Когнитивный компонент самосознания личности в юношеском возрасте

Ни один аспект психологии юношеского возраста не привлекал к себе такого большого внимания, какое в течение многих лет уделялось вопросам самосознания, которое оказывает большое влияние на даль­нейшее развитие и саморазвитие личности. Известно, что высокая сте­пень расхождения между такими компонентами или структурами Я-концепции, как реальное и идеальное Я, приводит к депрессии, обуслов­ленной недостижимостью идеала. Психологические исследования ста­новления Я-концепции человека в процессе его жизнедеятельности идут по нескольким направлениям. Прежде всего изучаются сдвиги в содер­жании Я-концепции и ее компонентов – какие качества сознаются лучше, как меняется с возрастом уровень и критерии самооценок, какое значение придается внешности, а какое – умственным и моральным ка­чествам. Далее исследуется степень его достоверности и объективности, прослеживается изменение структуры образа Я в целом – степень его дифференцированности (когнитивной сложности), внутренней последо­вательности (цельности), устойчивости (стабильности во времени), субъективной значимости, контрастности, а также уровень самоуваже­ния. По всем этим показателям юношеский возраст заметно отличается как от детства, так и от взрослости, имеется грань в этом отношении и между подростком и юношей.

В ранней юности происходит постепенная смена «предметных» компонентов Я-концепции, в частности, соотношение телесных и мо­рально-психологических компонентов своего Я. Юноша привыкает к своей внешности, формирует относительно устойчивый образ своего тела, принимает свою внешность и соответственно стабилизирует свя­занный с ней уровень притязаний. Постепенно на первый план высту­пают теперь другие свойства Я – умственные способности, волевые и моральные качества, от которых зависит успешность деятельности и отношения с окружающими.

Когнитивная сложность и дифференцированность элементов образа Я последовательно возрастает от младших возрастов к старшим, без за­метных перерывов и кризисов. Ряд исследователей считает, что способ­ность юношей реконструировать личностные качества основывается на развитии в этом возрасте более фундаментальной когнитивной способ­ности – абстрагирования [2].

Интегративная тенденция, от которой зависит внутренняя последо­вательность, цельность образа Я, усиливается с возрастом, но несколько позже, чем способность к абстрагированию. Юношеские самоописания лучше организованы и структурированы, чем детские, они группиру­ются вокруг нескольких центральных качеств. Однако неопределен­ность уровня притязаний и трудности переориентации с внешней оценки на самооценку порождают ряд внутренних содержательных про­тиворечий самосознания, которые служат источником дальнейшего раз­вития.

Данные об устойчивости образа Я, увеличивающегося с возрастом, не совсем однозначны. Самоописания взрослых менее зависят от слу­чайных, ситуативных обстоятельств. Однако в юношеском возрасте са­мооценки иногда меняются очень резко.

Что касается контрастности, степени отчетливости образа Я, то здесь также происходит рост: от детства к юности и от юности к зрело­сти человек яснее осознает свою индивидуальность, свои отличия от окружающих и придает им больше значения, так что образ Я становится одной из центральных установок личности, с которой она соотносит свое поведение. Однако с изменением содержания образа Я сущест­венно меняется степень значимости отдельных его компонентов, на ко­торых личность сосредоточивает внимание. Масштаб самооценок за­метно укрупняется: «внутренние» качества осознаются позже «внеш­них», зато старшие придают им большее значение. Повышение степени осознанности своих переживаний нередко сопровождается также гипер­трофированным вниманием к себе, эгоцентризмом.

Исследования содержания образа Я, проведенные под руководством И.В. Дубровиной, показали, что на границе подросткового и раннего юношеского возрастов в развитии когнитивного компонента Я-концеп­ции происходят существенные изменения, характеризующие переход самосознания на новый более высокий уровень [1]. Возрастные сдвиги в восприятии человека включают увеличение количества используемых описательных категорий, рост гибкости и определенности в их исполь­зовании; повышение уровня избирательности, последовательности, сложности и системности этой информации; использование более тон­ких оценок и связей; рост способности анализировать и объяснять пове­дение человека; появляется забота о точном изложении материала, же­лание сделать его убедительным. Аналогичные тенденции наблюдаются и в развитии самохарактеристик, которые становятся более обобщен­ными, дифференцированными и соотносятся с большим числом «значи­мых лиц». Самоописания в раннем юношеском возрасте имеют гораздо более личностный и психологический характер, чем в 12-14 лет, и одно­временно сильнее подчеркивают отличия от остальных возрастных групп людей.

При анализе когнитивного компонента самосознания в первую оче­редь возникает вопрос о том, посредством каких психических функций, относящихся к разряду познавательных, реализуется гностическое отно­шение субъекта к самому себе. Какие психические функции и как высту­пают в качестве источника и средства информации о самом себе? Сле­дует отметить: подобно тому, как в процессы переработки информации о предметах и событиях внешнего мира включены все гностические функ­ции человека, так и в плане самосознания невозможно назвать какую-либо одну из всех познавательных функций, которая «брала бы на себя» всю нагрузку самоотражения. В гностическом плане самоотношение «обслуживается» процессами ощущения, восприятия, представления, памяти, мышления и воображения.

Самоощущение, как это показано В.В. Столиным, связано с организ­мическим уровнем активности человека [3]. В самосознании тело со своими внутренними состояниями презентируется посредством самоощу­щения и на ее основе формируется «схема тела».

Процессы восприятия также в большой степени «обеспечивают» субъ­ект необходимой, а также избыточной информацией о самом себе. Самовосприятие своей внешности играет большую роль на разных эта­пах жизни человека, а в ранней юности его функция интенсифицируется и значительно определяет форму и содержание жизнедеятельности лично­сти.

Представление о самом себе выступает необходимым звеном в само­развитии, саморегуляции и самоконтроле поведения на личностном уровне человеческой активности. Представляемое Я соотносится с зада­чей конкретной деятельности и соизмеряется с нею, на основе чего субъ­ект вырабатывает определенную стратегию действия.

Значение функции памяти в организации внутриличностного опыта трудно переоценить. Воспоминание о своих поступках и пройденном жизненном пути, т. е. автобиографическая память, дает необходимый материал для построения образа ретроспективного Я.

Мыслительные процессы, реализующие в гностическом плане функ­цию самоотношения, образуют Я-концепцию личности. Сложные про­цессы наделения себя определенными свойствами, мотивирование собст­венного поведения, объяснение другим и себе причин того или иного собственного поступка включаеются в многогранный процесс самопознания. В.В. Столин показал, что субъект судит о наличии той или иной черты по невозможности или затруднительности действия, которому данная черта препятствует [3].

Таким образом, когнитивный компонент самосознания личности пред­ставляет собой сложное образование. Он включает в себя само­оценку, т.к. задача «работы» самосознания и самопознания заключается не только в том, чтобы принимать себя в расчёт в процессе активности и знать что-то о себе, но и в том, чтобы оценить свои свойства и возможно­сти по определенным критериям («хороший-плохой», «год­ный-негодный» и т. д.). Через процессы самопознания личность стре­мится понять не только то, кто она есть, но и какова она есть, не только то, что она сделала, но и что и как она может сделать.

Кобзев Р.А.