Деньги в повседневной жизни человека: концепция «множественных денег»

Переоценить значение денег в развитии современных обществ очень трудно. Это гениальное изобретение человечества по важности приравнивают к появлению языка и государственности. Появившиеся тысячелетия назад, деньги продолжают оставаться неотъемлемой частью нашей жизни. Функционируя главным образом в экономической сфере, они в то же время встроены в сложную систему социальных отношений. Как объект социальной действительности, деньги являются предметом социальной рефлексии, их социальное значение и функции представляют большой интерес для исследователей в области социологии, психологии, философии, культурологии. Замечено, что не только деньги способны влиять на поведение людей, но и люди зачастую наделяют денежные знаки особыми социальными смыслами в своей повседневной деятельности.

В данной статье речь пойдет о таком явлении, как «множественные деньги». В основе концепции «множественных денег», разработанной в рамках культурного подхода в социологии денег, лежит предположение о том, что деньги не есть универсальное, однородное, безличное средство экономического обмена. Являясь частью социального мира, деньги несут на себе отпечаток социальных отношений, связей, значений. Такой подход отрицает устоявшееся представление о взаимозаменяемых, универсальных деньгах. Однако чтобы понять, почему концепция «множественных денег» в итоге получила широкое признание и открыла новые возможности в познании социальной сущности денег, необходимо обратиться к истории вопроса.

Всем известно определение денег как универсального эквивалента стоимости товаров и услуг. Деньги легко обмениваются на товар, пересекают страны и континенты. С помощью мировых денег стало возможным преодоление национальных границ в обход трудностей обменного курса валют. Сто долларов в бумажнике так же хороши и полезны в Европе, как и в США. Деньги, которые по существу являются чистой возможностью приобрести что-либо, делают людей равными перед лицом рынка. Разница только в их количестве. Такого взгляда на деньги придерживаются экономисты и многие социологи, в том числе классики – К.Маркс, Г. Зиммель, М. Вебер. Деньги – это «узы всех уз», «химическая сила общества», которая способна все соединять и разъединять – утверждал К. Маркс [5, с. 41-43]. «Универсальный код кодов» – так определяет деньги российский философ и социолог Н.Н. Зарубина. Она указывает на их способность устанавливать универсальные связи и уравнивать людей [2]. Равенство в экономическом плане ведет к социальному равенству, деньги освобождают человека от моральных, идеологических, социальных связей. «Деньги – родина безродных» – говорил Г. Зиммель, имея в виду возможность представителей маргинальных групп занять высокое социальное положение в результате активной экономической деятельности.

Первыми обратили внимание на социальное разделение денег антропологи. Изучая архаические общества, они обнаружили, что женщины пользуются не такими деньгами, как мужчины, а деньги, предназначенные для выкупа невесты или церемониальных торжеств, не годятся для приобретения еды и одежды.

Русские поговорки «Даровой рубль дешев, нажитый дорог», «Его копейка нищему руку прожжет», а также бытующие в современной культуре представления о «чистых» и «грязных», «шальных» деньгах – все это говорит о том, что люди в процессе взаимодействия наделяют деньги смысловыми значениями, приписывают им дополнительные свойства, которые формально в них не закреплены, но присутствуют в сознании людей. Эти образы помогают людям встраивать деньги в сложную сеть социальных взаимодействий. В качестве примера можно рассмотреть отношение к деньгам алтайцев. Они считают, что деньги могут быть «чистыми» или «грязными» в зависимости от того, как они достались своему обладателю. «Чистые» деньги – заработанные своим трудом, вырученные за продажу скота, пушнины и других продуктов или полученные другим социально одобряемым путем. «Грязные» деньги достаются в результате преступных действий либо случайным путем, например, выигрыш в лотерею. Отношение к таким деньгам проявляется в явном пренебрежении ими [6, с. 19].

Множественность значений денег возможна благодаря тому, что деньги являются не только экономическим средством, но и вещью, которая способна «рассказывать истории и передавать смысл» [7, с. 11]. Символическое значение денег (как и других предметов) может превышать их экономическую полезность. Российский психолог А.Б. Фенько в своем исследовании по психологии потребления столкнулась с интересным явлением. Частью британского менталитета является убеждение в том, что «старые» деньги, полученные в наследство, имеют больше ценности, чем заработанные лично [7, с. 43-45]. Для британцев богатство ценно в первую очередь как «пропуск» в высшее общество с его особым жизненным укладом. В США особым уважением пользуются люди, сумевшие самостоятельно добиться успеха в карьере; богатым наследникам же американскими обывателями приписываются многочисленные пороки. Так одни и те же суммы, различающиеся лишь способом, которым они достались своему владельцу, становятся причиной социального напряжения и даже противостояния.

В экономических словарях можно встретить определения до 30 видов денег. Оказывается, деньги могут быть: «горячими», быстрыми, грязными, черными, жертвенными, сакральными, короткими, длинными, тяжелыми, легкими, отступными, клубными, дорогими, живыми и даже «терпеливыми» [1, 8]. Не стоит перечислять все наименования, ясно одно – даже в экономической сфере деньги несвободны от социальных условностей. Трудно не согласиться с тем, что деньги, подаренные на свадьбу, неожиданный выигрыш в лотерею, награда за высокие достижения расцениваются как «особые» деньги, которые не тратятся на повседневные нужды, а вышедшие из обращения монеты и банкноты и вовсе рассматриваются коллекционерами как сакральные предметы.

Автором концепции «множественных денег» является американский социолог В.Зелизер. Она опубликовала ряд исследовательских работ, которые признаны лучшими в области социологии денег. В рамках рассматриваемой темы наибольший интерес представляет ее книга «Социальное значение денег: деньги на булавки, чеки, пособия по бедности и другие денежные единицы» [4]. В ее работах деньги выступают объектом межличностного взаимодействия и имеют множественный характер. Множественность денег основывается не только на их физической разнородности, но главным образом на смысловом разграничении денег – по источнику дохода, целевому назначению, функциональным ограничениям и так далее. Люди производят разные денежные средства для многих социальных взаимодействий. Гендерные различия в использовании денег также присутствуют. В.Зелизер приводит пример, когда «…на островах Россел в юго-западной части Тихого океана мелкие монеты использовались только женщинами. А на западе Тихого океана на Каролинских островах (в частности, на острове Яп) бусы из раковин служили «женскими деньгами», в то время как мужчины использовали в качестве денег более ценные крупные камни» [3, с. 62].

Во время исследования современного общества США выяснилось, что при ведении домашнего хозяйства замужние женщины распределяли деньги на разные цели и соответственно называли их по-разному: «деньги на булавки», «яичные деньги», «масляные деньги», «карманные деньги», «деньги на расходы», «подарок» или «помощь» [3, с. 64]. Кроме того, из семейного бюджета выделялись «деньги жены» – часть заработка мужа, предназначенная для ведения домашнего хозяйства. Получаемая женой сумма денег определялась не величиной ее трудового вклада в поддержание хозяйства, а господствующими представлениями о том, какой эта сумма должна быть          [3, с. 65]. Собственный заработок женщин также обозначался иначе, нежели заработная плата мужа. Он рассматривался как дополнительный доход, используемый на мелкие расходы, развлечения, подарки и т. д. И сейчас мы сталкиваемся с подобным разграничением денег мужа и денег жены, когда последние определяются как «несерьезные», «вспомогательные». Таким образом,  исследование  В. Зелизер показывает, как люди наполняют различными смыслами свои многообразные взаимодействия

Идеи множественных денег придерживаются многие современные западные исследователи. Среди них и Т. Вайсман, который в своей книге «Деньги как мотив» пишет: «Всеобщая эквивалентность денег – это иллюзия: на «кровавые деньги» покупают совсем не то, что на честно заработанные, а деньги, полученные в дар от короля, – это не то же самое, что выигрыш в лотерею» [7, с. 67]. К этому же направлению можно отнести работы М. Миллмана, Т. Каплоу, П. Эйерса и Дж. Ламберта, К. Берджойна, Г. Беккера, Д. Бэлби [9]. Так, Т. Каплоу во время изучения рождественских подарков в Мидлтауне обнаружил, что деньги считаются подходящим подарком старшего родственника младшему, но никак не наоборот. П. Эйерс и Дж. Ламберт проводили исследования семейных денег среди рабочего класса Ливерпуля, а К. Берджойн изучал контроль над деньгами со стороны обоих супругов. Д. Бэлби пришел к выводу, что неравенство в сфере домашних денег и в оплате труда является результатом господствующих в обществе убеждений о гендерных ролях [9, p. 685 – 686]. Это еще раз подтверждает, что социальные структуры и отношения оказывают большое влияние на функционирование денег в социальной среде.

Таким образом, деньги как объект социальной действительности помимо экономических функций выполняют еще ряд социальных функций. В одном из своих проявлений деньги выступают средством социальной коммуникации, которое передает информацию от одного субъекта другому. Люди живут в мире множественных значений, поэтому и деньги они также наделяют множественными значениями. А то, что представлено в нашем сознании, проявляется и в наших действиях. Поэтому обращение к концепции «множественных денег» позволит лучше понять всю сложность социальных отношений и взаимодействий, опосредованных деньгами, а также поможет найти решение многих проблем современной денежной культуры.

The article discusses the concept of "multiple money," developed as part of a cultural approach to the sociology of money. At the heart of this concept is the assumption that money is not universal, impersonal means of economic exchange. On the contrary, the money bear the imprint of social relations, relationships, values.

О.Н. Гаврилик