Голодомор

Голод издавна применяется как политическое оружие: голодом пытают, угрожают, пытаются привлечь общественное внимание.
Интересный исторический факт – Голодомор. Обычно мы ассоциируем его с Украиной. Из медийных источников мы знаем о жутких историях каннибализма, страшных последствиях эпидемий и антигуманных законах о «трёх колосках» существовавших в 1930-е годы правления советской власти.
В Украине принято вспоминать жертв Голодомора, установлено множество мемориалов, не дающих украинцам забыть об этой многомиллионной трагедии. В 2003 году массовый голод в Украине официально был приравнен к геноциду.
О том, что Голодомор был актуален и для Беларуси я узнал относительно недавно из материала в прессе. В статье упоминался тот факт, что в Беларуси от голода и его последствий в 30-е годы погибло от 100 до 500 тысяч мирного населения. И если в большой Украине цифра составляла 4,5-7 млн человек, то для нашей небольшой страны сто тысяч — это уже огромные цифры.
Из учебников мы знаем, что в те годы проходила коллективизация, были применимы так называемые хлебозаготовки: когда зерно из небольших колхозов собиралась для всего большого союзного государства. Не выполняющие норму колхозы наказывались отсутствием в данной местности продовольствия.  Все привело к тому, что люди из-за голода воровали собственное зерно, чтобы не дать режиму забрать его путем хлебозаготовок. Из-за чего они тут же объявлялись «классовыми врагами» и отправлялись в тюрьму на 5, а то и на 10 лет «за спекуляцию» или «за утаивание хлеба». Нередко применялась и высшая мера наказания - расстрел.
Советская власть оправдывала нищету и голод тем, что люди просто плохо работают или прячут хлеб. Для жителей крупных городов данный факт строго замалчивался.
Больше всего пострадала центральная и восточная часть Беларуси. Гомельской области пришлось хуже всех из-за погодных условий для урожая (там коллективные хозяйства практически не могли выполнить норму). Всё это подтверждает и известный факт Борисовского голодного бунта.
Однако, у нас Голодомор, как и долгое время в Украине, это отчасти закрытая и малоизвестная тема. О ней мало говорят публично, до сих пор не известно точное количество белорусов погибших в то страшное время.
Голодная смерть не воспринимается нами точно так же как массовый расстрел или отравление газом, словно это явление проходило само по себе.
Мы, наверное, привыкли к тому, что политические промахи принято замалчивать, увековечивать только победы, жертв принято называть героями, спасшихся, нередко, дезертирами. Вот и массовый голод в таком ключе часто трактуется как всего лишь попытка Советского союза наладить индустриальное общество. Однако, на мой взгляд, такие явления достойны большой огласки и детального изучения. 

Заневский Павел