Ценностные ориентации как элемент образа будущего молодёжи

Аристотель, рассматривая феномен времени, утверждал, что настоящее выступает границей между прошлым и будущим – «своеобразным интервалом между двумя «теперь» [5], что в результате определило их как модусы времени и наделило автономным статусом, а, значит, доступным для самостоятельного исследования. Так, изучение прошлого в целом закрепляется за историей, а будущего – за футурологией. Настоящее схватывается апостериори, поскольку требует времени на собственное осмысление.

Особый интерес вызывает изучение будущего. Его постижение осуществляется в рамках научно-философской мысли, пока не оформляется в самостоятельную область знаний – футурологию, при этом отдельное внимание ему уделяется в различных сферах искусства – литературе, кино, живописи и др. Специфическое направление могут составить религиозные и паранаучные представления (например, гадания). Существуют также обыденные понятия о будущем, и они преимущественно формируются под влиянием всех остальных. Следует отметить, что футурологическая ориентация в философии и социальных науках привела к явному смещению интереса исследователей с вопроса «Что есть будущее?» к вопросу «Какое будущее нас ожидает?»

Значимость исследования будущего заключается в том, что оно позволяет получить представление о дальнейшем развитии человечества (с определенной долей вероятности, исходя из используемых методов и выбранных временных промежутков прогноза), что, в свою очередь, способствует выявлению его проблемных и неблагоприятных последствий. На основании этого становится возможным предложить потенциальные пути их разрешения или альтернативные направления роста. В связи с этим, важной стороной освоения будущего становится установление целей развития, в частности с формированием идеалов и ценностей, утверждающих значимость человека, а также окружающего его среды, и воодушевляющего его на самосовершенствование.

В понятии «образ будущего» поднимается вопрос уже не того, каким будет само будущее, а того, каким оно «видится определенной социальной или возрастной группе, в конкретной социокультурной среде или каким он изображается в тех или иных видах источников» [2; 6]. Важность акцента на изучении именно образов будущего объясняется тем, что они так или иначе могут оказать влияние на действительность, а так же содействовать выявлению актуально существующих противоречий в обществе.

Первый феномен был описан Р. Мертоном как самоисполняющееся пророчество – ситуация, в которой какое-либо предсказанное событие (например, изменение на рынке ценных бумаг) осуществляется только в результате того, что оно было предсказано. Другими словами, самосбывающийся прогноз является результатом действий, которые последовали после того, как был оглашён сам прогноз (если клиенты банка услышали о том, что их банк прогорит, и они потеряют свои вклады, то они будут стараться снять свои деньги со счетов этого банка, в результате чего он действительно прогорит).

Что касается второй стороны необходимости исследования образов будущего, то они отражают взаимосвязь между представлениями о прошлом, будущем и настоящем, которые в итоге определяют друг друга. К примеру, Ф. Полак пишет о том, что оптимистичный образ настоящего, сопровождающийся приверженностью к представлениям о предопределенности, произвольности и гармоничности естественного хода событий, влечет за собой такой же позитивный взгляд на будущее, хотя его и дополняет пессимизм в отношении к возможностям влиять на происходящее. Он также утверждает, что слишком положительные и отрицательные образы настоящего негативно влияют на представления о будущем, делая их нечеткими и неубедительными [2].

Итак, можно дать следующее определение понятию «образ будущего» – целостные, достаточно схематичные и эмоционально окрашенные представления о будущем, характерные для той или иной социокультурной среды и связанные с её целями, ценностями, идеалами, нормами.

Отметим, что для каждой исторической эпохи характерны свои представления о будущем, и они обуславливаются господствующими в этот период идеалами и ценностями, а также социальными условиями. Так, например, И.В. Желтикова среди распространенных образов будущего в России на рубеже XIX – XX веков выделяет: «новый социальный порядок» (коммунистический и анархический проекты), «новая духовность» («общего дела» Н.Ф.Федорова, «непротивления злу» Л.Н.Толстого и «нового религиозного сознания» Д.С.Мережковского и З.Н. Гиппиус), «космос» (освоение космоса), «хаос» (неопределенность, ожидание краха, беспорядков), «торжество науки» (продуктивность областей научного знания, прогнозы тенденций их развития и влияния на социальную жизнь) [3].

Говоря об образах будущего студенческой молодежи, следует упомянуть межрегиональное социологическое исследование «Образ прошлого и образ будущего в сознании студентов», проведенное в 1989 году сотрудниками Проблемной НИЛ социологических исследований Белорусского государственного университета при содействии Госкомобразования СССР. Его результаты показали, что последствия курса партии, направленного на кардинальную перестройку общества, породили негативные настроения среди студенческой молодежи, что сказалось и на её оценке советского периода отечественной истории. В отношении будущего она оказалась настроена оптимистично, а в результате социальные ожидания в отношении экономического, политического и правового, а также национально-государственного устройства смогли быть реализованы на практике, благодаря возможности выхода стран-участниц из СССР [4]. Представления молодежи о будущем продемонстрировали её позицию в отношении исторического прошлого, вместе с его идеалами и ценностями, а вместе с тем её готовность их поддержать в дальнейшем. 

Другое исследование, уже европейской молодежи – «Молодежь перед лицом будущего», проведенного Kairos Future – Фонд политических инноваций (2008), показало, что среди молодых людей 12 стран Европы господствуют пессимистические умонастроения и недоверие в отношении своего будущего. Экономические угрозы, проблемы вхождения на рынок труда и сохранения на нем своей позиции дезориентируют молодежь при её попытке выстроить свои жизненные стратегии, а вместе с этим вызывают у неё желание перемен. Хотя, в то же самое время, скандинавская молодежь более уверенно смотрит в будущее, что, однако, как было выявлено, обуславливается её активной социально-экономической поддержкой государством [10].

В целом, характеризуя настоящее поколение молодежи необходимо отметить, что оно оказалось в противоречивой социально-экономической ситуации. Так, с одной стороны, она знакома с достаточно благоприятными экономическими условиями, а с другой – имеет трудности при попытке устроить свою жизнь самостоятельно. Ситуацию осложняет то, что молодежь, выросшая в обществе, где господствовала индивидуалистическая установка «быть самим собой», приобщилась к ценности чувства независимости, постоянные изменения на форме технического прогресса, а также нередко неблагоприятные семейные ситуации (разводы в родительской семье) сформировали у неё высокую адаптируемость к окружающей действительности, однако эти качества были негативно оценены работодателями на рынке труда, и они окрестили молодых людей неустойчивыми и непокорными иерархии [9].К этому отмечается процесс деклассизации молодежи, когда она не только не может повысить свой социальный статус по отношению к родителям, но и поддержать уже имеющийся [7].

В данной ситуации поднимается проблема столкновения усвоенных молодежью ценностей, норм, идеалов с возможностью их воплощения и использования при построении и осуществлении своих жизненных стратегий. В частности, поднимается вопрос действия габитусов – приобретенных ею установок действовать и думать [7].

На фоне этого, образы будущего, которые в своей основе содержат ценностные ориентации индивидов, а поэтому имеющие положительную окраску, оказываются далекими от действительности, что впоследствии и вызывает негативные умонастроения в обществе. В отрицательных образах будущего таким образом закрепляются антиценности. Молодежь с её образами будущего оказывается значимым объектом исследования, поскольку она выступает как передовая сила общественного развития, ответственная за воплощение социальных идеалов, ценностей и норм.

В целом, «под ценностью понимается разделяемое обществом (или социальными группами) убеждение по поводу целей, которые необходимо достичь, и тех основных путей и средств, которые ведут к этим целям» [1]. Что касается ценностных ориентаций, то они выступают как «субъективное, индивидуализированное и мотивированное отражение в сознании человека (или социальной группы) ценностей общества на конкретном этапе его исторического развития» [1]. Так, образ будущего становится проводником ценностных представлений общества и его отдельных субъектов, а также фактором мотивации удовлетворения определенных потребностей. Отсутствие четких образов будущего среди молодых людей может свидетельствовать о несформированности у них конкретных жизненных целей и, как последствие, мотивов деятельности, причины чего могут быть самые разные, а поэтому требующие своего дальнейшего изучения.

В образах будущего так или иначе закрепляются идеалы, ценности, нормы общества, а потому они могут выступить в качестве средства их исследования и, как результат, диагностирования социальных противоречий. В связи с этим, изучение молодежи приобретает особую важность, поскольку она является творческой, преобразующей силой общества, а поэтому требует к себе повышенного внимания, либо, в противном случае, она сама заявляет о себе и своих проблемах, как, например, недавно продемонстрировал инцидент в городе Бордо, когда молодые люди недовольные последним проектом трудового законодательства министром труда Мирьям эль-Хомри устроили погром в одном из

The phenomenon of the future and its place in society are characterized in this article. The notion of image of the future, its importance for young people, and the relationship with the value orientations are described.

О.В. Гринкевич