Коммуникационные аспекты социализации молодежи в православной общине

В пасхальном послании Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла одной из важнейших тем, стоящих перед Церковью, обозначена проблема духовного развития молодежи и участия молодежи в жизни Церкви и общества. Крепкий нравственный фундамент, заложенный в сознание молодежи сегодня – залог успешного будущего развития Беларуси, России, Украины завтра. Цель доклада – проанализировать проблемы, стоящие на пути нравственного возрастания молодежи, воспитанной (или воспитываемой) вне глубокой православной семейной традиции.

Проблемы легко иллюстрируются динамикой состава воскресных школ и молодежных организаций в рамках православных общин (хотя точную статистику найти сложно, автор некоторое время был причастен к работе приходской воскресной школы, и, думается, общая тенденция отражена более- менее верно). Начальные классы воскресных школ (6-9 лет) полны детей. В следующей возрастной группе (10- 12 лет) детей становится меньше, а в возрастной группе 12-15 лет детей остается совсем немного (и это, в основном, девочки или дети «труждающихся» в храме), хотя  церковные службы многие из них продолжают посещать. Снижается активность подростков и в самой приходской жизни. Вместе с тем очевидным является то, что именно в рамках религиозной социализации подростка внутри православной общины и закладывается тот нравственный фундамент, на который может опереться здание жизни молодого человека.

Диагностика проблемы. В докладе мы исходим из следующей гипотезы: уменьшение количества учеников воскресных школ и снижение активности участия детей старшей возрастной группы (12-15 лет и старше) в приходской жизни происходит, в частности, из-за неучета специфики социализации подростков и распространения на них общих механизмов религиозной социализации взрослых прихожан.

Под религиозной социализацией мы условимся понимать процесс корректировки ценностно- нормативной структуры личности прихожанина путем усвоения им новых ценностей, норм и ориентиров в ходе участия в жизни Церкви и внутриобщинной коммуникации. В этом процессе исключительную роль играют два аспекта: мотивационный и коммуникативный. Эти аспекты взаимосвязаны.

Структуру мотивации прихожанина целесообразно представить в двух уровнях. Во-первых, однозначно выделяются мотивы, вырастающие из личных духовных потребностей православного христианина. В цепочке «диагностика духовной ситуации – духовные потребности – мотивы – цели – результат – диагностика духовной ситуации» каждый компонент должен соответствовать соседним двум, находиться с ними в гармонии. В этом случае  можно говорить об осмысленности и полноте духовной жизни прихожанина. Структура духовных потребностей и мотивов динамична, их содержание корректируется по мере обретения духовной цельности личности. Основными мотивами можно считать исцеление собственной греховной природы, стяжание смирения («духа мирна»), ощущение единства со Христом, обретение духовной цельности («целомудрия») и устроение своей повседневной жизни в соответствии с установлениями православной веры. Значимыми факторами формирования мотивационной структуры православного прихожанина являются личное переживание греховной поврежденности собственной природы как духовной болезни, врачуемой только Христом, «памятование» о смерти и предстоящем Суде, отношение к земной жизни как подготовке к вечному существованию, страх (тревога) перед вечным  же осуждением. Мотив исцеления собственной греховной природы, искоренения в себе греха ради «жизни будущего века» полагается нами ключевым, интегрирующим всю ценностно-нормативную и мотивационную структуру личности воцерковляющегося православного христианина.

Во-вторых, можно выделить вторую группу мотивов, связанных с гармоничным процессом коммуникации в рамках прихода. Поскольку коллективное групповое («соборное») действие для православного христианина имеет не менее важное значение, чем индивидуальное духовное развитие, прихожанин ориентирован на восприятие и быстрое усвоение общепринятых в общине  норм поведения, стандартов языка и основных тем для коммуникации. Эти стандарты, нормы и темы задаются в целом общим порядком обрядовой коммуникации, основанной на православном богослужении и использовании в нем церковнославянского языка. В идеале процесс религиозной социализации предполагает, что православный христианин постепенно, но неуклонно проникает в суть богослужения, овладевает церковнославянским языком, что только и дает ему возможность переводить богослужебные тексты в пространство индивидуальных смыслов, делать процесс общения с Богом неформальным и эмоционально насыщенным. Справедливости ради следует отметить, что наблюдается это явление не всегда, что порождает проблему формальной обрядовости среди прихожан. Поскольку религиозная социализация требует унификации коммуникативных процедур, для взрослого прихожанина не составляет проблемы подражать обрядовым практикам, даже не вдаваясь глубоко в смысл совершаемых действий. При этом непонимание не представляется проблемой для взрослого, поскольку его жизненный опыт свидетельствует о существовании непонятных явлений или действий, которые он должен  и может совершать, даже не понимая их сути.

Ситуация меняется, когда объектом религиозной социализации является молодежь подросткового возраста, не выросшая в рамках глубокой семейной религиозной традиции. Следует отметить, что первичная социализация этих детей уже прошла, и религиозная социализация, носящая вторичный характер, накладывается на уже усвоенную систему норм и ценностей. Более того, необходимо учитывать и тот факт, что вторичная социализация подростков, молодых людей осуществляется по преимуществу в рамках светских учреждений образования.

Поэтому противоречия возникают по двум направлениям: во-первых, по линии, разделяющей итоги первичной социализации и направления религиозной социализации, и, во-вторых, между ценностно-нормативными компонентами религиозной и светской социализации.

Мотивационный конфликт в процессе религиозной социализации молодежи вытекает из того, что на данном этапе мотив исцеления собственной греховной природы, искоренения в себе греха ради лучшей участи в посмертном бытии, мотив памятования о смерти вступает в противоречие с жизнеутверждающими мотивами молодого человека, перед которым земной мир раскрывается во всем многообразии его красок, отношений и возможностей для творческого внешнего делания. Именно сопряжение активных творческих интенций молодежи с ценностями и нормами религиозного воспитания должно быть, по нашему мнению, основной задачей религиозной социализации. Доминирующими на этом должны стать жизнеутверждающие мотивы активного со-работничества Бога и человека в деле благоустройства мира (благоустройства в самом широком понимании этого слова). Молодого человека, переросшего рамки рождественского рукоделия, пасхальных утренников и поучительных сказок и историй, необходимо вовлекать в деятельность функционирующих в рамках прихода клубов исторической реконструкции, творческих  мастерских, спортивных секций, курсов кройки и шитья и т.д. и т.п., где молодежь сможет реализовать свой огромный творческий потенциал и извлечь пользу в том числе и для прихода, и для себя. Мотив утилитарной полезности в этом возрасте также становится одним из ведущих.

Именно эта творческая деятельность дает молодому человеку возможность обретения первого опыта личного общения с Богом в молитве, ощущения участия и помощи Божией в его земных богоугодных делах. И здесь крайне важным представляется недопущение формальной обрядовости в среде молодежи, особенно чувствительной к вопросам смысла и цели совершаемых действий. Возможно, стоит подумать над сборниками коротких просительных и благодарственных молитв на русском и белорусском языках, учитывающих специфику жизненного опыта молодого человека, ведь опыт молитв на современных языках существует в Православной Церкви. Может быть, имеет смысл реализовать на практике какие-то варианты молодежных богослужений (молебнов, акафистов), с большей долей современноязычных текстов.

Все это будет способствовать поэтапному расширению сферы личностных духовных смыслов молодого православного христианина, постепенному усвоению духовного опыта Православия, православного богослужения и церковнославянского языка, его постоянному участию в делах православной общины.

А.В.Дорогенский, Полесский государственный университет, Пинск