Источники по истории дворянских семей ХIХ – начала ХХ в. в архивах Республики Беларусь

 

Гецевич Андрей Казимирович Кергет Игорь Леонидович Гродненский государственный университет имени Я.Купалы

г. Гродно

ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДВОРЯНСКИХ СЕМЕЙ ХIХ – НАЧАЛА ХХ в. В АРХИВАХ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Аннотация: в статье представлен обзор фондов исторических архи- вов Беларуси, касающихся генеалогии дворянства белорусских губерний Российской империи.

Andrei Kazimirovich Hetsevich Igor Leonidovich Kerget Yanka Kupala State University

Grodno

SOURCES ON THE HISTORY OF NOBLE FAMILIES IN THE NINETEENTH AND TWENTIETH CENTURIES IN THE ARCHIVES OF THE REPUBLIC OF BELARUS

Abstract: the article presents an overview of the collections of historical archives of Belarus related to the genealogy of the nobility of the Belorussian provinces of the Russian Empire.

Keywords: genealogy, nobility, Belarus, archives, archival collections, family.

Корпоративная организация российского дворянства, в состав кото- рого после разделов ВКЛ и Речи Посполитой было инкорпорировано и шляхетство, учреждалась «Жалованной грамотой» от 21 апреля 1785 г. Российское законодательство предусматривало погубернскую организа- цию высшего сословия. Формально, все его члены, проживающие в той или иной губернии, составляли отдельное губернское дворянское обще- ство, которому от имени верховной власти передавалась на хранение ко- пия «Жалованной грамоты дворянству» 1785 г. [1]. Данный документ кон-

 

ституировал также предводителей дворянства в качестве выборных дво- рянских органов, возложив на них ряд функций по внутрисословному и административному управлению. На предводителей дворян возлагалось наблюдение за ведением родословных книг, составление списков дворян, имевших право участвовать в собраниях и в дворянских выборах, кон- троль за поведением членов общества и др. Кроме того, предводители дворянства возглавляли депутатские собрания, дворянские опеки, они же в значительной мере были и исполнителями постановлений дворянства, представительствуя от лица общества в правительственных инстанциях. Таким образом, спектр обязанностей предводителей дворянства был весьма широк – от хозяйственных до инспекторских и полицейских.

Высшими органами дворянских обществ были уездные и губернские собрания, на которых решались все важнейшие корпоративные вопросы. Исходя из содержания и информационной ценности, источники, хра- нящиеся в выше перечисленных архивных фондах, могут быть распреде-

лены на следующие группы:

- генеалогические книги дворян (отложились лишь в НИАБ в г. Мин-

 

ске);

 

 

  • родословные книги дворян;
  • списки дворян и шляхты по уездам губерний и списки имений с

 

указанием землевладельцев;

  • дела об установлении дворянского происхождения;
  • свидетельства о дворянском происхождении;
  • указы Сената о причислении шляхты к дворянскому сословию Рос- сийской империи.

Документы, отложившиеся в фондах канцелярий Витебского [4], Минского [10], Могилёвского [6] гражданских губернаторов, Витебского, могилёвского и смоленского генерал – губернатора [3], и в канцелярии гродненского губернатора [26], характеризуют политику российского правительства в отношении шляхты и дворянства присоединённых губер- ний и заключают в себе массу сведений по социально – экономической, политической и культурной истории шляхты. Примечательно, что боль- шая часть документов, касающаяся шляхты и дворянства, идёт под гри- фом «Секретно».

Из материалов данных фондов наибольшей репрезентативностью выделяются дела о численности дворян и шляхты присоединённых губер- ний. Они представлены как в виде общих статистических сведений по гу- берниям края, так и в виде отдельных списков. Например, в фонде в фонде канцелярии гродненского губернатора имеются именные списки лиц, принявших подданство России за 1810 г. (данные по г. Гродно, Брест- скому, Пружанскому поветам и Кобринскому уезду) [27], алфавитный список шляхетских деревень Кобринского уезда за 1810 г. [28], именные

 

списки владельцев имений по уездам губернии с указанием названий име- ний и числа крестьян, вольных людей, принадлежащих имениям  на  1823 г. [29].

Укажем для примера, что данный именной список включает в себя сведения по Лидскому, Гродненскому, Слонимскому, Кобринскому, Вол- ковысскому, Брестскому и Новогрудскому уездам губернии с указанием количества дымов и душ по ревизии 1816 г. Состав владельцев имений очень пёстрый: встречаются те, у кого не указано ни количество дымов, ни количество душ, или же эти цифры были весьма мизерны [29, л. 9–10]. Здесь же можно встретить фамилии и тех, чьи предки составляли элиту ВКЛ: Тышкевичи [29,  л. 4, 43], Александр  Ходкевич  [29,  л. 7], Людвиг

Пац [29, л. 9], Рудольф Тызенгауз [29, л. 5], Франц Сапега [29, л. 21,  26],

Рафал Слизень [29, л. 21, 41].

Значительная часть дел, содержащая сведения о численности дворян и шляхты, датируется 30–60 г. XIX в., что тесным образом связано с уже- сточение дворянско – шляхетской политики самодержавия после подав- ления восстаний 1830–31 и 1863–64 г. Такие дела содержатся практически во всех вышеперечисленных фондах. В качестве примера можно привести следующие дела: «Указы Сената о конфискации имений лиц, самовольно отлучившихся за границу» [30], «Дело о запрещении дворянам носить ста- ринную одежду» [31], дела о конфискации имений участников восстаний и ссылке последних на каторжные работы.

В НИАБ в Гродно представлены три таких фонда: Ф. 3 – Гродненская военно – следственная комиссия по политическим делам, учрежденная ре- скриптом от 14 января 1863 г. [38]; Ф. 4 – Гродненская губернская комис- сия для определения степени «вины» участников восстания 1830–1831 г., созданная по указу Сената от 17 июля 1831 г. [39]; Ф. 5 – Гродненская губернская ликвидационная комиссия о делах, касающихся конфискован- ных имений участников восстания 1830–1831 г. [40].

Значительную часть дел вышеперечисленных фондов (равно как и в НИАБ в Минске) составляют списки участников восстания, ведомости и реестры имений дворян и шляхты, принимавших участие в военных со- бытиях. Так, «Наряд статейным спискам о лицах, находившихся под след- ствием за участие в восстании 1863 г.» содержит ведомости дворян, нахо- дящихся под следствием в Гродненской  следственной  комиссии  в  1864 г. [41, л. 162]. Упоминаются: Сигизмунд Врублевский, 19 лет, быв- ший студент Киевского университета, Михаил Воллович, 50 лет, граф, уроженец Августовской губернии [41, л. 162 об], Франц Богушевский,  27 лет, шляхтич Августовской губернии, Эразм Злотницкий, 32 лет, поме- щик Волковысского уезда [41, л. 168 об.] и др.

В этом же фонде имеется печатный «Алфавитный список политиче- ским преступникам, имущества которых подлежат конфискации в казну по

 

1 октября 1864 г.», в который внесено 2048 человек по Виленской, Ковен- ской, Минской, Витебской, Гродненской и Могилёвской губерниям [42].

Одними из самых содержательных являются фонды губернских дво- рянских депутатских собраний, губернских и уездных предводителей дво- рянства, а также фонды канцелярий губернских и уездных предводителей дворянства.

В НИАБ в Минске находятся: фонды канцелярий Минского губерн- ского предводителя дворянства [14] и Витебского губернского предводи- теля дворянства [9]; фонды Минского [13], Могилёвского [7] и Витеб- ского [8] губернских дворянских депутатских собраний.

В НИАБ в Гродно отложились материалы Гродненского губернского дворянского депутатского собрания [32], а также материалы Брест-  ского [33], Гродненского [34], Пружанского [35] и Кобринского [36] уезд- ных предводителей дворянства.

Информационные возможности родословных книг обширны. Как правило, в них содержаться достаточно полные родословные своды от- дельных ветвей выводящихся родов. Здесь же перечисляются документы, представленные для оформления дворянских прав.

В качестве примера приведём данные из родословной книги дворян Гродненской губернии за 1875 г. [37]. В книгу внесены роды на буквы «Б» и «В» по Белостокскому, Бельскому, Гродненскому, Брестскому, Слоним- скому, Волковысскому уездам, а среди них: Бабецкие без герба, Военские герба «Задора» и герба «Пул – Козич», Вещеровичи герба «Порай», Вол- ковицкие герба «Любич», Волловичи герба «Багория», Володкевичи герба «Радван» и герба «Лебедь», Вольские герба «Побог», Врублевские герба «Слеповрон», Высоцкие герба «Остой» и др.

Представители данных родов для доказательства своего дворянского (шляхетского) происхождения представляли самые разнообразные доку- менты: выписки или свидетельства о владении землёй, имениями как с крестьянами, так и без, акты купли-продажи земли, имений, выписки из завещаний о наследовании земельной собственности, выписки из метри- ческих книг о рождении, крещении и смерти, привилеи, дарственные гра- моты от великих князей литовских и королей польских, от российских властей об различного рода пожалованиях, о назначении в должность, о зачислении на военную службу. Прилагались сведения о переписях и ре- визских сказках. Важными были документы о состоянии или не состоянии в окладе, о причислении к разряду однодворцев и горожан.

Фонды губернских, уездных предводителей дворянства и дворян- ских депутатских собраний располагают значительным количеством дел, содержащих списки дворян и шляхты по определённым годам конца XVIII – начала XX в. Информационные возможности таких списков раз- нообразны и во многом обусловлены теми причинами, которые вызвали их составление. Это посемейные [11], алфавитные [12] или просто списки

 

дворян и шляхты по различным уездам губерний края, а также списки с указанием имений [25].

В архивных фондах также отложились списки дворян, имеющих право участвовать в дворянских выборах. Так, в список дворян Минской губернии, допущенных к участию в выборах 1820 г., внесено по Мин- скому повету 180 человек, по Виленскому 148, по Дисненскому 133, по Борисовскому уезду 136, по Игуменскому повету 110, по Бобруйскому уезду 70, по Мозырскому уезду 51 и по Пинскому повету 76 человек.

Одна из главных разновидностей документов фондов губернских де- путатских собраний, губернских и уездных предводителей дворянства представлена делами об установлении дворянских прав или, другими сло- вами, делами о дворянстве. В состав таких дел входят подлинники и ко- пии фрагментов родословных и первоисточников: прошений, свидетель- ств, посемейных и послужных списков и др., подаваемых представите- лями родов в депутатские собрания для доказательства своего дворянства. Иногда они переплетаются с фрагментами родословных схем, которые со- ставлялись делопроизводителями и самими же просителями для доказа- тельства сопричастности рода или отдельных его представителей к основ- ному древу. Понятно, что дела о дворянстве не следует рассматривать как родословную того или иного рода, а только как материал к ней. Ибо такие сведения в большинстве случаев отличаются своей фрагментарностью и не полностью.

Из документальных комплексов, которые содержат данные по исто- рии шляхетства, особое место занимают архивы отдельных шляхетских родов или так называемые фамильные фонды. Особенность их комплек- тования в том, что собирание документальных свидетельств преследовало прагматические цели. В фамильных архивах хранились важные юридиче- ские документы, подтверждающие права шляхты на их земельные владе- ния и привилегии, всевозможные финансово-административные доку- менты, фамильные реликвии. Вместе с тем в таких собраниях содержатся не только документы данной фамилии, но и других представителей дру- гих шляхетских родов, с которыми они общались, заключали браки, всту- пали в конфликты и прочие отношения. Поэтому в таких фамильных ар- хивах заключено значительно обширнее информации, чем это может по- казаться на первый взгляд.

По истории шляхты ВКЛ исследуемого периода выделяются следу- ющие фонды: Булгаки [15], Друцкие – Любецкие [2], Любомирские [16], Плятер – Зиберги [5], Радзивиллы [24], Слизни [43], Быховцы [44].

Наиболее значимым, как по объёму заключённой информации (по- рядка 25 тыс. ед. хр. за XVI – XX вв.), так и по содержанию выступает фамильный фонд Радзивиллов – старинного литовского княжеского рода, ведущего свою родословную с XIV в. Исключительное положение, кото- рое занимали его представители в жизни ВКЛ, обусловило концентрацию

 

в данном фамильном фонде самых разнообразных материалов, относя- щихся не только к деятельности данного рода, но и характеризует основ- ные стороны общественно – политической, социально – экономической и частично культурной жизни ВКЛ и Беларуси.

Например, в данном фонде представлены следующие дела: родо- словная князей Радзиллов [17], князей Сапегов  [18],  князей  Илини-  чей [19], князей Сангушко, Вишневецких, Гольшанских [20]; документы рода Завишей [22] и Флемингов [23]; грамоты польских королей [109]. Подавляющая часть дел представлена многочисленными имуще-  ственно – хозяйственными, бытовыми материалами, документами лич- ного характера, имеющими большой научный интерес для исследовате- лей истории рода Радзивиллов.

Представленные источники по семейной истории ХIХ – начала ХХ в. позволяют получить максимальную информацию о составе и истории се- мей различных групп и сословий, проживавших на территории Беларуси и представляют обширный материал для последующего изучения различ- ных аспектов жизни общества. Вместе с тем, отметим, что представлен- ные источники обладают не только высоким уровнем информации, они зачастую имеют высокий уровень взаимодополняемости друг друга, что обеспечивает возможность подтверждения генеалогической информации.

Литература

  1. Корелин А.П. Российское дворянство и его сословная организация (1861–1904 г.) // История СССР. – 1971. – № 5. – С. 57.
  2. Национальный исторический архив Беларуси (далее – НИАБ). Ф. 1030. Друцкие – Любецкие (фамильный фонд). Д. 1689, 1699, 1728 –1785 г.
  3. НИАБ. Ф. 1297. Канцелярия генерал-губернатора Витебского, могилёвского и смоленского. 1802–1856 г.
  4. Национальный исторический архив Беларуси НИАБ. Ф. 1430. Канцелярия Витебского гражданского губернатора. 1797–1917 г.
  5. НИАБ. Ф. 1503. Плятер – Зиберги (фамильный фонд). 1519–1847 г.
  6. НИАБ. Ф. 2001. Канцелярия Могилёвского гражданского губернатора. 1803–1917 г.
  7. НИАБ. Ф. 2066. Могилёвское губернское дворянское депутатское собра- ние. 1787–1884 г.
  8. НИАБ. Ф. 2512. Витебское губернское дворянское депутатское собрание. 1785–1917 г.
  9. НИАБ. Ф. 2626. Канцелярия Витебского губернского предводителя дворян- ства. 1811–1917 г.
  10. НИАБ. Ф. 295. Канцелярия Минского гражданского губернатора. 1794–1917 г.
  11. НИАБ. Ф. 319. Оп 1. Д. 34. Посемейные списки дворян бобруйского уезда за 1803 г.; НИАБ. Ф. 902. Оп 1. Д. 7. Посемейный список дворян. 1835 г.; НИАБ. Ф. 2066. Оп 1. Д. 10. Решение Могилёвского депутатского собрания о приёме в русское дворянство бывшей польской шляхты из поветов: Копысского, Минского, Быховского, Могилёвского, Оршанского, Рогачёвского, Чаусского, Витебского, Чериковского, Белицкого (1802–1808 г.).
  12. НИАБ. Ф. 319. Оп 1. Д. 322. Алфавитный реестр дворянских родов, утвер- ждённых Герольдией; НИАБ. Ф. 319. Д. 790. Алфавитный список шляхты Ново- грудского уезда. 1796 г.; Национальный исторический архив Беларуси в Гродно (далее – НИАБГр.). Ф. 92. Оп 1. Д. 257. Алфавитный список жителей г. Гродно и Гродненского уезда.
  13. НИАБ. Ф. 319. Минское губернское дворянское депутатское собрание. 1795–1919 г. 
  14. НИАБ. Ф. 320. Канцелярия Минского губернского предводителя дворянства. 1792–1918 г.
  1. НИАБ. Ф. 3250. Булгаки (фамильный фонд). 1630–1915 г.
  2. НИАБ. Ф. 3258. Любомирские (фамильный фонд). 1576–1912 г.
  3. НИАБ. Ф. 694. Оп 1. Д. 1. Родословная князей Радзивиллов и материалы к ней. 1366–1870 г.
  4. НИАБ. Ф. 694. Оп 1. Д. 2. Родословная князей Сапегов. 1422–1877 г.
  5. НИАБ. Ф. 694. Оп 1. Д. 4. Родословная князей Илиничей и материалы к ней. 1454–1541 г.
  6. НИАБ. Ф. 694. Оп 1. Д. 34. Родословная князей Сангушко, Вишневецких, Гольшанских.
  7. НИАБ. Ф. 694. Оп 1. Д. 170. Грамоты польских королей Казимира, Августа II, Августа III и Сигизмунда. XVI – XVIII вв.
  8. НИАБ. Ф. 694. Оп 5. Документы рода Завишей. 1500–1885 г.
  9. НИАБ. Ф. 694. Оп 6. Документы рода Флемингов. 1575–1896 г.
  10. НИАБ. Ф. 694. Радзивиллы (фамильный фонд). XVI в. – 1937г.
  11. НИАБ. Ф. 902. Оп 1. Д. 4. Список дворян уезда с указанием их имений, размера казённых податей. 1829 г.; НИАБГр. Ф. 92. Оп 1. Д. 254. Списки дворян с принадлежащими им имениями. 1796 г.; НИАБГр. Ф. 987. Оп 1. Д. 3. Списки дво- рян с принадлежащими им имениями. 1796 г.
  12. НИАБГр. Ф. 1. Канцелярия гродненского губернатора. 1802–1917 г.
  13. НИАБГр. Ф. 1. Оп 1. Д. 187. Списки лиц, принявших подданство России в 1810 г.
  14. НИАБГр. Ф. 1. Оп 1. Д. 188. Алфавитный список шляхетских деревень Ко- бринского уезда Гродненской губернии за 1810 г.
  15. НИАБГр. Ф. 1. Оп 2. Д. 98.
  16. 30. НИАБГр. Ф. 1. Оп 1. Д. 206.
  17. 31. НИАБГр. Ф. 1. Оп 2. Д. 402.
  18. НИАБГр. Ф. 332. Гродненское губернское дворянское депутатское собра- ние. 1820–1917 г.
  19. НИАБГр. Ф. 89. Брестский уездный предводитель дворянства. 1832–1915 г.
  20. НИАБГр. Ф. 92. Гродненский уездный предводитель дворянства. 1796, 1818, 1827–1918 г.
  21. НИАБГр. Ф. 987. Пружанский уездный предводитель дворянства. 1864–1898 г.
  22. НИАБГр. Ф. 1062. Кобринский уездный предводитель дворянства. 1834–1895 г.
  23. НИАБГр. Ф. 332. Оп 2. Д. 1. Родословная книга дворян Гродненской гу- бернии на букву «Б» и «В». 1875 г.
  24. НИАБГр. Ф. 3. Гродненская губернская военно-следственная комиссия по политическим делам. 1863–1866 г.
  25. НИАБГр. Ф. 4. Гродненская губернская комиссия для определения степени «вины» участников восстания 1830–1831 г. 1831–33 г.
  26. НИАБГр. Ф. 5. Гродненская губернская ликвидационная комиссия о делах, ка- сающихся конфискации имений участников восстания 1830–1831 г. 1833–44 г.
  27. НИАБГр. Ф. 3. Оп 1. Д. 8. Наряд статейным спискам о лицах, находив- шихся под следствием за участие в восстании 1863 г.
  28. НИАБГр. Ф. 3. Оп 1. Д. 46. Алфавитный список лиц, занимавшихся поли- тической деятельностью, имущество которых подлежит конфискации в казну.
  29. 43. НИАБГр. Ф. 1663. Слизни (фамильный фонд). 1559, 1562, 1579, 1601–1938 г. 
  30. НИАБГр. Ф. 1664. Быховцы (фамильный фонд). 1511–1938 г.