных государствах, которые признаны демократическими. Современный феномен «ограниченной демократии» приобретает законное право на существование, а отсюда и прочные позиции в силу того, что соответствующие политические режимы выглядят в достаточной степени демократическими. Ограниченная демократия – что означает формально демократическую форму правления, лишенную конституционного либерализма, - является формой не только недостаточной, но и опасной, несущей в себе предпосылки разрушения системы свобод, злоупотребления властью, национальной розни и даже вооруженных конфликтов. Распространение демократических принципов по всему миру не всегда влекло за собой распространение принципов обеспечения конституционных свобод. Ряд руководителей государств, избранных с соблюдением демократических процедур, воспользовались своей властью как инструментом ограничения свобод. Существующая традиция политической свободы подразумевает нечто большее, чем наличие свободных и справедливых выборов или дополнительных возможностей для выражения своих политических взглядов. Кроме того, либеральная демократия обеспечивает законодательный базис для разделения ветвей власти, а это также является гарантией соблюдения основных свобод – свободы слова, собраний, совести и права собственности.

В различных странах подход к эволюции конституционных учреждений может стать основой для характеристики конституционализма отдельных государств и наций. В таком случае конституционализм выступает как синоним демократического конституционного государства, окрашенный национальной спецификой, что позволяет говорить об американском или английском, французском или германском конституционализме, причем термин «конституционализм» становится применимым и к странам, где нет писаной конституции, однако реально функционирует режим конституционной демократии.

 Наряду с изучением конституционных революций в странах, развивавшихся за пределами Западной Европы, некоторые ученые-конституционалисты предлагают для лучшего понимания либерального конституционализма исследовательскую программу в сравнительном конституционном праве. Такой программой, по их мнению, может служить сравнительный революционный конституционализм в США, Франции и Германии, способный пролить свет на сравнительное изучение конституционного права и развитие конституционных учреждений государств, которые в настоящее время считаются демократическими и конституционными одновременно. Выводы сравнительного революционного конституционализма могут оказаться важными для понимания различий между западноевропейской и восточноевропейской моделью конституционного развития.

Конституционное развитие стран Восточной Европы после 1989 года, включая Республику Польшу, ставит задачу переосмысления категорий либерального конституционализма применительно к постсоциалистическому и постсоветскому периоду трансформации их политических и правовых систем, выдвигаются новые концепции, которые вбирают в себя как элементы конституционализма, основанного на индивидуальных правах, так и элементы коммунитарной концепции конституционализма, при которой для идентификации личности решающее значение приобретает общность. Поэтому она влияет на решение вопроса о том, какою надлежит быть справедливости.

 Феномен конституционализма в различные исторические эпохи, начиная с нового времени, претерпевал изменения, модифицировался в государствах, различавшихся своим уровнем социально-экономического и политического развития. Общая динамика на европейском континенте заключалась в постепенном переходе от либерального к демократическому конституционализму, опосредующему деятельность государства с социально ориентированной рыночной экономикой. Можно утверждать, что во второй половине ХХ столетия происходила трансформация либерального конституционного государства в социальное правовое государство или социальное государство всеобщего благоденствия не только в теории, но и на практике.[6]

 Отмечая многозначность понятия «конституционализм», необходимо указать на тот факт, что это, прежде всего, особая правовая идеология, направленная на предотвращение деспотизма и гарантирующая индивидуальные свободы, что предполагает формулирование принципов, которым должна отвечать организация публичной власти. Конституционализм исторически как идеология и логически как описательная теория предшествовал созданию конституций. Он не сводим к наличию конституции, которая должна основываться на определенных принципах, способных повлечь конкретные последствия. Как политико-правовой феномен, конституционализм лучше всего описывается посредством характеризующих  его  принципов: выборное представительство, господство права и разделение властей. Вместе с тем конституционализм может быть охарактеризован как определенная практика, соответствующая установленным принципам. Условия, в которых действует конституция, неизбежно оказывают влияние на ее легитимность. Существует определенная зависимость между общественным доверием к конституции и отношением к власти. Доверие или недоверие к власти обычно формирует соответствующее отношение к конституции и наоборот. Разумеется, эта зависимость не абсолютна. Известны случаи, когда защита конституции означала противостояние власти и превращалась в мотив поведения различных политических сил и граждан. Тем не менее, кризис легитимности политической системы не может не отразиться на легитимности конституции.

 Политико-правовая мысль Нового времени видела «соответствующее природе человека государство» в виде конституционно оформленного государства. Идея разделения властей в государстве, требование господства права в социально-политических отношениях или, иными словами, конституционализм в его обобщенном представлении выражали характерное для буржуазии в эпоху ее подъема и расцвета юридическое мировоззрение.

 В борьбе буржуазных мыслителей против религиозной идеологии и феодального строя разрабатывались основы светской доктрины государства и права, формировались буржуазные концепции соотношения личности и государства, прав и свобод человека и гражданина, разделения властей и господства права. До осуществления этих концепций в политико-правовой практике было еще далеко, но они создавали идейно-теоретическую атмосферу будущих преобразований в духе буржуазного конституционализма и утверждения начал правового государства. При этом буржуазные мыслители в своей критике теологических политико-правовых воззрений широко использовали идеи античных авторов, в новых исторических условиях развивали их положения.

 Конституционализм означает, прежде всего, сам факт наличия конституции и ее активного влияния на политическую жизнь страны, верховенство и определяющую роль конституции (писаной или неписаной) как основного закона в системе действующего законодательства, опосредованность политических отношений конституционно-правовыми нормами, конституционную регламентацию государственного строя и политического режима, конституционное признание прав и свобод личности, правового характера взаимоотношений гражданина и государства.[7]

Буржуазные представления о конституционализме развивались не в теоретическом вакууме. Значительное влияние на формирование теории и практики конституционализма оказали предшествующие, в том числе античные (древнегреческие и древнеримские), политико-правовые идеи и институты. Теоретическое обоснование раннего буржуазного конституционализма происходило в обстановке борьбы против королевского абсолютизма за утверждение конституционной монархии (или демократической республики), юридико-организационных (институциональных) форм ограничения монархической власти и гарантий публичных прав «третьего сословия».

Идеи конституционной монархии, то есть определенным образом ограниченной в своем произволе королевской власти, нередко подкреплялись ссылками на положительный (в глазах ранних буржуазных мыслителей) опыт устройства античных городов-государств. На первых порах античная концепция республиканизма, изображавшая государство сообществом, созданным ради достижения «общего блага» (Аристотель, Цицерон и др.), использовалась в обоснование своего рода «республиканской монархии» или «монархической республики».

История конституционализма – это политико-правовой аспект истории капиталистического способа производства. Когда капитализм перерастает рамки покровительства феодальных монархов, обретает самостоятельную силу и жаждет свободы и самовыражения, конституционный строй становится объективной необходимостью. Не везде рубеж появления конституционализма столь резко очерчен и связан с социальными потрясениями такого масштаба, как Великая французская буржуазная революция. Но для большинства континентальных стран Европы характерно, что идеи и практика конституционализма возникают в противовес феодально-монархическому строю. В Европе феодальная государственность заканчивала свое существование в форме абсолютизма. И именно против нее выступали сторонники конституционализма, апеллируя к естественным правам человека.

Одной из важнейших проблем конституционализма являются права человека и способность самого человека защитить себя от произвола государства. Права человека - область знаний, тесно примыкающая к философии и, прежде всего, этике, юридическим наукам и политическим наукам.

В девяностые годы ХХ века концепция прав человека получила огромное развитие в странах, ранее входивших в систему социализма. Но нескольких лет недостаточно для того, чтобы наверстать полувековое отставание общественного сознания. Кроме того, существует проблема с легализацией прав человека, т.к. права эти имеют целью ограничение той власти государства, которая их легализует. Подобные акты самоограничения власти достаточно редки. Они встречаются в таких чрезвычайных обстоятельствах, как революционные изменения, проигранные войны или легитимизация вновь созданных государств. Они также могут произойти под давлением других государств.

В демократическом обществе права и свободы человека определяют пределы власти большинства. Методами, позволяющими ослабить власть, являются конституционализм и сильное гражданское общество. Эти два момента позволяют нивелировать дисбаланс между властью и гражданами.

Положение человека в обществе, в первую очередь, определяется правовыми нормами, фиксирующими его юридический статус, который в совокупности с другими видами социальных норм определяет общественный статус личности.[8] При этом правовой статус человека и гражданина, сердцевиной которого являются права, свободы и обязанности, характеризуется отношениями, которые складываются преимущественно между индивидуумом и государством.

Государственная власть призвана обеспечить реализацию всего комплекса прав и свобод, предоставленных человеку и гражданину, снабдив их конституционными и иными юридическими гарантиями. Проблема гарантий всегда представлялась наиболее серьезной в системе правового статуса человека и гражданина. Представляется, что гарантии реализации прав и свобод должны касаться не только естественных прав и свобод человека, таких, как право на жизнь, на достойный и достаточный уровень жизни, на личную неприкосновенность, свободу, но и таких, которые получают свое реальное воплощение только благодаря  деятельности государства и государственной власти, принимающей правовые акты.

С принятием Конституции Республики Беларусь 1994 года в нашей стране начался период, в рамках которого произошел поворот правовой системы к признанию и гарантированию прав и свобод человека и гражданина. Согласно ст. 2 Конституции Республики Беларусь «Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства. Государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности. Гражданин ответственен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией».[9]

В правовой литературе неоднократно предпринимались попытки дать определение гарантиям. По мнению Л.Д. Воеводина, гарантии изначально понимаются как ручательство, условия, обеспечивающие что-либо. Он считает, что наибольшую необходимость в гарантиях права и свободы испытывают потому, что именно они составляют самый подвижный, динамичный элемент основ правового статуса личности. Их реализация требует не только благоприятных условий, но и подкрепленной эффективными средствами активной деятельности, как государства, его органов, общественных объединений, так и самих граждан. Особым образом в правовой литературе рассматривается вопрос о необходимости гарантий для реализации обязанностей, возложенных конституцией на человека и гражданина. [10] Особенно в них нуждаются такие обязанности, как обязанность платить налоги, т.е. принимать участие в финансировании государственных расходов путем уплаты государственных налогов, пошлин и иных платежей и охранять природную среду (ст.ст. 56-55 Конституции Республики Беларусь). Гарантии для обязанностей имеют значение, в первую очередь, тогда, когда их осуществление непосредственно связано с реализацией прав и свобод. Таким образом, гарантированность прав и свобод, означает в то же время гарантированность основ правового статуса в целом.

По общему правилу следует выделять субъекты, на которые возложены обязанности гарантировать реализацию прав и свобод  личности. Как правило, таковым является государство. Роль государства, как основного гаранта прав и свобод, вытекает из многих статей Конституции Республики Беларусь. Свои функции в этом направлении государство осуществляет через всю систему государственных органов. Государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина предопределяют смысл и содержание применение законов и саму деятельность органов всех ветвей государственной власти и органов местного управления и самоуправления.

Важное значение в обеспечении прав и свобод граждан принадлежит Президенту Республики Беларусь, согласно ч.1 ст.79 Конституции Республики Беларусь, Президент Республики Беларусь является главой государства, гарантом Конституции Республики Беларусь, прав и свобод человека и гражданина. Национальное собрание осуществляет защиту прав и свобод посредством законодательной деятельности. Задачи по созданию условий, реализации прав и свобод, призваны решать не только государственные структуры, но и органы местного управления и самоуправления, общественные объединения и в первую очередь профсоюзы.

Все гарантии можно условно разбить на две группы: общие гарантии и гарантии правосудия. Отдельные авторы все гарантии прав и свобод предлагают подразделять на внутригосударственные и международно-правовые. Первые, в свою очередь, делятся на судебные и несудебные. Внутригосударственными гарантиями служат, в первую очередь, некоторые конституционные права, как материального, так и процессуального характера.[11]

Важным элементом конституционализма и важнейшим его принципом является принцип господства права. В соответствии с теорией конституционализма правительство должно действовать справедливо и разумно не только с точки зрения и в соответствии с мнением большинства, но и в соответствии с нормами права. Принцип господства права предполагает обращение к высшим стандартам закона и справедливости, понимаемым скорее в высшем и всеобщем смысле, чем с точки зрения простых смертных или закона, установленного современными политиками. Разработчики первых Конституций  верили, что принцип господства права является источником жизненной силы общественного строя и основных гражданских свобод.

Непосредственно с предыдущим принципом тесно связан принцип разделения властей, снабженный системой сдержек и противовесов. Разделив полномочия государства между тремя независимыми ветвями власти - законодательной, исполнительной и судебной, разработчики Конституции США исключили возможность монополизации одной ветвью двух остальных. Распределение полномочий государства между тремя отдельными ветвями власти также позволило предотвратить образование слишком сильного правительства страны, способного к подавлению правительств отдельных штатов.

Белорусский конституционализм вырос не на пустом месте. История развития конституционализма в Республике Беларусь прошла несколько этапов. Белорусская государственность возникла в далеком прошлом общеевропейской истории. Многоликое законодательство ХIV—ХVI веков Великого княжества Литовского, куда входила тогда Беларусь, было приведено в определенную систему и нашло свое выражение в Статутах Великого Княжества Литовского.

Первый свод законов нашей страны – Статут — был принят в 1529 году и сразу обратил на себя внимание правовых мыслителей того времени. Статут закреплял основы общественно-политического строя государства, полномочия отдельных государственных и судебных органов, правовое положение различных категорий населения. По сути дела, впервые в истории в Статуте закрепилась передовая мысль того времени о равенстве перед правом подданных: богатых и бедных. Это содействовало объединению нации, религиозному согласию, рассудительности и доброжелательности белорусского народа. В соответствии со Статутом 1529 года судьи призывались судить правильно и справедливо, как того требует закон, вводилось право на обжалование судебных решений, давность привлечения к уголовной ответственности, ответственность за неуважение к суду, закреплялся институт адвокатуры, презумпция невиновности.

Ученые и политические деятели различных стран признавали, что подобного закона в то время еще не имела феодальная Европа. Принятие в дальнейшем Статутов 1566-го и 1588 годов еще больше укрепило гуманистические принципы веротерпимости и уважения к человеку, что способствовало развитию правовой культуры белорусского народа.

Республика Беларусь, основываясь на историческом и героическом прошлом своего народа, в 1994 году приняла Конституцию, в которой закрепила верховенство и полноту власти на своей территории, право самостоятельно осуществлять внутреннюю и внешнюю политику.

Конституция Республики Беларусь страны, определив права и свободы человека, его обязанности по отношению к государству и обществу, закрепила полномочия законодательной,  исполнительной и судебной ветвей единой государственной власти. Каждая из ветвей власти действует в рамках своей компетенции, не вмешиваясь в компетенцию друг друга. Этот общеевропейский принцип конституционализма воплощен в Конституции Республики Беларусь в полной мере. В Конституции страны закреплены права и обязанности главы государства – Президента Республики Беларусь. Являясь гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина,  Президент олицетворяет единство народа, принимает меры по охране суверенитета страны, национальной безопасности и территориальной целостности. На Президента страны возложены задачи обеспечения в стране политической и экономической стабильности, обеспечения взаимодействия органов государственной власти. В этой связи наш народ однозначно высказался за сильную государственную власть в лице Президента Республики Беларусь. За годы строительства суверенной Беларуси мы не раз ощущали необходимость и целесообразность существования института Президента в нашей стране. В соответствии с Конституцией наша страна в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств,  широкого урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела, других общепризнанных принципов и норм международного права.

Сегодня, в эпоху глобальных вызовов политического и экономического характера, государственные органы прилагают все усилия для того, чтобы конституционные права наших граждан были надежно защищены. Но только совместными усилиями на почве неуклонного соблюдения своих конституционных обязанностей мы сможем обеспечить надлежащий уровень политического и социально-экономического развития страны, сохранить и развить основополагающие ценности белорусского общества.

 

В.В. Колесников, О.Н. Шупицкая